ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мистер Картер? Мистер Джон Картер?

— Совершенно верно.

— Гарриет Лафонде.

Она нажала кнопку на подлокотнике своего кресла, и робот принес высокие стаканы с янтарной жидкостью, позванивающие кусочками льда.

— Попробуйте гранатовый «коктейль», — сказала она, поднимая стакан, фирменный напиток Хораки.

— Спасибо, миссис Лафонде. — Кэродайн сделал глоток. — M-м. Очень хороший.

— Рада, что вам понравился. Да, и зовите меня Гарриет.

Я занимаюсь разрешениями на передвижения по Хораке.

Он не позволил себе удивиться. Просто сделал еще один глоток и подождал, пока женщина заговорит вновь.

Через некоторое время она спросила:

— Почему вы хотите поехать на Альфу, мистер Картер?

— Деловые цели. Я торгую там, где хороший рынок, и полагаю, что на Альфа-Хораке исключительно превосходный рынок. Хотел бы поговорить там с несколькими импортерами, познакомиться, узнать, что они хотят, какими товарами интересуются больше всего.

Даже когда он говорил, он чувствовал всю банальность своих слов; но в голове у него звенели старые сигналы тревоги. Он говорил как агент международной разведки из учебника, действующий под видом бизнесмена. Черт бы побрал его подозрительный характер! Скандал с юнцами в ресторане столько разбудил в его мозге, вызвал мысли и воспоминания, которые он считал умершими и давно забытыми. Он улыбнулся Гарриет Лафонде, здесь в солнечном патио под раскидистыми деревьями.

— Я думаю, что Альфа-Хорака, как и Гамма, получат выгоду от визита.

— А вы сами, мистер Картер?

— Разумеется.

Это было очень цивилизованно, очень умно и весьма по-светски. Кэродайн явственно слышал звук затачиваемых ножей, доходивший откуда-то снизу. Гарриет лениво сказала:

— Извините меня за эти слова, мистер Картер, но вы совершенно не походите на человека, который занимается торговлей.

— А что есть какой-то тип?

— О, я думаю, да. Вы слишком жестоки, слишком круты, слишком раздражительны.

Какое-то время Кэродайн не знал, что сказать.

— Мы уже не дети, — говорила Гарриет Лафонде своим ленивым, хрипловатым голосом. — Вот вы бизнесмен. Но вы привыкли отдавать приказы, командовать людьми.

— Пожалуй. — Ему пришлось скорчить гримасу, чтобы скрыть свою злость. Может, то, что вы говорите, верно, а может нет. Я вовсе не польщен. В настоящее время, пока наши взаимоотношения находятся в равновесии, я — просто бизнесмен. В этом я уверяю вас со всеми…

Он замолк. Не то. Не так. Она проникла в него своей чертовой женской интуицией, и все отговорки и опровержения в мире не изменят ее мнения. Возможно, ему все-таки надо было принять соответствующий бизнесмену вид. Возможно, ему следовало превратиться в безликое, анонимное существо, одно из миллионов.

Его собственная искра индивидуальности взбунтовалась против этого. Он был Дэвидом Кэродайном — и к черту Галактику!

Он встал, слегка поклонившись.

— Спасибо за коктейль, миссис Лафонде. Очень вкусный. И беседа — вот здесь, в великолепном садике этого патио — весьма приятна. Думаю, я, пожалуй, пойду назад в отель на обед…

— Прекратите этот несвойственный вам лепет и сядьте. Кэродайн сел.

— Вы хотите поехать на Альфу. Если бы я думала, что вы шпион, я бы сейчас тут не сидела и не беседовала с вами. Но лгали вы симпатично. Любой женщине нравится мужчина, который хорошо врет.

— Должен ли я принять это как комплимент? — Теперь он улыбался. «Может, чем черт не шутит, все еще будет хорошо.»

— Принимайте как хотите. Я не могу гарантировать визу в наш Центральный Мир. Ведь вы, очевидно, понимаете, что у нас есть вещи, о которых мы не хотели бы распространяться. Но думаю при нынешних обстоятельствах, обстоятельствах, о которых вы и не подозреваете — мы могли бы помочь. Мне придется взять с вас слово джентльмена, что вы будете твердо держаться условий договора, к которому мы могли бы прийти.

— Что вы имеете в виду?

— Просто вы занимаетесь там бизнесом и не пытаетесь совать нос в государственные дела. Вас все равно поймают и осудят.

Кэродайн засмеялся. К нему возвращалось хорошее настроение.

— Вы можете взять мое слово достаточно легко. Я именно то, что я вам сказал — простой бизнесмен. А шпионажем пусть занимается тот, кому это интересно. — На мгновение он перестал улыбаться. — Если только вы не замышляете что-либо против моего родного мира. Это может все изменить.

Теперь рассмеялась Гарриет Лафонде.

— Мы ничего не замышляем против Шанстар. В этом вы можете быть уверены.

Он чуть было не сказал «А я и не думал о Шанстаре». Не сказал — по двум причинам. И первая была та, что он не хотел, чтобы его заточили в сумасшедший дом, даже если здесь его называли как-нибудь иначе.

— Я ничего не могу обещать, запомните. Я позвоню вам завтра в отель.

— Спасибо, миссис Лафонде. Все равно я ценю вашу помощь.

Выходя, он задержался у двери и оглянулся. Картина была почти совершенна. Величественная женщина в зеленом платье, сидящая под светло-зеленой листвой деревьев, на фоне зарослей великолепных цветов, нежных звуков птиц и льющейся воды, жужжание ленивых насекомых. Все было таким мирным и покойным. Картина пробудила в нем острую тоску и желания, которые уже никогда нельзя было выполнить.

Он аккуратно закрыл дверь. Когда он уходил, взор его был несколько затуманен, а руки слегка дрожали.

Странного вида человек, лицо которого за годы труда приобрело какую-то таинственность и направленность вовнутрь, ждал Кэродайна, когда тот направился обратно в «Космические войны». Кэродайн вспомнил его по скандалу в ресторане. Человек этот, стоя, привалившись к стене, лениво грелся на солнце. Когда Кэродайн прошел пол-квартала, он оторвался от стены и медленно, словно прогуливаясь, последовал за чужеземцем.

Значит, за ним уже следили.

Гарриет Лафонде, несомненно уладит это, когда доложит своему начальству. Если он сможет убедить их, что у него нет скрытых мотивов попасть на Альфу, они перестанут подозревать его черт знает в чем. Тут ему в голову пришла поразительная и довольно забавная мысль, что не пошел на встречу, уже почти смирившись с тем, что разрешения он не получит. И даже дал этому логическое обоснование. Ну хорошо. Времена меняются и люди должны меняться вместе с ними.

Он хорошо пообедал в отеле — красная сочная рыба весьма похожая на лосось, масса свежего салата, за которым шли золотистое желе и роскошная порция двойных сливок — и решил, что ему лучше попробовать одну из местных сигар перед тем, как он выкурить весь запас своих Кроно.

Он вышел в фойе и остановился у табачного автомата. И вот здесь был один пустячок, которым робот отличался от человека. Робота можно спросить, что бы он порекомендовал выбрать, и он очень вежливо и обходительно ответит так, как его запрограммировали концессионеры. Ну, да ладно. Попробуй одну из этих красных мушкетонов, которыми дымил Грэг Роусон.

Он набрал заказ и добавил номер своей комнаты. Открыв прозрачную пачку, он уже собирался закурить, как вдруг откуда-то снизу раздался голос:

— Если ты привык к Кроно, приятель, я бы очень не советовал эти хлопушки, которые ты только что купил.

Он взглянул вниз. Человек был маленький, сухой и живой. Глаза его были в сетке морщин, а рот делил лицо пополам. Кэродайн неожиданно почувствовал к нему какую-то теплую симпатию, берущую свое начало, в его инстинктивном расположении к маленьким жизнерадостным.

— Я ценю твой совет, приятель. Но я их уже купил. И теперь их у меня много.

— Кончились Кроно? — Человечек поцокал языком. — Жаль. Ну ладно, попробуй из моих. Это Кроно «Западный Океан», они отличаются от твоих.

— Верно, — мирно сказал Кэродайн, — у меня «Южный Юбилей».

— Отличный сорт.

Человечек подошел к нему на цыпочках и протянул огонь. Кэродайн затянулся. Вот что в Кроно было замечательно — для них еще не сделали самовоспламеняющихся наконечников. Это не разрушало всю прелесть курения.

— Хсайен Коунга. Из Четвертого.

4
{"b":"2527","o":1}