ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ваша вилла находится сразу за чертой города, ваше величество. Она расположена на берегу реки, как и все императорские виллы, — поведал ей Гай Цицерон.

Вскоре они прибыли на место. Как только Зенобия сошла с колесницы, появились Баб и Адрия, а также Мавия, которая бежала к матери, протянув руки.

— Ох, мама, здесь так прекрасно! — воскликнула девочка, которой исполнилось уже шесть лет. — Здесь совсем не так, как в Пальмире!

— Нравится ли тебе здесь, моя голубка? — спросила Зенобия, обнимая дочь.

— О да, мама!

— Ну, тогда мы остаемся, — поддразнила девочку Зенобия, ваяла ее за руку и повела в дом.

— Гай Цицерон, выпейте с нами чего-нибудь прохладного, и если позволите, я предложу вам на ночь свое гостеприимство.

— Вина я вылью, ваше величество, но гостеприимство вынужден отклонить, — сказал Гай Цицерон. — Император приказал вернуться после того, как я выполню свои обязанности. Я ведь уже больше года не видел жену и детей, ваше величество.

— Я понимаю вас. Гай Цицерон, — вежливо ответила Зенобия и кивнула Баб, чтобы помощнику императора подали прохладительный напиток. Он выпил бокал большими глотками с почти неприличной поспешностью и сразу же попрощался. Зенобия усмехнулась. У нее не было сомнений, что ему хотелось провести ночь со своей женой. Гай Цицерон — один из немногих офицеров, который не позволял себе развлекаться с лагерными шлюхами. Не было у него и любовницы. Кроме того, она могла представить себе, в каком положении он окажется, если проведет ночь под одной крышей с ней и Аврелиан узнает об этом. Его военной карьере придет конец, не говоря уже об опасности, которая грозит ему лично.

Когда маленькую Мавию увела ее няня Чармиан, Зенобия спросила служанок:

— Ну как, это место пригодно для жилья? Баб ответила:

— Конечно, это не пальмирский дворец, и все же мы счастливы оказаться не в тюрьме и не в погребальных урнах.

— Значит, здесь можно жить? — сказала Зенобия, оглядываясь вокруг. Это место определенно нравилось ей.

— Этот дом несколько меньше, чем тот, к которому мы привыкли, ваше величество, — сказала Адрия. — Здесь два этажа. На первом находится атрий, где мы сейчас стоим, а снаружи — прелестный внутренний садик. В зимние дни там приятно будет проводить время. Есть также большой красивый сад, который спускается вниз, к реке. В доме, как положено, есть кухня, столовая и маленькая библиотека. На втором этаже находятся ванная и две спальни.

— А где же помещения для слуг? — спросила Зенобия.

— Они располагаются отдельно от дома, ваше величество.

— Это не годится! Ведь не можете же вы с Баб жить в помещении для рабов! — сказала Зенобия.

— Есть одна хорошенькая комнатка возле кухни, ваше величество, но кухарка сказала, что рабы используют ее для еды и отдыха.

— Вероятнее всего, они используют эту комнату, чтобы отлынивать от работы, — заметила Зенобия.

— Именно так я и подумала. Это ленивый народ, насколько я заметила, дитя мое, — сказала старая Баб.

— Тогда мы попросим императора заменить их, — заявила Зенобия со смехом. — Эта комната возле кухни прекрасно подойдет для тебя и Адрии. Надеюсь, вы не возражаете против того, чтобы делить друг с другом комнату. Ведь все мы, несомненно, будем здесь стеснены, а мне хочется, чтобы вы были рядом со мной.

— Следует ли мне отдать распоряжение, чтобы комнату освободили и принесли для меня и Адрии кровати? — спросила Баб.

— Пришли ко мне дворецкого! — сказала царица. Через несколько минут дворецкий стоял перед Зенобией. Она отдала ему приказ убрать из комнаты возле кухни всю мебель и принести туда два спальных ложа для ее служанок.

— А почему ваши служанки не могут спать в помещениях для рабов, как все остальные? — спросил дворецкий.

— Потому что они не рабыни, и я хочу, чтобы они были в доме, вместе со мной, — сказала Зенобия. — Слушайся меня, Крисп! Если ты осмелишься еще когда-нибудь оспаривать мои приказы, я накажу тебя. Моим приказам нужно повиноваться без разговоров! А теперь ступай выполнять мое распоряжение!

— Император придет сегодня вечером? — спросила Баб.

— Не знаю, старушка, но если не придет, то завтра я отправлю ему письмо с просьбой, чтобы всех рабов на этой вилле заменили. Я не стану терпеть грубости от раба!

— Выйдите в сад и посмотрите, как он прекрасен! Это охладит ваш гнев, — сказала Адрия. Зенобия улыбнулась девушке.

— Пойдем, Адрия, и посмотрим сад, который приводит тебя в такой восторг.

Женщины прошли в сад. У Зенобии перехватило дыхание от восторга. Внизу весело бежала синяя река, а за ней поднимались прекрасные зеленые горы. Выше по течению великолепный белый водопад, кипя, широкой хрустальной лентой низвергался с высоких скал.

По всему саду были аккуратно разбиты яркие цветочные клумбы. Во все его уголки вели дорожки, усыпанные белой мраморной крошкой. Зенобия увидела изобилие роз и лилий, душистые травы и маленькие фруктовые деревья В этом прекрасном саду цвели пурпурные и белые фиалки, душистые розовые левкои. Это прелестное местечко для игр Мавии. Ближе к реке стояло несколько больших тенистых деревьев и мраморных скамей для сидения.

— Ты права, Адрия. Он прелестен.

— Вы увидите, ваше величество, что мы отделены от соседних вилл невысокой стеной, и хотя мы можем видеть своих соседей, никто не сможет вторгнуться к нам без приглашения.

— Добрый день вам! — послышался голос из-за стены, и женщины обернулись, пораженные. Они увидели высокую и очень красивую даму.

— Я Дагиан, подруга императрицы. Я с удовольствием подготовила для вас виллу, царица Зенобия. Надеюсь, вам она понравилась.

Дама подошла к стене, которая доходила ей до пояса. Зенобия подошла к стене и улыбнулась женщине.

— Благодарю вас, госпожа Дагиан. Правда, вилла немного маловата, но удобна. Однако мне хотелось бы замените рабов своими слугами.

— Уверена, вам стоит только сказать императору о своих желаниях, и он даст свое позволение, — промолвила Дагиан.

Зенобия пристально взглянула на женщину, — не намек ли это на ее близкие отношения с императором: Однако лицо Дагиан было невозмутимо, словно мельничный пруд.

— Не выпьете ли с нами бокал вина, госпожа Дагиан? — вежливо осведомилась царица.

— С удовольствием, — ответила женщина, подошла к маленькой калитке в стене, отперла ее и прошла через нее.

— Баб, Адрия, позаботьтесь о вине и распорядитесь, чтобы сюда принесли столик. Мне хочется посидеть в саду.

Служанки поспешили выполнить распоряжение своей хозяйки. Зенобия указала на ближайшую мраморную скамью и пригласила Дагиан сесть.

— Вы тоже пленница императора? — спросила она.

— В некотором роде, — последовал ответ. — Я приехала сюда, из страны, которая находится на западе. В течение многих лет я состояла в счастливом браке с богатым римлянином. Около двух лет назад мой муж умер, а император принудил меня остаться здесь, в Риме, чтобы шантажировать моего старшего сына и заставить его сделать то, чего он не хотел делать.

— Таков Аврелиан! — с горечью ответила Зенобия.

— Вы не любите императора? Зенобия ответила:

— Я презираю его! Ах, я знаю, госпожа Дагиан, вы слышали о том, что я — любовница императора. Это правда. Но, как и вас, меня шантажировали. Мой старший сын вместе с семьей живет сейчас В Кирене под «покровительством» императора, а меня вместе с моей маленькой дочерью привезли сюда под личным по печением императора. Как и у вас, у меня не было выбора. Матери — уязвимые создания.

Дагиан кивнула. Она хорошо понимала положение Зенобия, но сомневалась, что Марк поймет ее так же хорошо. Прелестная царица Пальмиры, очевидно, не знала, что она — мать Марка Александра Бритайна. Дагиан подумала, что пока лучше не раскрывать этого. Потом у нее перехватило дыхание — она увидела, что со стороны виллы в сопровождении няни появилась маленькая девочка. Она бросилась к Зенобии.

С улыбкой царица обняла и поцеловала ребенка. Их любовь друг к Другу задела сердце Дагиан. Все было так, как она и думала. Зенобия — хорошая, любящая мать. Если Марк желает вернуть дочь, ему придется сначала завоевать ее мать. Зенобия подняла взгляд и сказала:

106
{"b":"25275","o":1}