ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Воронка продаж в интернете. Инструмент автоматизации продаж и повышения среднего чека в бизнесе
Ее худший кошмар
Танки
Заложники времени
Шестнадцать деревьев Соммы
Поступки во имя любви
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
Свергнутые боги
Клинки императора
A
A

Она зажмурилась и еще крепче прижалась к его щеке, чтобы он не смог увидеть выражения ее лица. Попыталась изгнать ту жуткую картину из своей памяти. Но, невзирая на все усилия, лицо Майкла, искаженное сладкой мукой, по-прежнему стояло у нее перед глазами, как кадр из фильма ужасов.

– Это не важно, Микки. Это не имеет никакого значения для нас обоих.

– Нет, имеет, Белла, – возразил он и бережно отстранил ее от себя, чтобы заглянуть в лицо. То, что он там увидел, заставило его огорчиться еще больше.

Он обнял ее за плечи, отвел обратно к столу, усадил на место и сам сел рядом на табуретку.

– Странно, – сказал он. – Ты знаешь, я даже испытываю какое-то облегчение. Конечно, мне безумно жаль, что ты узнала об этом таким способом, но теперь по крайней мере на свете есть человек, с которым я могу быть самим собой, перед кем мне не нужно лгать и притворяться.

– Микки, послушай, но зачем тебе это скрывать? Ведь на дворе тысяча девятьсот шестьдесят девятый год. Если ты так устроен, почему бы тебе не заниматься этим открыто? В наше время это никого не шокирует.

Майкл выудил пачку «Кэмела» из кармана своего халата и закурил. С минуту он разглядывал горящий кончик сигареты, затем медленно произнес:

– Может, для других это и так, но только не для меня. – Он покачал головой. – Не для меня. Видишь ли, что бы там ни было, а я все-таки Кортни. Подумай о бабушке, об отце, Гарри, Шоне, о всей нашей семье, о моей фамилии, наконец.

Ей хотелось возразить, но она тут же поняла, что это бесполезно.

– Да, бабушка и отец, – повторил Майкл. – Это убьет их. Неужели ты думаешь, что я не рассматривал этот вариант – перестать прятаться под одеялом. – Он грустно усмехнулся: – Вот уж действительно выразился так выразился.

Она крепко сжала его руку, только теперь начиная сознавать всю серьезность положения, в которой оказался ее брат. Да, он, несомненно, прав. Он не мог рассказать об этом бабушке и отцу. Для них это было бы ужасно – еще хуже, чем в случае с Тарой. Тара по крайней мере пришла в семью извне; в Майкле же текла кровь семейства Кортни. Они бы этого не пережили. Это разбило бы им сердце, а Майкл был слишком добр, слишком любил своих близких, чтобы когда-либо допустить такое.

– И когда ты узнал – ну, о том, что ты не такой, как все? – тихо спросила она.

– Еще в младших классах, – честно признался он. – С тех первых детских игр и тисканий под душем и в туалетах… – Его голос осекся. – Я пытался бороться с собой. Мне удавалось подолгу удерживаться от этого. Иногда месяцами, даже целый год – но во мне словно зверь какой-то сидит, Белла, бешеный, дикий зверь, с которым я не в силах совладать.

Она снисходительно усмехнулась:

– Как говорит няня, это горячая кровь Кортни, Микки. У нас у всех те же самые проблемы; никто из нас не может толком совладать с ней – ни отец, ни Гарри, ни Шон, ни мы с тобой.

– Тебе, наверное, неприятно все это обсуждать? – робко спросил он. – Просто у меня столько всего накопилось за эти годы.

– Ты можешь говорить столько, сколько захочешь. Я готова выслушать тебя до конца.

– Все это тянется вот уже пятнадцать лет и, боюсь, будет тянуться еще лет пятьдесят. Самое странное – и самое ужасное с точки зрения нашей семьи – заключается в том, что меня в первую очередь привлекают цветные мужчины. Разумеется, это только усугубляет мою вину и степень моего морального разложения в глазах бабушки, отца, не говоря уже о нашем правосудии. Боже мой, ты только представь себе, какой разразится скандал, если меня поймают и будут судить по тому самому Акту о нарушении общественной морали, изданному нашим просвещенным правительством! – Он содрогнулся, затушил сигарету и тут же вытащил из скомканной пачки еще одну. – Я не знаю, почему меня так тянет к черным. Я много думал об этом. Скорее всего я в чем-то похож на Тару. Может быть, что-то вроде чувства расовой вины, какое-то подсознательное желание угодить им, смягчить их гнев. – Он саркастически хмыкнул: – Мы их так долго имели. Почему бы теперь не предоставить им возможность поиметь нас?

– Перестань! – тихо сказала Изабелла. – Не унижай себя подобными разговорами, Микки. Ты прекрасный и очень порядочный человек. Никто из нас не отвечает за наши инстинкты и пристрастия.

Изабелла вспомнила, каким Майкл был в детстве: тихий застенчивый мальчик, очень скромный и в то же время с безграничной любовью и сочувствием относящийся ко всем окружающим; но всегда в нем ощущалась какая-то мягкая, задумчивая печаль. Теперь ей стало ясно, откуда бралась эта печаль. Она поняла, какие душевные муки терзали его и терзают до сих пор. И почувствовала такую нежность к нему, какой никогда не испытывала прежде. Последние остатки ее физического отвращения исчезли. Она знала, что увиденное там, наверху в спальне, больше никогда не рассердит и не оскорбит ее. Она будет думать теперь только о тех страданиях, что еще предстоят этому бесконечно дорогому ей человеку; и страстно захотелось защитить его, заслонить от столь безжалостной к нему действительности.

– Мой бедный дорогой Микки.

– Теперь уже не бедный. У меня есть такие сокровища, как твои любовь и понимание.

Два дня спустя, когда Майкл умчался брать очередное интервью, а Изабелла сидела за своим рабочим столом, заваленным раскрытыми книгами и разбросанными бумагами, в квартире раздался телефонный звонок. Она рассеянно потянулась за трубкой и не сразу узнала прозвучавший в ней хриплый голос; смысл услышанных слов тоже не сразу дошел до нее.

– Рамон? Это ты? Что-нибудь случилось? Ты где? В Афинах?

– Я на квартире…

– Здесь, в Лондоне?

– Да. Ты можешь сейчас приехать? Ты мне очень нужна.

Изабелла гнала «мини» на пределе возможного, продираясь сквозь полуденный поток машин; добравшись до их дома, она помчалась вверх по лестнице, перепрыгивая через ступеньки, и вскоре, совершенно запыхавшись, оказалась на лестничной площадке перед дверью квартиры Рамона. Долго возилась с ключами, но дверь в конце концов открылась.

– Рамон!

Ответа не последовало, и она бросилась в спальню. Его чемодан лежал открытый на кровати, а посередине комнаты на полу валялась скомканная рубашка. Вся в пятнах крови – старой, высохшей крови темно-красного, почти черного цвета, и более свежей, поярче.

– Рамон! Боже мой! Рамон! Ты меня слышишь?

Она подбежала к ванной. Та была заперта изнутри. Отступила чуть назад и ударила в дверь каблуком. Это был один из ударов, которым он ее научил; непрочный замок отлетел и дверь распахнулась.

Рамон лежал на кафельном полу возле унитаза. Должно быть, падая, он ухватился за полочку над раковиной, и ее косметика полетела вниз, в раковину и на пол, рассыпавшись повсюду. Он был голым по пояс, грудь перевязана бинтами. С первого взгляда она определила, что перевязывала опытная, умелая рука. Как и брошенная рубашка, белые бинты тоже пропитались кровью; на них легко можно было различить темные и свежие, еще влажные пятна.

Изабелла опустилась подле него на колени и повернула его голову.

Кожа была бледной, почти молочного цвета, лоснящейся от холодного пота. Она приподняла и положила голову себе на колени. Затем схватила полотенце, висевшее на краю ванны. Не вставая с пола, с трудом дотянулась до крана с холодной водой, намочила полотенце и вытерла им пот с его лица и шеи.

Веки дрогнули, глаза открылись и взглянули на нее.

– Рамон!

Его взгляд прояснился.

– Кажется, я упал, – пробормотал он.

– Любимый мой, что с тобой случилось? Ты весь в крови.

– Помоги мне добраться до кровати.

Стоя перед ним на коленях, она бережно приподняла его и придала сидячее положение. В силе Изабелла не уступала многим мужчинам; мышцы ее рук и спины были очень развиты благодаря теннису и верховой езде. Тем не менее она прекрасно понимала, что дотащить Рамона до кровати без посторонней помощи будет не под силу даже ей.

– Ты сможешь встать на ноги, если я буду тебя поддерживать?

27
{"b":"25271","o":1}