ЛитМир - Электронная Библиотека

Ну вот и все. Назад уже не вернуться. Вид планеты, как раз перед переходом в межзвездный полет, подействовал на Кэродайна как-то странно.

Если некоторые из окружавших его людей добились своего, и их интриги осуществились, тогда его следующее свидание с этой планетой может оказаться последним — когда она слякотным вихрем будет распадаться на мелкие частицы, вырывающиеся на свободу. От этой мысли его передернуло. Разрушение планет, хотя это просто атрибут войны, все же ужасная идея, независимо от того, чем она оправдывается. Но она существует. Одного этого было достаточно для объяснения отклонений от нормы. Таких как те причудливо одетые банды ребят.

Томми Горс. Нет, он не жалел, что сшиб его тогда. Но ему было действительно жаль, что этот глупыш оказался замешан в дело, закончившееся его смертью. Они поймали убийцу. И тогда Кэродайн увидел всю глубину замыслов и жестокости Роусона.

По телевидению убийца, шедший на суд опустив голову, только однажды поднял лицо на злобно смотрящие камеры.

Страшное лицо с темным, скрытным выражением и сильно раздвоенным подбородком.

Роусон использовал свой инструмент и получил то, что хотел. Использованный инструмент можно и выбросить.

Правда, Кэродайну в прошлом тоже приходилось избавляться от ненужных инструментов. Хвала Господу — он никогда не опускался до того, чтобы отправлять их на виселицу, электростул по обвинению, которое лежало бы на его совести. Он допил коктейль и вошел в свою каюту.

Ему была предоставлена двухместная каюта и он считал, что ему повезло, что у него не было соседа. Открыв дверь (роботы — это роскошь, которая не распространяется на нижние каюты), он услышал сердечный голос:

— Добро пожаловать в наше местечко, дружище. Заходите. Кэродайн вошел.

— Кто вы такой, черт возьми? — спросил он. Затем улыбнулся. — Извините. Это непроизвольно. Не обращайте внимание. Мне сказали, что в каюте я буду один.

— О, правда? Извините. Я проверю, может есть еще одна. Мне удалось заказать билет в самый последний момент.

Кэродайн посмотрел на него. Среднего роста, широкий, с решительным, драчливым лицом, на котором от носа до уголков рта шли две глубокие складки. Плотно сжатые губы и неровные зубы. Неброская темно-зеленая рубашка и широкие брюки. Подозрительная выпуклость под мышкой, как раз под легко расстегивающимся зажимом…

В сущности, точно таким же зажимом, как у него на белой рубашке.

— Меня зовут Карсон Напье. Из группы Белмонт.

Кэродайн протянул руку.

— Джон Картер. Шанстар.

Рука Карсона Напье дрогнула, затем он взял себя в руки, но пожимая его руку Кэродайн чувствовал, как он яростно дрожал. Он побледнел, на лбу у него выступили крупные капли пота.

— Джон Картер? Вы сказали — Джон Картер?

— Да. Что-нибудь случилось? С вами все в порядке? — спросил Кэродайн, все еще держа Напье за руку, поворачивая его и усаживая на край кровати.

— Все нормально. Просто неожиданно, вот и все. — Он взглянул на Кэродайна и высвободил свою дрожащую руку. — Я думаю, имя Карсона Напье вам ни о чем не говорит?

Кэродайн засмеялся.

— На самом деле говорит. Но это нечто такое, чего вы не знаете. Просто забавное, далекое воспоминание, скажем так.

Напье приходил в себя. Он все еще сидел ссутулившись и смотрел на Кэродайна. И в его взгляде было что-то очень знакомое. Когда-то, очень давно, люди смотрели на него вот так же…

— Вы говорите, я ничего не могу об этом знать. — Напье выпрямился, заставил себя рассмеяться и встал. — И вы, конечно, правы. Мне нужно выпить. Вы бы не согласились присоединиться ко мне?

— Спасибо, но не сейчас. Я только что из холла. Если вы не против, перед ужином?

— С удовольствием. А сейчас, если позволите… — и Напье поспешно вышел. Дверь с шумом захлопнулась.

Кэродайн сел и задумался. В этом не было ничего невозможного. Точно. Затем он отбросил эту идею как совершенно нелепую. То, что два имени одного корня, ничего не значило. Имена — это всеобщая собственность сейчас, когда все люди равны. Только, конечно, люди из более крупных звездных группировок были более равны, чем из меньших. А, ладно.

Это настоящая нынешняя жизнь нашей Галактики.

Даже если фантастически невозможное стало фактом, тогда Карсон Напье во многом действовал так, как Кэродайн мог ожидать от него. В конце концов — Джон Картер — это одно из его любимых имен, которыми он пользовался, как прикрытием. Гм. За Карсоном Напье стоит понаблюдать.

— Самое важное в межзвездном бизнесе — это найти то, что не производится в той или иной звездной группировке или чего там нет. Затем закупаете в своей группе или союзном дружественном созвездии и отправляете товары. Но почти в любой планетной группе вы найдете почти любые товары. Нужно развивать специализацию.

Кэродайн ничего не говорил. Он слушал крупного, общительного, с мясистым лицом мужчину с увядшим цветком в петлице. Мужчина посвятил свою жизнь межзвездной торговле. И добился в этом успеха. Он знал, о чем говорил. Остальные, сидящие вокруг, потягивающие коктейли, курящие, в пол-уха слушающие негромкую музыку, понимали, что он знает, о чем говорит.

— Не считаете ли вы, что это гонка, мистер Лобенчью? — спросил Карсон Напье. Он и Кэродайн сидели за одним столом. Между ними установилось любопытное колючее перемирие.

— Если позволить вывести себя из равновесия, то конец. Вы новичок в этом деле?

Напье застенчиво засмеялся:

— Более менее. Мне надо многому учиться.

— Тогда я ваш. — Лобенчью вытащил изо рта сигару и погрозил ею Напье. Мне понадобилось только три недели, чтобы достать визу на Альфу. И мне сказали, что это вполне приличный рекорд. А по другим планетам Хораки я определил, чего здесь нет. У меня в трюмах надежно припрятанные образцы. — Он улыбнулся. — Конечно, вы же не рассчитываете, что я скажу вам, что это такое? Разумеется, нет. Надо действовать, молодой человек.

Женщина хихикнула, и ее муж слегка ткнул ее локтем. Это были служащие, возвращавшиеся домой после отпуска на Гамме. Они были слишком бедны, чтобы позволить себе путешествовать первым классом, на что они имели право. Но отдохнули они хорошо. Кэродайну они понравились.

С ними был и их ребенок, девчушка лет пяти-семи, со светло-золотистыми кудряшками, одетая в простое, но славное белое платьице. Кэродайн завоевал ее дружбу на все путешествие своей улыбкой и местными сладостями. В последствии он не мог вспомнить начала их разговора, он полагал, что начала должно быть Джинни. Однако сразу после самоуверенного Лобенчью они говорили о сказках. Джинни взгромоздилась на колени Карсону Напье, а худая женщина с огнем горящими глазами, рассказывала ребенку о Деде Морозе.

— Мама рассказывала мне о нем, — сказала Джинни. — Я хочу другую историю про человека с белым лицом.

Переглянувшись, мать и отец Джинни застенчиво засмеялись. Лобенчью смеялся от души. Напье спросил:

— Что это за история, Джинни?

— Вы же знаете. Про человека, который взорвал Землю.

Все улыбнулись, припоминая истории своего детства, которые им рассказывали на ночь. Все, то есть, кроме Кэродай-на. Нет, конечно он тоже улыбнулся. Для отвода глаз. Но он не вспоминал про какую-то утопическую Землю, лежащую в миллионах миль отсюда, как это делали остальные. Остальные… Кроме, возможно, Напье?

— Но как ты узнала, что он взорвал Землю? — спросил Напье.

— Мне так папа сказал. Все были очень плохими. Была война. Ужасно. — Она скорчила гримаску, и все участливо улыбнулись. — Все миры были повсюду взорваны.

— Да, — сказал тяжело Лобенчью. — Это правда.

— Вы там были, мистер Лобенчью? — вежливо спросил Кэродайн.

Лобенчью открыто посмотрел на него.

— Знаете, мистер Картер, был. Всего лишь год назад я в самом деле предпринял поездку к краю Распада. Там планета с очень любопытным… ну, коммерческая тайна и все такое, вы понимаете. Но посмотрел в телескоп и увидел этот район — черный, бессолнечный мертвый. — Он провел рукой по лбу. — После обычных наших звезд, это грустно. Очень грустно.

12
{"b":"2527","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вы ничего не знаете о мужчинах
Девушка, которая лгала
Путь художника
Битва за реальность
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Замок из стекла
Пассажир