ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Радуясь, что хозяйка в таком хорошем настроении, Агнесса налила в кубки королевского вина. Изабелла, однако, помнила, как ее служанка заснула от этого крепкого напитка, и предусмотрительно выдвинула из-под своей кровати, ее доску на колесиках. Агнесса выпила, легла и захрапела.

Сама Изабелла проспала несколько часов и проснулась, когда было еще совсем темно. Несколько минут она лежала под одеялом, затем выбралась из постели. Достав нож, она обрезала густую косу, закусив губу до крови. Тусклый свет камина освещал комнату. Перемешав угли, Изабелла бросила косу в камин и открыла окно, чтобы запах не разбудил Агнессу. Плеснув воды из кувшина, нагревавшегося на углях, в тазик, она насыпала в него темный красящий порошок и, наклонившись, окунула голову в тазик, хорошенько смочив волосы. Краска была цвета лесного ореха.

Изабелла знала, что она закрепится практически немедленно. Насухо вытерев голову, она бросила полотенце в огонь, чтобы не оставлять улик. Затем она тщательно подровняла волосы с помощью маленьких ножниц, которые собиралась взять с собой в дорогу.

Она быстро надела темно-зеленые штаны, туго подпоясалась и натянула на ноги пару темных чулок. Потом она подвязала груди. Настала очередь льняной рубашки, подбитой шерстяной подкладкой. На море будет прохладно.

Поверх рубашки Изабелла надела две шелковые рубахи и куртку. Потом она медленно натянула черные кожаные сапоги. Они с Мэйвис очень обрадовались, когда Белли Примерила сапоги и обнаружила, что они подходят ей идеально. В мужской одежде она чувствовала себя как-то странно. Она накинула на плечи плащ и застегнула пряжку:

Потом, наклонившись, она подобрала сверток с запасной одеждой. Агнесса громко храпела. Улыбнувшись, Белли отперла дверь спальни и выскользнула в коридор, где, как она и рассчитывала, Берт клевал носом, опираясь на свою пику и покачивая белокурой головой. Белли на цыпочках прокралась мимо часового.

Внизу, около конюшен, Линд уже поджидал ее с лошадьми. При виде своего «брата» Лэнга он выпучил глаза.

Изабелла приложила палец к губам и молча оседлала Гриза, посадив Купе к себе на перчатку. Линд, не говоря ни слова, тоже сел в седло, и они двинулись к воротам замка. Стражник кивнул и пропустил их.

– Я сказал ему, что мы отправляемся в путь с архиепископом, – произнес Линд, когда они отъехали на достаточное расстояние и стражник уже не мог услышать их. – Я полагал, что не стоит ему внимательно разглядывать вас, миледи, но, должен признаться, из вас получился отличный парень.

– Я собираюсь открывать рот как можно реже, – сказала ему Изабелла. – Мне тяжело говорить низким голосом. Не хочу, чтобы нашу тайну раскрыли, прежде чем мы доберемся до цели.

– Да, – согласился Линд, хотя, откровенно говоря, он сомневался, что у них что-нибудь получится. Однако он был слугой, а Изабелла , – госпожой. Он не мог возразить против ее решения.

Они добрались до архиепископского двора, где уже собрался большой поезд и путники были готовы отправиться в дорогу. Изабелла указала своему спутнику на сенешаля Одо. Линд приблизился к нему, поклонился, обменялся несколькими словами и вернулся сообщить своей госпоже, что они будут ехать в хвосте поезда с еще несколькими путниками, присоединившимися к архиепископскому отряду в целях безопасности. К вечеру этого дня они добрались до побережья, а на следующее утро им предстояло отплыть в Нормандию.

Изабелла еще никогда не путешествовала по морю и слегка испугалась. Она с Линдом и лошадьми оказалась на открытой палубе, где они и оставались до тех пор, пока корабль два дня спустя не добрался до берегов Нормандии.

Как она узнала из разговоров своих попутчиков, им очень повезло, что они не попали в бурю. Изабелла с Купе, сидящим у нее на локте, приютилась в уголке палубы, вместе с Линдом, не хуже своей госпожи оценивавшим ситуацию.

В эти два дня они съели лишь по кусочку хлеба и выпили по глотку вина, чтобы спастись от жажды. Вид удаляющихся и растворяющихся в тумане берегов Англии оказался для Белли самым страшным, что она когда-либо видела за всю свою жизнь. Впрочем, когда вдали показалось нормандское побережье, Белли приободрилась. Они расстались с поездом архиепископа Ансельма, продолжая делать вид, что направляются ко двору герцога Роберта в Руан. Но на самом деле они поехали в сторону Бретани: Манвиль находился у самой границы этой области.

Они не могли не заметить, что всходы на нормандских полях были не лучше, чем в Англии. Очевидно, год был неудачным и здесь. Однако бедность и нищета бросались здесь в глаза сильнее, чем по другую сторону пролива. К счастью, на дорогах было немноголюдно. На ночь путники останавливались в полях: Изабелла не решалась тратить свой скудный запас монет на ночлег, избегая даже гостевых домов при монастырях. Кто знает, на что им могут понадобиться деньги? Кроме того, переодетая юношей, она предпочитала не делить кров с настоящими мужчинами, чтобы не вызвать никаких осложнений. Они везли пищу с собой, пополняя запасы в деревеньках, попадавшихся им на пути. Наконец они добрались до родового гнезда Изабеллы.

Она увидела Манвиль с вершины холма. Это был маленький замок, еще меньше Лэнгстонского, сложенный из темных, унылого вида камней. Он казался совершенно неуютным и негостеприимным. Теперь Белли поняла, почему ее мать была так рада переезду в Англию. Она остановилась и долго стояла молча, пока наконец Линд не прервал ее раздумья:

– Ну, госпожа, что мы теперь будем делать?

– Надо подумать, как лучше приблизиться к Манвилю, – медленно проговорила Изабелла. – Ты не видишь, там есть соколиные клетки?

– Все знатные господа содержат охотничьих птиц, – ответил Линд. Он ожидал, что решит хозяйка. За те дни, что они провели в дороге, она по-настоящему удивила его.

В первое же утро, когда взошло солнце и Линд смог как следует разглядеть свою госпожу, он был потрясен. Изабеллы Лэнгстонской больше не было. Рядом с ним ехал долговязый парень с коротко подстриженными темными волосами. Линд сообразил, что Изабелла обрезала свои роскошные золотистые волосы и выкрасила их ореховой краской. Лишь в этот момент сокольничий по-настоящему понял, как глубоко было желание его хозяйки отыскать мужа.

Она ехала рядом с ним, держа Купе на руке, и ни разу не пожаловалась ни на усталость, ни на скудную пищу.

Линд признал, что его госпожа поистине отважна. Теперь он поверил в нее и в возможную удачу их предприятия.

Однако он еще сомневался, удастся ли им вернуться в Англию целыми и невредимыми, да и вообще разыскать Хью.

И все же это было удивительное приключение! Наконец Изабелла прервала молчание:

– У Ричарда может быть несколько птиц, но едва ли он держит сокольничего. Возможно, ты сумеешь убедить его принять нас на службу, Линд. Мой брат очень прижимист, но его надо уговорить, чтобы он позволил нам остаться. Только так мы сумеем выяснить, где он держит Хью.

– Тогда – вперед! – воскликнул Линд, и они спустились вниз по холму к воротам Манвиля.

Их пропустили и привели в Большой зал, где Ричард де Манвиль сидел за столом и обедал. Изабелла старалась прятать глаза, но быстрый осторожный взгляд по сторонам убедил ее, что в зале было чисто и красиво. Итак, они с Линдом стояли перед ее братом. Это было первое серьезное испытание ее маскарада. Узнает ли ее Ричард? Изабелла затаила дыхание.

– Ну, кто вы такие? – спросил Ричард.

– Меня зовут Линд, милорд. Это – мой брат Лэнг.

Мы сокольничие, милорд. Свободные.

– Вы не нормандцы, – произнес Ричард, пристально вглядываясь в пришельцев.

– Верно, милорд. Мы англичане, – любезным тоном ответил Линд.

– Что же вы хотите? – с подозрением в голосе спросил Ричард де Манвиль.

– Мы с братом решили этим летом отправиться на поиски приключений. Мы покинули наш родной дом, что стоит близ Нового Леса. Когда у нас заканчивались деньги, мы предлагали свои услуги местным лордам. Я заметил ваши соколиные клетки, милорд, когда мы входили в замок. Если у вас нет сокольничего, то, возможно, в этом замке для нас найдется работа. Если же у вас уже есть сокольничий, то мы просим предоставить нам ночлег, а завтра снова отправимся в путь.

55
{"b":"25276","o":1}