ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если бы выжил мой мальчик… — печально начала Феодора. Она всегда называла своего умершего сына «мальчик».

— Бог забрал его у нас, — попытался утешить ее Александр. — Значит, так должно было произойти.

— Почему это «должно было произойти»? Кому от этого стало лучше? — Феодора была раздражена словами мужа. — Ты говоришь так, потому что твоя вера всегда подавляла твой ум.

— Хватит вспоминать об этом, Феодора, — ответил Александр, делая вид, что не заметил выпада жены. — Мы уже давно похоронили нашего сына, а ты все время говоришь о нем, будто это произошло только вчера.

— Да, мы похоронили его, но для того, чтобы я забыла моего мальчика, надо было с ним вместе похоронить мою память о нем!

— У нас будет много других сыновей, любимая моя. Феодора взяла руку мужа и прижала ее к своей груди.

— Да, у нас будет много других сыновей! — воскликнула она. — Прекрасных сыновей! Прости меня, Александр. Просто я постоянно думаю о нем.

— Ничего, это пройдет. Надеюсь когда я вернусь из очередной поездки в Трапезунд, ты опять меня обрадуешь известием, что у нас будет ребенок.

Адора улыбнулась.

— Я очень постараюсь. Но я не понимаю, зачем тебе снова уезжать?

По лицу Александра пробежала тень тревоги.

— Потому что мой дядя написал мне, что по пути в Трапезунд на наш последний караван кто-то напал. Полагают, что это сделали пираты, но я очень в этом сомневаюсь. По-моему, это происки твоей сестрички. Она уж очень недовольна возвышением Месимбрии и никак не может смириться с тем, что теперь прекрасные ткани, ювелирные изделия, лучшие рабы не попадают на рынки Константинополя.

Феодора вздохнула.

— Ну что ж, поезжай, — сказала она. — Но только поскорее возвращайся!

— Я совсем ненадолго, красавица моя. Только туда и сразу обратно; нужно же обеспечить нашим купцам хорошую охрану и выяснить, кто занимается грабежом. Думаю, самое большее я буду отсутствовать месяц, а если повезет с попутным ветром, то и того меньше.

— Возьми с собой Зено, Александр. Он надежный слуга, да к тому же ему надо развеяться. После того как какой-то негодяй убил его младшую дочку, он стал сам не свой. Надеюсь, морской ветер освежит и успокоит его.

Александр кивнул в знак согласия.

— Меня вообще очень удивляет эта история с убийством его дочери. Кому это было нужно? Да и сам Зено повел себя очень странно. Он, по-моему, не столько горевал, сколько испугался. Да, ты права, я обязательно возьму его с собой, пусть успокоится в путешествии.

Ночью они прощались, и на этот раз, может быть, еще более страстно, чем в прошлый. Рано утром, однако, они уже были на ногах. Время расставания неумолимо приближалось. Александр пошел поцеловать дочку, Феодора отправилась вместе с ним. Сейчас, перед его отъездом, ей хотелось побыть с мужем как можно больше времени.

Князь поднял малышку на руки и крепко поцеловал в лобик, после чего положил обратно в кроватку.

— Она у нас вырастет красавицей, — задумчиво произнес он.

Феодора промолчала, хотя была согласна с ним, просто ее голова была занята другими мыслями.

— Я думаю, Месимбрия может гордиться своими правителями, коль у них рождаются такие красивые дети, как наша Ариадна, — сказал Александр. — Разве ты не согласна со мной, любовь моя?

— Да-да, конечно, Александр, — ответила Феодора и почувствовала, что сейчас разревется — так ей не хотелось, чтобы муж уезжал.

Через час корабль, на борту которого находился Александр, уже был далеко от берега.

Вечером этого же дня Ариадна внезапно начала громко плакать, и никакие старания Феодоры и Анны не могли ее остановить. Наутро Феодора обнаружила, что ее ребенок покрылся кровавым потом. Это было настолько страшно, что принцесса не выдержала и громко закричала. Через некоторое время привели доктора. Он сразу же начал осматривать девочку, и лицо его при этом выражало все большее и большее беспокойство.

— Оспа? — взволнованно спросила Феодора.

— Нет, моя госпожа, не оспа, — ответил врач. — Вы можете успокоиться и идти отдыхать, я ручаюсь, что с вашим ребенком ничего не случится.

— Вы говорите правду? Вы не обманываете меня?

— Истинную правду. Хотя, должен сказать, что никак не могу понять причины этой болезни. Вы говорите, что она наступила внезапно?

— Да.

— Очень странно! Ну да ладно. Рекомендую вам закрыть окно, потому что свет сейчас вреден для девочки. И еще, смазывайте тело ребенка свежим молоком и вообще давайте ей пить молока как можно больше. Я вам гарантирую, что через несколько дней она выздоровеет.

Феодора и Анна неукоснительно следовали указаниям доктора. Сначала никаких перемен к лучшему не было заметно, но уже под вечер Ариадна перестала плакать и впервые за время болезни спокойно уснула. Анна посоветовала Феодоре тоже пойти поспать, обещав, что сама посмотрит за ребенком. Феодора была слишком утомлена, чтобы возразить, да ей и вправду нестерпимо хотелось спать. Едва придя в спальню, она как подкошенная упала на кровать. Однако быстро уснуть ей не удалось. Она уже слишком привыкла засыпать, чувствуя рядом теплое и упругое тело мужа, и никак не могла свыкнуться с его отсутствием.

Разбудили ее глубокой ночью какие-то неясные крики. Она вскочила с постели и, накинув халат, быстро вышла из спальни. Первая ее мысль была об Ариадне, однако, заглянув в детскую, она увидела, что та спокойно спит вместе с обещавшей бодрствовать, но заснувшей прямо на стуле Анной. Феодора выбежала в коридор и наткнулась на своего слугу.

— Что случилось? — спросила она. Тот, помявшись, ответил:

— Меня послали разбудить вас, госпожа. Корабль князя вернулся!

Адора отстранила слугу и бросилась в гостиную. Неясные предчувствия мучили ее. В гостиной она увидела Зено и капитана корабля, на котором уплыл Александр. Феодора почти догадалась о том, что скажут ей сейчас эти люди.

— Что случилось?! — закричала она. И Зено, и капитан молчали.

— Не молчите! Где мой муж?! Почему вы вернулись? Зено побледнел так, что Феодоре показалось, что тот сейчас упадет в обморок. Капитан же, набравшись храбрости, ответил:

— Он умер, госпожа. Я проклинаю себя за то, что должен был принести вам эту черную весть. Адора покачнулась, как от удара.

— Мертв? Александр мертв? — прошептала она. Из глаз ее брызнули слезы. — Нет! Этого не может быть! Я не верю вам!

Анна прибежала на крики и увела Феодору в спальню, где несчастная принцесса забылась в тревожном сне. Анна вернулась в гостиную и застала там своего мужа. Что-то в его поведении было необычным, и это насторожило ее. Она отвела его в свою комнату и приказала:

— Зено, ты должен мне рассказать все. Я вижу, что что-то тяготит твою душу.

Зено полностью подчинялся своей жене и решил, что отпираться бессмысленно.

— Я ничего не мог сделать, она знала про нашу Марию. Она сказала, что если я не сделаю это, то тебя казнят.

Анна ничего не поняла в бессвязном бормотании мужа.

— Подожди! Во-первых, кто «она»?

— Императрица Елена!

— Что она приказала тебе сделать?

— Убить князя Александра, — пролепетал несчастный так тихо, что Анна еле услышала его.

— Ну-ка говори мне все по порядку.

— Она позвала меня к себе и рассказала про Марию. Не понимаю, от кого она это узнала? Потом она дала мне бутылочку с ядом и сказала, что каждый день я должен подливать из нее по чуть-чуть в воду для бритья князя Александра. Я тогда очень испугался. Она говорила, что если я не сделаю это, то она прикажет казнить тебя за детоубийство. Я согласился. Однако затем я решил, что не буду выполнять ее приказания. Несколько месяцев прошло спокойно, но потом явился ее гонец и потребовал от меня ответа. Я сказал, что не согласен убивать своего господина. Он тогда только рассмеялся и ушел. На следующий день за городскими воротами нашли нашу дочь с перерезанным горлом, а вскоре опять пришел этот посланник императрицы. Он сказал, что если я не выполню обещания, то такая же участь постигнет всех моих близких. Мне ничего не оставалось делать, и я стал подливать яд в воду для бритья. Я поступил так лишь потому, что не хотел твоей смерти!

42
{"b":"25273","o":1}