ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Линд и Лэнг. – Вивиана медленно повторила эти имена, словно пробуя их на вкус. – Разрешаю вам поднять глаза и взглянуть на меня, мои юные сокольничие. – Она повернулась к своим собеседникам. – Хью, ты опытен по части птиц. Они нам подойдут?

– Если Алан говорит, что подойдут, значит, подойдут.

Он ведь знает, каково наказание за непослушание или ложь, не так ли, Алан? – Голос Хью Фоконье звучал непривычно резко. Он поднялся и, спустившись по ступенькам, подошел к дальней стене зала, туда, где в одной из ниш висел прикованный человек. Взяв лежащий рядом на камне кнут, Хью стремительно нанес по телу несчастного несколько мощных, жестоких ударов, не обращая никакого внимания на жалобные крики жертвы. Потом он рассмеялся и, отбросив кнут, подошел к сокольничим. – Вас будут хорошо кормить в Ла-Ситадель и предоставят вам кров, – сказал он им. – Однако за это вы должны беспрекословно повиноваться любым приказам. Если же вы ослушаетесь, то вас постигнет судьба этих двух дураков. – Хью окинул сокольничих тяжелым взглядом. – Вы меня поняли? Вы согласны?

– Да, милорд, – ответили они, и Хью отвернулся, поднялся по ступеням и снова сел за стол рядом с хозяйкой замка.

– С виду они неплохие парни, – пробормотала Вивиана Бретонская и сказала сокольничим:

– Вы свободны.

Затем она снова повернулась к Хью. Сокольничие, пятясь, отошли от господского стола. Изабелла была потрясена. Хью стоял прямо перед ней и не выказал ни единого признака узнавания. Конечно, она была в мужской одежде, с короткими темными волосами, но неужели же он не смог проникнуть под этот маскарад? Белли пришла в отчаяние.

Внезапно на нее навалилась страшная слабость. Неужели она оказалась слишком наивной? Неужели эта прекрасная чародейка действительно украла ее мужа навсегда?

– Пойдем, – сказал Линд, почувствовав ее состояние. – Нам надо отдохнуть, братец. У нас был слишком тяжелый день.

Белли пошла вслед за ним, но, выходя из зала, снова почувствовала на себе чей-то взгляд. На сей раз не в силах сдержать любопытство, она повернула голову и увидела, что на нее смотрит второй спутник Вивианы Бретонской.

– Кто это нас разглядывает? – спросила она Алана.

Алан обернулся и глянул через плечо.

– Это ее брат, Гай Бретонский. А что?

– Я почувствовала, что он на нас смотрит, – объяснила Белли. – А почему Ла-Ситадель принадлежит не ему?

Похоже, он старше своей сестры.

Алан покачал головой:

– Я не знаю. Прежде этот замок принадлежал ее матери. Он всегда принадлежал женщинам. Это род колдуний и колдунов. Пойдем, не оглядывайся на него. Он страшный нечестивец. Говорят, он берет себе в постель не только девушек, но и мальчиков. Вы ведь не хотите, чтобы он заинтересовался вами, госпожа!

– Да, – согласилась Изабелла, – не хочу.

И они вышли из зала.

Глава 13

Алан сначала удивился, а затем обрадовался, увидев, какого мастерства достигла Изабелла в работе с соколами.

– Ты прекрасно обучил ее, Линд, – похвалил он своего старого друга. – Я поручу ей кречетов и ястребов-перепелятников. Она не хуже любого мастера-сокольничего.

Алан смотрел, как Изабелла выносит своих подопечных на каменные тумбы. Все здешние птицы были взяты дикими из гнезд, и с ними было не так легко справиться, как с Купе, но Изабелла отлично справлялась.

– У нее такой же подход к птицам, как у него, – сказал Линд. – Это не я научил ее, а лорд Хью. Что с ним случилось, Алан? Он стал совсем другим человеком.

– Мы приехали в Манвиль от двора герцога Роберта, – начал Алан. – Вначале все было хорошо. Лорд Хью изо всех сил старался смягчить дурной нрав сэра Ричарда, а хозяйка Манвиля, его супруга, была к нам очень добра. Однако сэр Ричард не мог забыть, что лорд Хью увел Лэнгстон у него из-под носа. Однажды ночью он опоил лорда Хью вином и бросил нас всех в темницу. Лорд Хью боролся, и этот мерзавец Люк де Сай ударил его по голове. Я боялся, что он убил его. За винными бочками у них в погребе стоит клетка. Там мы несколько дней промучились без еды и почти без воды. Когда лорд Хью наконец пришел в себя, он принялся бушевать и проклинать себя на чем свет стоит за то, что поверил Ричарду де Манвилю. Он кричал, бранил нашего охранника и в конце концов сорвал голос. Потом Люк де Сай пришел и снова ударил его, чтобы он утихомирился. После этого он изменился и перестал узнавать нас.

Потом появилась она. Мы уставились на нее, как деревенские болваны, Линд! Мы в жизни не видали такой красавицы! Сэр Ричард сказал, что, если она хочет, может забирать его, но пусть возьмет и всех нас. Она засмеялась и согласилась. Она подошла к нашей клетке и улыбнулась лорду Хью.

Глаза их встретились, и он не мог оторвать взгляда от нее.

Он пошел за ней, как овечка за мясником, и мы последовали за ними, радуясь, что избавились от Манвиля. Потом, когда мы приехали сюда, нам предложили выбирать: или принести ей присягу на верность, или умереть. Она держала меня при себе, пока выхаживала лорда Хью и пока он не выздоровел. Я видел, как она готовит свои зелья и поит его ими. В конце концов к нему вернулся голос, но он стал совсем другим – жестким и резким. Похоже, он забыл абсолютно все о своей прежней жизни. Помнит только о том, что разводил птиц. Потому-то меня и послали весной отловить птенцов. Она хочет, чтобы он был счастлив, Линд, потому что влюбилась в него.

– Она продолжает поить его зельями? – спросила Белли, и друзья только теперь сообразили, что она все это время слушала их беседу.

– Не знаю, миледи, – ответил Алан. – Как только я начал работать с птицами, лорду Хью стал прислуживать другой человек.

– Мы должны узнать это! – воскликнула Белли. – Если для того, чтобы удержать его, она все время пользуется магией, то мы сможем вернуть ему память и освободить его, если помешаем ей поить его зельями.

– Но как? – в один голос спросили сокольничие.

Изабелла покачала головой.

– Пока не знаю, – сказала она.

– Возможно, нам стоит уйти из Ла-Ситадель и обратиться за помощью к герцогу Роберту, – рассудительно предложил Линд.

– Слишком поздно! Вы уже согласились поступить к ней на службу, – сказал Алан. – Теперь вам не удастся уйти. Я советовал вам бежать в первый день, когда вы пришли, но вы меня не послушались. Вы ведь не просто прислуга. Простых слуг легко заменить, и она бы не обратила на это внимания. Но вы – сокольничие. Вы ей нужны.

Теперь вы в ловушке, так же как и все мы. Да смилостивится над нами Господь!

– Нет, я это так просто не оставлю, – решительно произнесла Изабелла. – Должен быть какой-то способ помочь Хью, и я найду его, обещаю вам. А потом мы все вместе вернемся домой, в Лэнгстон!

Жизнь их оказалась до странности однообразной. Каждое утро они поднимались с рассветом, завтракали и целый день проводили в заботах о птицах. Обед подавали в четыре часа пополудни, а после обеда Изабелла уходила из зала, где развлечения были чересчур грубыми на ее вкус, и отправлялась на сеновал. Она истосковалась по горячей ванне. Умываться ей приходилось холодной водой.

Ножницами, которые она предусмотрительно захватила с собой, она время от времени подстригала волосы. Запасов ореховой краски ей должно было хватить еще на несколько месяцев, если бы им пришлось пробыть здесь так долго.

Она думала о своем сыне. Здоров ли он? Он, должно быть, уже вырос. Всего через несколько месяцев ему исполнится два года. Он, конечно, не помнит ни отца, ни мать, но Изабелла утешалась мыслью, что Алетта и Рольф хорошо заботятся о Хью Младшем.

Она вздохнула. Что, если она больше никогда не увидит своего ребенка? Эта мысль заставила ее расплакаться.

Надо найти какое-то решение! Нельзя же провести остаток дней, притворяясь мальчиком! Изабелла ненавидела этот неестественный образ жизни, который ей приходилось вести, но она была обречена на это до тех пор, пока не найдет способ освободить своего мужа от чар Вивианы Бретонской.

59
{"b":"25276","o":1}