ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Где же харари, где? Вики с ужасом озиралась вокруг, но не видела ни одного знакомого лица, и тут услышала удалявшийся стук копыт. Не оставалось ни тени сомнения в том, что они ее бросили, отступили перед угрозами своих исконных врагов, значительно превосходивших их по численности.

Она была одна и подалась было назад, но обнаружила, что они сомкнулись вокруг плотным кольцом, глядя на нее злорадно и угрожающе.

Дороги назад не было, значит, приходилось идти вперед, и Вики заставила себя медленным шагом двинуться к броневику. Она понимала, что ничем не должна выдать свой страх, это их еще больше раззадорит. На секунду она представила свое тело, распростертое на каменистой земле, отданное на потребу этой толпе. Вики решительно выкинула эту мысль из головы и продолжала медленно идти. После каждого ее шага очередная высокая фигура отступала, но лишь в самый последний момент, однако тут же появлялась другая, и толпа все плотнее и плотнее обступала ее. Она чувствовала, как растет их возбуждение, ощущала его в горячем запахе их сгрудившихся вокруг тел, видела по исказившимся лицам. Они скалили зубы, коротко и тяжело дышали, впиваясь в нее глазами, словно когтями.

Больше она не могла сделать ни шагу – дорогу ей преградил еще более высокий и властный человек. Она и раньше его видела. Это был геразмах, высший офицерский чин у галла. От его шеи к коленам ниспадало темно-синее шелковое шамма. Волосы топорщились нимбом над худым жестоким лицом, которое от угла глаза до нижней челюсти пересекал шрам.

Он что-то сказал ей голосом, хриплым от вожделения. Слов она не поняла, но их смысл был совершенно ясен. Толпа вокруг нее зашевелилась, сомкнулась еще плотнее. Ей было слышно, как они дышат, кто-то рядом с ней рассмеялся, и это было так отвратительно, что она ощутила этот смех, как физический удар.

Ей хотелось завизжать, повернуться и продираться на свободу, но она понимала, что именно этого от нее и ждут. Им не хватало только предлога, чтобы накинуться на нее. Она собрала остатки своей воли и вложила их в два слова.

–Прочь с дороги, – сказала она четко, и тот, кто стоял перед ней, улыбнулся. Вики в жизни не видела ничего страшнее этой улыбки.

По-прежнему улыбаясь, он опустил руку к паху, откинул полу шамма и сделал жест столь непристойный, что Вики отпрянула. К шее и щекам прихлынула горячая кровь, она больше не владела собой и выпалила:

– Ах ты, свинья, грязная свинья!

Геразмах потянулся к ней, не запахнув своего одеяния. Она отшатнулась, но те, кто стоял позади, толкнули ее вперед.

И вдруг раздался совсем другой голос. Слова были самые обыкновенные, но прозвучали они, как свист меча.

– Спокойно, ребята. Хватит глупостей.

Вики почувствовала, что толпа слегка расступилась. В горле у нее стоял ком. Она оглянулась.

Гарет Суэйлз медленно шел по проходу, образовавшемуся перед ним. Вид у него был, как всегда, ленивый, рубашка с открытым воротом и с полосками цветов клуба «Дзингари» сияла белизной, но Вики никогда еще не приходилось видеть у него такого лица. Ноздри его побелели, глаза горели бешеной яростью.

Ей бы рвануться к нему, облегченно рыдая, но тут снова раздался его голос:

– Держитесь, еще не все кончено.

И она собралась с силами, вскинула подбородок и проглотила рыдания.

– Молодец, – сказал он, не отрывая глаз от высокого галла в синем шамма.

Гарет продолжал идти прямо на него. Поравнявшись с Вики, он взял ее за руку. Через тонкую ткань рукава она чувствовала силу его пальцев, которая, казалось, переливалась в нее, обновляя изнемогавшую волю, укрепляя ослабевшие ноги.

Вождь галла стоял не двигаясь, когда Гарет подошел к нему, и в течение пяти секунд, которые показались Вики вечностью, двое мужчин мерялись взглядами и крепостью духа. Голубые горящие глаза скрестились с пылавшими черными. И вдруг галла отвел свои, пожал плечами, усмехнулся и, отвернувшись, что-то сказал своим людям.

– Вы в состоянии вести автомобиль? – спросил Гарет спокойно, подсаживая ее на бортовой выступ.

Она кивнула.

– Но мотор не заведен, – сказала Вики. Заводить броневик ручкой было слишком большим риском в их положении.

– Машина на склоне, – сказал Гарет, глядя на толпившихся вокруг галла. – Пусть катится, пока не заведется.

Когда Вики скользнула в люк, Гарет сунул в рот сигару и зажег спичку о ноготь большого пальца. Это маленькое представление несколько отвлекло враждебную толпу, завороженно следившую за его руками и длинной струей голубого дыма.

Автомобиль начал катиться вниз, и Гарет легко вскочил на броню; зажав в зубах сигару, он насмешливо приветствовал всадников, а броневик постепенно набирал скорость. Ни Гарет, ни Вики не произнесли ни слова, пока не съехали вниз километра на три.

И только тогда, не отрывая глаз от дороги, Вики сказала Гарету, который стоял над ней в башне:

– Вы даже не испугались…

– Да что вы, старушка, отчаянно струсил.

– А я однажды назвала вас трусом.

– Было дело.

– Как вы сюда попали?

– Объезжал наши оборонительные рубежи против развеселых эритрейцев. Увидел, как ваши преданные телохранители улепетывают, и решил посмотреть, в чем тут дело.

Слезы застилали Вики глаза, и она вынуждена была нажать на тормоз. Наконец, сама не зная, как это случилось, она оказалась в объятиях Гарета и прижалась к нему всем телом, содрогаясь от рыданий.

– Господи, Гарет, как же я вас отблагодарю за это?

– Не беспокойтесь, что-нибудь придумаем, – прошептал он, сжимая ее в опытных руках, в которых было так спокойно и восхитительно безопасно. Она потянулась губами к его губам и вдруг с изумлением заметила на его лице, в его голубых, обычно насмешливых глазах выражение такой нежности, какую, она думала, Гарет вообще не способен испытывать.

И его губы тоже оказались на удивление теплыми и мягкими, от них пахло мужчиной и горьким ароматом его сигар. Никогда прежде она не понимала, насколько он высок, крепок и насколько сильны его руки. Вики последний раз всхлипнула, потом вздохнула и слегка вздрогнула от охватившего ее желания, подобного которому она не испытывала никогда в жизни.

На секунду в ней проснулся журналист, который попытался определить, откуда вдруг взялась такая внезапная страсть. Она отдавала себе отчет в том, что ее источник находится в кошмарах бессонной ночи, в дневной усталости и в пережитых ужасах. Но потом она бросила анализировать и целиком отдалась желанию.

Армия раса расположилась у начала ущелья Сарди в акациевом лесу, лагерь занимал почти шесть с половиной километров, и над этим скоплением людей и животных стоял ровный гул, как над ульем в полдень, вился голубой дым костров, витали запахи, порожденные жизнедеятельностью тысяч организмов.

Джейк и Гарет выбрали для себя место подальше от основного лагеря, в более густых акациевых зарослях, чуть ниже водопада, которым заканчивалось русло реки Сарди по ущелью, рядом с вечно кипящим от его струй водоемом, где Вики наконец могла смыть с тела грязь и освободиться от нечистых мыслей.

Уже почти совсем стемнело, когда с закрученными в полотенце волосами, держа в руке сумку с туалетными принадлежностями, она подошла вновь к палатке. Гарет сидел на бревне у костра. Он следил за жарившимися на угольях кусками мяса, вырезанными из туши только что заколотого быка. Гарет подвинулся, освобождая для нее место на бревне, протянул ей тепловатое шотландское виски и тепловатую воду в оловянной кружке. Она с благодарностью взяла то и другое, выпила, и ей показалось, что ничего вкуснее она не пробовала никогда в жизни.

Они сидели рядом, но не касались друг друга и молча наблюдали за быстрым наступлением африканской ночи. Они были одни, и слабый шум голосов, доносившихся из основного лагеря, только подчеркивал их уединение.

Джейк, старый рас и Грегориус на двух броневиках и в сопровождении отряда на верховых верблюдах отправились на разведку к Колодцам Халди. Джейк собирался еще поучить новых воинов обращению с пулеметами «викерс». Гарета, как главного военного специалиста, оставили в лагере с тем, чтобы он определил места, где можно будет занять оборонительные рубежи, если превосходящие силы противника вынудят их отступить в ущелье. Именно этим он и занимался, когда столкнулся с Вики и всадниками-галла.

52
{"b":"25268","o":1}