ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда он вынул оружие из складок зеленого сукна, Борис взял его и осмотрел.

– Старое ружье?

– Сделано в 1926 году, – кивнул Николас. – На заказ для моего дедушки.

– Тогда еще умели делать настоящее оружие. Не ширпотреб, массово производимый в наши дни. – Борис критически поджал губы. – Короткий «маузер оберндорф», красота! Но ему ведь меняли ствол?

– Родной совсем износился. Я заменил его подходящим стволом от «шилена». Можно отстрелить крылья москиту с сотни шагов.

– Калибр 7,57? – уточнил Борис.

– Вообще-то 275 «ригби», – поправил его Николас, но русский только фыркнул в ответ.

– Это один и тот же патрон. Просто вы, англичане, называете его по-другому. Пуля весом 150 гран вылетит из него со скоростью 2800 футов в секунду. Хорошее ружье, одно из лучших.

– Вы даже не представляете, дорогой друг, как важна для меня ваша высокая оценка, – пробормотал Николас по-английски, и Борис, рассмеявшись, вернул ему оружие.

– Английская шутка! Обожаю английские шутки.

Когда Николас вышел из лагеря, прихватив ружье в чехле, Ройан отправилась вслед за ним к реке и помогла наполнить пару мешков белым речным песком. Положив их на подходящий камень, бывалый охотник соорудил неплохую опору для винтовки.

Решив, что из холма получится неплохая стена тира, Николас отсчитал две сотни ярдов и установил там картонную коробку, на которую прилепил мишень. Вернувшись к Ройан, ожидающей возле ружья, он пристроился за упором.

Она не ждала такого грохота от небольшого, можно сказать, «женственного» ружья. Она невольно подскочила на месте, и уши у нее слегка заложило.

– Какая ужасная, злая вещь! – воскликнула Ройан. – Как ты можешь убивать чудесных животных из такой жуткой пушки?

– Ружья, – поправил Харпер, разглядывая в бинокль мишень, чтобы понять, куда попал. – Было бы лучше, если бы я стрелял из менее мощного оружия? Или забивал их до смерти палкой?

Пуля вошла на три дюйма правее и на два ниже. Поправляя прицел, Николас продолжал объяснять:

– Этичный охотник делает все, чтобы убить как можно быстрее и безболезненнее. А для этого следует подобраться поближе и применять оружие соответствующей силы, пристрелянное наилучшим способом.

Следующий выстрел был точнее, но всего лишь на дюйм выше центра. Харперу хотелось с такого расстояния попадать на три дюйма выше. Николас продолжил возиться с прицелом.

– Ружье, винтовка – не важно… Но я не понимаю, как ты можешь намеренно убивать тварей божьих, – возразила Ройан.

– Этого я не сумею объяснить.

Николас снова прицелился и выстрелил. Несмотря на слабое увеличение линзы прицела, он мог понять, что пуля вошла ровно на три дюйма выше.

– Должно быть, это проявление атавистического инстинкта, который могут победить не многие мужчины, сколь бы цивилизованны и культурны они ни были. – Харпер выстрелил во второй раз. – Некоторые следуют инстинкту в зале собраний, другие – на поле для гольфа или теннисном корте, третьи – на рыбалке, в глубинах океана или на охоте.

Николас выстрелил в третий раз, чтобы подтвердить первые два результата, и продолжил:

– Что же касается божьих тварей, то Он сам отдал их людям. Ты же верующая. Вспомни Деяния апостолов, глава 10, стихи 12 и 13.

– Увы… – Она покачала головой. – Лучше ты.

– «…всякие четвероногие земные, звери, пресмыкающиеся и птицы небесные. И был глас к нему: встань, Петр, заколи и ешь».

– Тебе бы стать юристом, – простонала Ройан, изображая ужас.

– Или священником, – предположил Николас и отправился забирать мишень.

Последние три выстрела образовали что-то вроде трилистника в трех дюймах над центром. Дырочки в мишени соприкасались.

Харпер нежно погладил приклад:

– Моя красавица, «Лукреция Борджиа».

Николас назвал так оружие за изящество и убийственную силу.

Охотник убрал ружье в чехол, и они отправились обратно в лагерь. Когда тот уже показался, Николас вдруг резко остановился.

– У нас гости. – Он посмотрел в бинокль. – Ага! Кажется, удалось кое-кого выманить из кустов. Там стоит грузовик «Пегаса», и, если я не ошибаюсь, один из посетителей – очаровательный парень из Абилина. Пойдем-ка выясним, что происходит.

Подойдя еще ближе, они обнаружили не менее дюжины тяжеловооруженных солдат около красно-зеленого грузовика, а в обеденной палатке сидели Джейк Хелм и офицер эфиопской армии, занятые разговором с Борисом.

Как только внутрь вошел Николас, Брусилов представил его очкастому офицеру-эфиопу.

– Это полковник Тума Ного, военный комендант южногоджамского района.

– Очень приятно, – с улыбкой проговорил Николас, но полковник не ответил на любезность.

– Покажите мне ваши паспорта и разрешение на оружие, – заносчиво приказал он.

Джейк Хелм самодовольно жевал кончик сигары, торчащей из уголка рта.

– Ну разумеется, – подчинился Николас и отправился в палатку за чемоданчиком. Открыв его на обеденном столе, он снова улыбнулся офицеру. – Я уверен, что вы обратите внимание на рекомендательное письмо от министра иностранных дел Великобритании и от британского посла в Аддис-Абебе. А вот еще одно от эфиопского посла в Лондоне. А это фирман от вашего министра обороны, генерала Сие Абраха.

Полковник в ужасе посмотрел на груду официальных писем, украшенных алыми печатями и ленточками. В глазах за стеклами очков читалось смущение.

– Сэр! – Он вскочил на ноги и отдал честь. – Вы друг генерала Абраха? Я не знал. Никто не предупреждал меня. Прошу прощения за вторжение.

Он снова отдал честь, причем в смущении выглядел нелепо и неуклюже.

– Я прибыл предупредить вас, что компания «Пегас» производит взрывные и бурильные работы. Эта местность может быть опасной. Пожалуйста, будьте осторожны. Кроме того, в ущелье могут встретиться бандиты и беглые преступники, шуфта. – Полковник Ного разволновался, и его речь стало трудно воспринимать. Он несколько раз глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. – Видите ли, я получил приказ обеспечить охрану для работников компании «Пегас». Если у вас возникнут какие-либо затруднения или потребуется любая помощь, непременно обратитесь ко мне.

– Вы очень любезны, полковник.

– Тогда не буду вас более задерживать, сэр.

Он козырнул в третий раз и направился обратно к грузовику «Пегаса» вместе с техасцем. Джейк Хелм не проронил ни слова с момента их встречи и уехал, не попрощавшись.

Полковник Ного отдал Николасу честь в четвертый и последний раз сквозь стекло грузовика, и тот укатил прочь.

– Счет сравнялся! – заметил Николас, помахав в ответ рукой. – На сей раз очко в нашу пользу. По крайней мере мы знаем, что мистер Пегас не хочет видеть нас здесь. И думаю, довольно скоро следует ждать нового удара.

Они вернулись к Борису, ожидающему в палатке-столовой, и Николас сообщил ему о случившемся.

– Теперь дело за вашими мулами.

– Я отправил троих людей в деревню. Они должны были прибыть еще вчера.

Мулы прибыли рано утром. Всего в лагере оказалось шесть крупных, крепких животных. Каждого вел погонщик, одетый в традиционные штаны и платки. Ближе к полудню вещи погрузили, и путники были готовы начать спуск в ущелье.

Борис остановился у начала тропы и заглянул вниз. В кои-то веки даже на него великолепие огромной пропасти произвело впечатление.

– Сейчас вы окажетесь в другом мире и в другой эпохе, – предупредил он необычайно задумчиво. – Говорят, что этой дороге две тысячи лет, прямо как Христу. – Брусилов неодобрительно развел руками. – Старый священник в Дэбрэ-Мариам рассказал бы вам, что здесь после Голгофы шла Дева Мария, спасаясь из Израиля бегством. – Он покачал головой. – Но эти люди способны поверить во что угодно.

С этими словами Борис ступил на дорогу. Она вела вдоль скалы под таким углом, что с каждым шагом путники спускались на ступень ниже. Напрягались все сухожилия, мышцы ног и спины. Кое-где приходилось держаться руками, словно они сходили по приставной лестнице.

27
{"b":"25264","o":1}