ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черепахи – и нет им конца
Последняя капля желаний
Страсть к вещам небезопасна
Тарен-Странник
Дерево растёт в Бруклине
Арк
Легкий способ бросить курить
Путь домой
Бородино: Стоять и умирать!

Принц Баязет стал уже взрослым мужчиной. Он очень почитал своих родителей. Люди, которые их хорошо знали, говорили, что от Мурада Баязет перенял смелость и государственное мышление, а от Адоры — изворотливость ума и безошибочную интуицию.

Глава 27

После столь замечательных побед в Азии Мурад снова обратил свой взор на Европу и двинул свои войска на запад. Сначала все шло хорошо: турецкая армия поодиночке разбила войска албанцев, болгар и венгров, но потом они объединили свои силы. Предстояло решающее сражение. Соперники сошлись на Косовом поле. К болгарам, венграм и албанцам присоединились сербы, боснийцы и чехи. Однако, несмотря ни на что, Феодора была уверена в победе мужа.

Перед самым началом битвы Мурад неожиданно почувствовал себя плохо. Его отнесли в шатер, где с ним остались Феодора и два его телохранителя. Феодора сидела в ногах у мужа и что-то ласково шептала ему, что он, по всей видимости, не воспринимал, когда в шатер ворвался какой-то молодой воин. Она дико закричала, телохранители бросились наперерез, пытаясь его схватить, но было уже поздно — кинжал сверкнул в его руке и вонзился в грудь султана.

У Мурада не было сил, и он не успел увернуться, хотя все-таки немного двинулся в сторону и потому умер не сразу.

— Кто ты? Как тебя зовут? — обратился он к схваченному убийце.

— Милош Обравич, нечестивая собака! — прокричал в ответ воин.

Мурад сделал знак рукой, и его увели.

Феодора, оправившись от первого потрясения, бросилась к Мураду:

— Мурад! Любовь моя!

Из глаз ее потоком лились слезы. Лицо Мурада стало смертельно бледным, он через силу улыбнулся и сказал еле слышным голосом:

— Прощай… Я люблю тебя, Адора.

— Я знаю, любовь моя! Знаю!

— Поцелуй меня, голубка моя. На прощание Она наклонилась и поцеловала его в побелевшие губы.

— Персики. Твои губы — как сладкие персики, — прошептал он и закрыл глаза.

В шатер вбежали лекарь и начальник султанской охраны.

— Поздно, — сквозь рыдания сказала Феодора. — Пока об этом никто не должен знать. Постарайтесь вызвать ко мне принца Баязета. Точнее, султана Баязета.

Несмотря на смерть султана, турецкая армия одержала полную победу в этой битве. Смерть Мурада лишь усугубила участь проигравших.

На следующий день после победы в битве и смерти Мурада к Феодоре подошел ее сын, теперь уже султан Баязет.

— Мама, мне трудно тебе это говорить, но я должен жениться.

— На ком?

— На Деспине, дочери принца Лазаря.

— Ты с ума сошел! Ведь это именно он подослал убийц к твоему отцу.

— Мама, пойми, мне нужен этот брак. Зюбейда закрепила наше положение на Востоке, а Деспина закрепит его на Западе. На моем месте отец сделал бы то же самое.

— Не смей так говорить об отце!

Однако переубедить Баязета ей так и не удалось. Впрочем, она и сама понимала, что он поступает правильно, хотя ей и было очень больно оттого, что ее невестка — дочь убийцы ее мужа.

Позже, познакомившись с Деспиной, она была прямо-таки очарована этой девушкой. Та тоже относилась к Адоре со всей нежностью и почтением, и Адора скоро забыла о своей первоначальной неприязни.

Через год Деспина родила Баязету сына. Назвали его Мухаммедом. Феодоре стоило один раз взглянуть на младенца, чтобы понять, что перед ней вылитый Мурад, только крошечный.

У родильного ложа Деспины она и произнесла знаменитые слова, которые стали пророчеством:

— Мухаммед завоюет Константинополь. Надо добавить, что и после смерти своего мужа, султана Мурада, Феодора долгое время оставалась в центре мировой истории. И неудивительно — ведь это была действительно необыкновенная женщина.

Скупое декабрьское солнце освещало сад монастыря Святой Екатерины. В этом монастыре, сильно изменившемся за последние пятьдесят лет (он был заново отстроен после нашествия Тамерлана), умирала девяностолетняя вдова Орхана, Александра и Мурада принцесса Феодора Кантакузин.

Она пережила всех своих мужей, детей и даже внука Мухаммеда. Она пережила нашествие Тамерлана, который своими руками убил ее сына, но потом, встретившись с, ней, не смог одолеть ее в словесном поединке.

Феодора сказала ему тогда:

— Твоя империя — однодневка. Ты не сможешь ее сохранить даже до своей смерти и увидишь, как на куски развалится все, построенное тобой. Таких империй, как твоя, было уже очень много, а вот таких, как Османская, Византийская или Римская, — единицы.

— Кто ты, женщина, наделенная столь зловещим, но таким ярким умом? — вопрошал Тамерлан.

— Тебе нужно мое имя? — усмехнулась Феодора. — Ну так я Феодора Кантакузин, принцесса Византийская. Прощай, татарин. — С этими словами она покинула его.

Потом была долгая гражданская война, в которой победил ее внук Мухаммед. Потом он скончался, и опять разразилась братоубийственная война, после которой к власти пришел ее правнук Мурад Второй.

Феодора покинула султанский дворец, когда умер ее внук Мухаммед. К тому времени ушли из жизни уже все ее друзья и верные слуги, включая Ирину и Али Яхиа.

Сейчас она лежала в постели в своем маленьком монастырском доме и чувствовала, как к ней подступает смерть.

Но ей не было страшно, она уже давно ожидала этого момента.

Внезапно она почувствовала запах персиков, и чей-то нежный голос произнес:

— Адора!

Она открыла глаза и увидела, что к ней приближается молодой человек с черными как уголь глазами.

— Мурад!

— Пойдем со мной, голубка моя, — сказал он и взял ее за руку. Из ее глаз текли слезы.

— Почему ты так долго не приходил? Я ждала тебя каждую ночь!

— Знаю, знаю, любовь моя. Но тогда еще не пришло твое время, ныне оно пришло. Пошли, чтобы мы больше никогда не расставались.

Не спрашивая его больше ни о чем, она пошла с ним, и в тот же миг две монахини начали заупокойные молитвы над ее бездыханным телом.

Примечание автора

29 мая 1453 года столица Византийской империи — Константинополь — была завоевана войсками Мухаммеда Второго, сына Мурада Второго. Великий город, «второй Рим», пал, чтобы не подняться уже никогда.

59
{"b":"25273","o":1}