ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я хочу сделать свой дворец таким прекрасным, чтобы тебе никогда не захотелось уехать из него и чтобы ты никогда не пожалела о том, что покинула Константинополь, — говорил ей Александр. — Я хочу, чтобы столица моего княжества величием не уступала столице Византийской империи.

Феодора внимала Александру с улыбкой, ей нравилась его порывистость, и, кроме того, было просто приятно слушать его: в каждом его слове сквозило страстное чувство, которое он испытывал к ней.

— Любимый, но ведь это будет стоить огромных денег.

— Я достаточно богат, чтобы сделать тебе этот маленький подарок.

Внезапно лицо Александра стало серьезным.

— Ты напомнила мне, — сказал он. — Я должен объяснить тебе, где спрятаны все мои деньги…

— Зачем?

Александр замялся, не зная что ответить; почему-то в последнее время его стало мучить предчувствие скорой смерти.

— Ну, на случай, если со мной что-нибудь случится, — тихо сказал он.

— Почему с тобой что-то должно случиться? — удивилась Феодора. — Ты молод, умен, полон сил. В конце концов, мы только что поженились. Что может случиться? Не надо мне рассказывать ничего о своих деньгах. Без тебя я не притронусь к ним.

Феодору не на шутку взволновали слова мужа. Она хотела сказать что-то еще, но он остановил ее властным жестом.

— Я не говорю — «случится»; я говорю — «может случиться». Вдруг я надолго уеду или что еще. Я просто хочу, чтобы ты не оставалась без денег…

Столица княжества Месимбрия была довольно большим городом, хорошо укрепленным и красиво застроенным. Предки Александра управляли княжеством уже более пятисот лет, и на протяжении всего этого отнюдь не малого срока они пользовались большой любовью горожан, ибо никогда не были чересчур жестокими, жадными и высокомерными. В князьях Месимбрии всего было в меру. Как говорится, если князь — подлец, но не очень, то это уже очень хороший князь. Однако если говорить серьезно, то среди предков Александра и действительно было много достойных людей. Они никогда не бросали свой город в трудные времена — во время войн, эпидемий, восстаний или нашествий варваров. Последних было больше всего. Правда, нынешние жители от них не страдали, но раньше постоянно приходилось отражать нападения то русов, то болгар, то диких орд кочевников с Востока. Во время одного такого нападения болгар в 812 году и пришел к власти предок Александра. Звали его Константин Геракл. Он сумел не только выдержать осаду, но и отбросить болгарское войско от города.

Жители города, узнав, что их господин едет с новой женой, на самом берегу моря выстроили для них большой дом, в котором они сейчас и жили с Феодорой. Недавно сгоревший старый дворец находился, как и этот новый дом, за чертой города, но с другой стороны; поэтому-то Александр до сих пор так и не добрался до своего родового гнезда. Однако он хорошо помнил дворец предков — построенный в классическом греческом стиле, с большими мраморными колоннами, многочисленными верандами, изнутри отделанный красным и оранжевым мрамором, очень просторный и светлый. Перед дворцом был разбит красивый, ухоженный сад, который, как рассказывали, совершенно не пострадал во время пожара. Множество античных статуй украшало его: прославленные военачальники, римские императоры и, конечно же, языческие боги и богини. В общем, дворец князей Месимбрии мало в чем уступал императорскому дворцу в Константинополе, разве что был меньших размеров.

После свадьбы Адоры и Александра прошло уже три месяца, но ни один из супругов не мог сказать, что его чувство ослабело. Они были безмерно счастливы.

Вместо Ирины Феодора наняла новую служанку. Звали ее Анна. Это была крупная женщина средних лет, очень рассудительная и властная. Через некоторое время все остальные слуги в доме Александра и Феодоры подчинились ей. Мужем ее был крошечный Зено, в нем было всего пять футов росту, и Анна повелевала им.

Императрица Елена внимательно наблюдала за Александром и его женой, но пока ей никак не удавалось осуществить свой чудовищный план. В Константинополь князь Месимбрии и его жена не собирались. Тогда Елена решила поторопить события и пригласила их к себе во дворец, говоря, что ее муж и она очень соскучились. Но в письме Александр вежливо ответил, что сейчас приехать не может, ибо реставрация сгоревшего дворца еще не закончена, а одну Феодору ему отпускать не хотелось бы. Ответ взбесил Елену, и она решила поехать к ним сама.

Вскоре в Месимбрию пришло письмо от императора и императрицы, в котором сообщалось, что они намереваются приехать в гости к Александру и Феодоре.

Императорская чета появилась через неделю после своего письма. Как ни странно, их приезд ни в чем не изменил течение жизни Александра и Адоры. Император к ним благоволил, а императрица, казалось, позабыла все старые обиды и вела себя очень доброжелательно. У нее даже не случилось ни одной ссоры с сестрой. Однако это-то обстоятельство и беспокоило Феодору. Она слишком хорошо знала мстительный характер сестры, чтобы поверить, что та больше не желает ей зла. К тому же Феодора помнила слова Елены, сказанные в день ее свадьбы с Александром. Но пока что императрица не давала повода для подозрений.

Уже близился день отъезда, когда Елена решилась наконец приступить к реальным действиям.

Она призвала в свою комнату двух преданных ей охранников.

— Ступайте и приведите ко мне человека князя Александра. Зовут его Зено. Но будьте осторожны, я не хочу, чтобы кто-нибудь видел, как вы поведете его ко мне. Я не хочу, чтобы знали о том, что я вызывала его к себе.

Охранники поклонились и ушли выполнять приказание. Они служили у императрицы уже пять лет и знали, что когда она отдает приказания таким жестким тоном и глаза ее становятся узкими, как у кошки перед прыжком, надо все делать быстро, не задавая лишних вопросов.

Уже через десять минут Зено стоял перед императрицей. На его лице явственно отражался страх, а ноги постоянно подгибались, как будто он хотел упасть на колени. Елена движением руки удалила охрану и осталась с ним наедине. Она обошла всю комнату, встала за его спиной и внезапно заговорила мягко и ласково:

— Знаешь ли, мой дорогой друг Зено, каково наказание за убийство в нашей стране?

Ноги у Зено подкосились, и он пал на колени.

— В-ваше величество? — Во рту у него пересохло от страха, и это все, что он мог вымолвить.

— Каково наказание за убийство? — спросила Елена еще раз.

— Убийство, ваше величество? — Голос Зено предательски дрожал.

— Да, Зено, убийство, которое совершила твоя добрая Анна. Я забыла, сколько вашей дочери тогда было лет? Десять? Одиннадцать?

Зено готов был потерять сознание. Это случилось очень давно. У него и Анны была дочь Мария. Когда ей исполнилось десять лет, она сильно заболела. Доктор сказал, что надежды на выздоровление нет. Целую неделю Зено и Анна смотрели, как медленно, в жутких мучениях умирает их ребенок. В конце концов, когда Мария в очередной раз забылась в дремоте, Анна с согласия Зено задушила ее подушкой: они больше не могли выносить того, как мучается их обреченное дитя. Анна и Зено никогда с тех пор не вспоминали происшедшее, хотя каждый из них знал, что за это деяние ему придется отвечать перед Богом. Однако Зено никак не ожидал, что придется отвечать и перед людьми. Откуда эта женщина узнала об убийстве Марии? Ему даже почудилось, что он разговаривает с дьяволом.

Однако Елена продолжала говорить, как будто не замечая, что Зено находится на грани помешательства.

— Наказание за убийство, мой дорогой, — публичная смертная казнь. Это не лучшее, чем может окончиться жизнь, особенно для женщины. Сейчас я тебе расскажу, как происходит эта процедура.

Голос Елены оставался ласковым, отчего впечатление от ее слов становилось еще более страшным.

— В ночь перед казнью ею, конечно, попользуется тюремщик. Может, даже он приведет с собой приятеля. Наутро к ней придет брадобрей и побреет ее наголо. В таком виде ее повезут по людным улицам к месту казни. Потом ее возведут на эшафот, где сорвут всю одежду и нещадно отдерут кнутом. Я представляю это зрелище. Совершенно голая, твоя жена Анна визжит и дергается от каждого удара кнута, который оставляет на ее теле красные полосы. Толпа же будет кидать в нее грязью и камнями…

36
{"b":"25273","o":1}