ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что тебе надо? — строго спросила она.

Он неприятно усмехнулся и рывком схватил ее за грудь.

— Убери свои грязные лапы! — громко приказала Феодора, но он не послушался.

— Да ладно тебе строить из себя неприступную, — зашептал он ей на ухо. — Твоя сестра Елена очень любит, когда ей ласкают грудь.

С этими словами он прижал ее к стене и стал лихорадочно ощупывать все ее тело.

От омерзения у Феодоры помутилось в глазах, она изловчилась и коленом ударила Кантуза в пах. Он дико вскрикнул и, согнувшись, отскочил от нее.

— Ты не посмеешь рассказать об этом моему отцу, — простонал он. — Тогда я скажу, что ты соблазняла меня.

— Прочь от меня, негодяй! Ты прекрасно знаешь, что Мурад поверит мне больше, чем тебе!

Кантуз, охая и ахая, оставил свои приставания и поплелся подальше от этой византийской тигрицы.

Несколько дней спустя Феодора была удивлена, что ее сыновья не пришли к ней вечером пожелать ей спокойной ночи. Встревожившись, она пошла к Мураду и тут заметила, что во дворце какая-то тревожная суета. По дороге ей встретился солдат, от которого она узнала, что несколько часов назад в двадцати милях от Андрианополя отряд турецких воинов встретил Кантуза, который сказал, что на него и на трех сыновей султана Мурада напали разбойники. Он сказал, что ему удалось спастись, а остальные попали в плен. Тут-то Феодора поняла все. Она выскочила во двор, где под началом Али Яхиа на выручку принцам собрался отряд, и тут же присоединилась к нему. Наверное, никогда в жизни она не скакала так быстро на лошади. С ужасом она спросила Али Яхиа:

— Ты думаешь, он мог убить их?

— Не знаю, госпожа, — уклончиво ответил старый слуга.

Вскоре их нашли. Осман был мертв, Орхан лежал без сознания, но Баязет был только легко ранен в ногу.

Пока ему оказывали помощь и перевязывали, он рассказал, как все произошло:

— Мы разъехались по лесу. Внезапно я услышал отчаянный крик брата и сразу же поскакал на его голос, но опоздал. Осман был уже мертв. Кантуз его убил предательским ударом в спину. Я закричал, но разве мог Орхан один справиться с Кантузом? Я опоздал и здесь, негодяй успел его сильно ранить. — Мальчик говорил, а из глаз его текли слезы. — Однако со мной он справиться не смог…

— Зачем он сделал это? — со слезами на глазах воскликнула Феодора.

Баязет, немного успокоившись, заговорил опять, но в голосе его уже слышалось не только горе, но и ярость:

— Я не очень хорошо помню, что он кричал мне, но, кажется, он сказал, что если он убьет нас, то султан будет вынужден сделать его своим наследником.

— Надо ехать, госпожа, — вмешался Али Яхиа. — Может быть, мы еще сумеем спасти Орхана.

— Да! Да! Конечно, надо спешить! — торопливо ответила Феодора.

Через несколько часов скорбная процессия во главе с Феодорой прибыла в Андрианополь. Орхана сразу уложили в постель и послали за врачом. Однако его помощь не понадобилась. Мальчик умер. Перед смертью он все же открыл глаза, последний раз посмотрев на брата и на мать.

— Я буду мстить им! — Баязет, сжал кулаки.

Феодора рыдала и, казалось, вся ушла в себя, однако она услышала эти слова сына.

— Да, — сказала она, — ты должен отомстить им, это не вернет мне детей, но все равно отомсти им!

Баязет протянул руку над телом брата и торжественно произнес:

— Клянусь, что я сделаю это!

— Только запомни, Баязет, — сказала Феодора, — в этом виноват не только Кантуз, я уверена, что в убийстве моих сыновей и твоих братьев виновата еще и Тамара. Не жалей ни ее, ни ее сына. Когда он подрастет, он станет твоим соперником, и поэтому не стоит делать различия между ними. Они все должны умереть!

— Я понимаю тебя, мама, и сделаю все, как ты говоришь.

Он обнял бедную женщину, а она, больше не владея собой, затряслась в рыданиях.

Глава 23

Принц Кантуз бежал в Константинополь. Едва приехав, он отправился к императрице Елене, и та сразу же приняла его. Ее голубые глаза холодно смотрели на него, пока ее многочисленные слуги покидали апартаменты. Но как только они ушли, она вскрикнула:

— Почему ты ослушался моего приказа? Я ведь ясно сказала, чтобы ты не приезжал в Константинополь. Ты мне нужнее в Турции!

— Потому что я хоть и не выполнил твой приказ, но зато исполнил твое желание.

— Какое желание? — удивилась Елена.

— Я убил сыновей твоей сестры.

Елене потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя от неожиданности.

— Ты лжешь! — воскликнула она сначала. — Это правда? Как же ты смог это сделать?

Он рассказал ей о своем «подвиге» во всех подробностях. Елена очень серьезно выслушала его, однако, когда он замолчал, она презрительно усмехнулась:

— Султан, наверное, потребует твоей выдачи, если узнает, что ты здесь.

— Но ты же не выдашь меня ему, — ответил он, нежно взяв ее руку в свою. — Ты защитишь меня.

— Почему ты решил, что я буду тебя защищать?

— Потому что я сделал то, на что не были способны другие, а это значит, что я могу сделать и большее. Я думаю, тебе будет полезен такой человек, как я.

Елена улыбнулась и кивнула в знак согласия. Император Иоанн сначала очень разгневался, когда узнал, что Елена приютила Кантуза, однако на сей раз она смогла утихомирить его гнев.

— Пойми, что во всем виноват сам султан. Он наверняка жестоко обращался с бедным мальчиком.

— Ты сумасшедшая, Елена. Подумай, что ты говоришь: султан плохо обращался с ним, и поэтому он убил двух своих братьев, которые к тому же были намного младше его.

— Но он же не всех их убил.

— Потому что не смог! Между прочим, мне известно, что Баязет поклялся отомстить всем людям, причастным к убийству его братьев. Ты уже должна знать, что турки всегда исполняют свои клятвы, — Но Кантуз решил полностью уйти в религию. Мы должны дать ему возможность замолить свой ужасный грех.

Иоанн сдался. Он разрешил «бедному мальчику» жить в пределах Византийской империи. Все попытки Мурада заполучить преступника привели к тому, что Кантузу было разрешено жить лишь в пределах одного Константинополя. Мурад не мог ничего сделать: византийская церковь ни в коей мере не подчинялась ему. Кантуз же и вправду собирался принять монашеский сан, но делал он это не для того, чтобы искупить свою вину, а для того, чтобы спастись. По ночам, несмотря на смиренный образ жизни, он перебирался через стену монастыря, в котором жил, и вместе со своим любимым другом, принцем Андроником, отправлялся веселиться в самые злачные места великого города.

А в это же время Мурад продолжал наступление на территорию Европы. Отец Тамары, царь Иван, нарушил договор и, объединившись с сербами, напал на турецкие войска. Однако этот союз не принес ему удачи, Мурад разгромил болгарские войска в первой же битве, царь Иван бежал, а через некоторое время турецким войскам сдалась София. Болгарское царство перестало существовать. Война перешла на территорию Сербии. Эта страна покорилась Мураду еще быстрее, чем Болгария. Здесь не было крупных и хорошо укрепленных городов, осаждая которые Мурад терял массу времени; сербская же армия была слишком слаба, чтобы организовать сколько-нибудь ощутимое сопротивление. Западноевропейские страны не на шутку встревожились столь быстрым продвижением турок в глубь Европы. На время пришлось забыть даже разногласия между православной и католической церквями. Было заключено множество союзов, направленных против Османской империи, но они уже не могли спасти положение.

Император Иоанн лично отправился в Рим, надеясь заручиться поддержкой папы, но так ничего и не добился. На обратном пути он был захвачен в плен венецианскими пиратами, которые потребовали за него громадный выкуп. В отсутствие императора регентом Византии был назначен его сын Андроник. Этот юноша не особенно спешил с выкупом, считая, что надо потянуть время и подольше посидеть на византийском троне. Его планы смешал младший брат Мануил.

55
{"b":"25273","o":1}