ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Любая старуха ведьма в лесу умеет готовить любовные зелья и притирания. А колдуны занимаются по-настоящему важными вещами; по крайней мере Белли всегда так считала. И за исключением странного состояния Хью, она не видела в этом замке никаких признаков серьезной магии.

А как насчет того страстного возгласа, который издал Гай в своем гневе? «Истинная любовь не приходит насильно!»

Может ли быть, что здесь вообще не замешана никакая магия?

Если же магии нет, то кто же она. Белли, после этого?

Легковерная, упрямая дура! Некогда, возможно, потомки великого Мерлина и впрямь владели могущественной магией, но за прошедшие века эта магия, должно быть, утратила свою силу. Не исключено, что они пользовались памятью об этом, чтобы запугать своих соседей и заставить их держаться подальше от Ла-Ситадель. Иначе почему Гай Бретонский подверг ее этой ночью таким пыткам? Если бы он был настоящим магом, то наложил бы на нее заклятие и заставил бы ее полюбить его и забыть своего мужа. Он бы не вышел из себя от ревности к ее якобы покойному супругу.

– Какой же дурой я оказалась! – упрекнула себя Изабелла Лэнгстонская, чувствуя, как закипает в ней ярость.

Какое развлечение она доставила в эти месяцы Гаю и Вивиане! Однако она не должна возбудить у них никаких подозрений. Ради Хью она должна оставаться покорной наложницей Гая Бретонского – пока не найдет способ освободить его. До тех пор, пока Гай будет верить в ее послушание, она будет в безопасности. Даже без всякой магии он оставался могущественным и опасным человеком. И до тех пор, пока он не поверит, что она целиком принадлежит ему, ей грозит опасность оказаться вышвырнутой из замка, а то и что-нибудь похуже.

– Наконец-то ты проснулась, – неожиданно произнес Гай, испугав ее. Подойдя, он уселся на край постели. – Ты усвоила урок. Белли?

Она кивнула, опуская глаза в знак повиновения.

– Значит, ты полюбишь меня и выбросишь из головы всех тех, к кому ты когда-либо питала нежную страсть, – велел он.

– Разве я не предупреждала вас, милорд Гай, что любовь не менее опасна, нежели сладостна? Я не хочу, чтобы она лишила вас силы. Мне нравится ваша сила. Я еще никогда не встречала такого сильного мужчину, – храбро произнесла она.

– После вчерашней ночи ты, должно быть, убедилась, что меня ничто не сможет лишить силы, – сказал он. – Я должен знать, что ты любишь меня!

«Ты солгал мне, – подумала про себя Белли. – И я тоже солгу тебе: это поможет мне узнать о тебе правду и освободить моего любимого Хью».

– После вчерашней ночи, – кротко прошептала она, – разве вы можете сомневаться в моей любви к вам, милорд Гай? Разве вы не видели моего экстаза? Разве я смогла бы достичь такого восторга с мужчиной, которого бы не любила по-настоящему? Однако я слышала, что вы прогоняете тех, кто полюбил вас. Я всего лишь хотела сохранить вашу благосклонность ко мне и остаться рядом с вами. Я не хотела оскорбить вас, милорд.

«Она меня любит! – подумал Гай. – Она впервые назвала меня по имени». За все те месяцы, что она провела в его покоях, она ни разу не произнесла вслух его имени, всегда обращаясь к нему с церемонной учтивостью: «милорд». Сердце его запело от счастья, и, заключив ее в объятия, Гай заявил:

– То, что ты любишь меня, делает меня счастливейшим человеком в мире. Твоя любовь не ослабляет меня, Белли. Она придает мне новые силы!

Он поцеловал ее, и на мгновение Белли позволила себе забыться и раствориться в его ласке, чтобы он не заподозрил обмана.

Однако в глубине ее души уже росло новое знание. Могущество Гая и Вивианы – скорее всего обман. Они не владели настоящей магией!

Глава 15

На следующий день, отправившись к соколиным клеткам, Изабелла поделилась своим открытием с Аланом и Линдом. Сокольничие были потрясены.

– Как вы можете быть так уверены, что здесь нет настоящей магии? – спросил вечно подозрительный Алан. В голосе его слышалось неодобрение: он никак не мог понять, зачем Изабелле понадобилось связываться с Гаем Бретонским.

Изабелла рассудительно сказала:

– Ну, вы просто подумайте вдвоем. Видели вы хоть какие-нибудь признаки магии? Что-нибудь необычное, из ряда вон выходящее? Нет, не видели. Мы с вами видели здесь только невообразимую жестокость, страх и унижения. Нам рассказали историю рода хозяев замка и предупредили, что мы должны беспрекословно повиноваться. Но есть ли в этом хоть капля магии?

Сокольничие отрицательно покачали головами.

– А все это потому, – торжествующе произнесла Изабелла, – что никакой магии и нет! Они спекулируют на репутации рода, чтобы держать всех в страхе и подчинении. Я уверена, что память у Хью отнял какой-то эликсир, а вовсе не колдовство. Разве ты не говорил мне, Алан, что поначалу Хью лишился памяти тогда, когда его ударили по голове? Но насовсем стереть память невозможно! Вивиана, должно быть, постоянно одурманивает его. Если мы узнаем, за чем надо следить, друзья мои, то мы в конце концов распутаем эту головоломку и освободим Хью!

– Вам удобнее найти это снадобье, чем нам, – сказал Линд. – Вы больше времени проводите с ними, госпожа.

– Возможно, – согласилась Изабелла. – Но тем не менее я прошу вас держать ухо востро. Познакомьтесь поближе со здешними служанками. Слуги всегда замечают то, что им не следовало бы видеть, – со смешком пояснила она, и сокольничие ответили понимающей улыбкой.

Изабелла решила во что бы то ни стало подружиться с сестрой своего любовника. Открыто втираться в доверие она не смела, но понимала, что если ей удастся завести дружбу с Вивианой, то легче будет выведать ее секреты. И вот однажды вечером такая возможность представилась. Вивиана пожаловалась, что от зимней стужи ее волосы теряют блеск.

– А вы не пробовали ополаскивать их яблочным уксусом? – спросила ее Белли. – Мне говорили, что это средство превосходно восстанавливает блеск темных волос; по крайней мере так утверждала моя мать, которая прекрасно разбиралась в свойствах трав. Виноградный уксус лучше подходит для светлых волос.

– Яблочный уксус? Никогда не слышала, чтобы его использовали с такой целью, но попробовать не мешает, – задумчиво проговорила Вивиана. – Но если ты ошиблась, я прикажу повесить тебя в зале на цепях и выпороть, как простую преступницу. Не думай, будто я остановлюсь перед тем, что ты наложница моего брата. Я – хозяйка Ла-Ситадель!

– Госпожа, я не намерена вредить вам. Если вы пожелаете, я могу сама вымыть вам волосы, – любезно промурлыкала Изабелла.

Вивиана Бретонская на мгновение задумалась, а потом сказала:

– Да, я хочу, чтобы ты позаботилась о моих волосах, Белли. Если ты угодишь мне, я возьму тебя в служанки, когда ты перестанешь развлекать моего брата.

– Такого не случится, сестра, – тихо сказал Гай. – С этого дня я считаю Белли своей женой, и если она будет заботиться о твоих волосах, Виви, то лишь из любви к нам обоим, а не потому, что она твоя служанка.

Изабелла была потрясена, услышав это, но Вивиана Бретонская – еще сильнее.

– Ты хочешь взять ее в жены, Гай? Почему? А она знает, что не сможет родить от тебя ребенка? Ты рассказал ей о нашем проклятии? Еще ни один мужчина из нашего рода не брал себе жену со стороны!

– Почему бы мне не стать первым? – возразил Гай. – При сложившихся обстоятельствах что это меняет, Виви?

Я люблю эту девушку. Я никогда не захочу с ней расстаться. Если я не смогу дать ей ребенка, то по крайней мере она сможет с честью носить наше имя. Она слишком хороша, чтобы оставаться простой наложницей.

– Милорд… – Белли коснулась его руки и заглянула ему в лицо. – Я не хочу становиться преградой между вами и вашей сестрой, которую вы всегда любили. Я с радостью займу любое место, какое вы пожелаете мне уделить.

– Сюда нельзя привести священника, Белли, но отныне и впредь ты будешь моей женой, – тихо проговорил Гай. – Если моя сестра любит меня так же, как я всегда любил ее, то она смирится с этим.

73
{"b":"25276","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Институт неблагородных девиц. Чаша долга
В команде с врагом. Как работать с теми, кого вы недолюбливаете, с кем не согласны или кому не доверяете
Удочеряя Америку
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
Человек, упавший на Землю
Жрица Итфат
Город лжи. Любовь. Секс. Смерть. Вся правда о Тегеране
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Синдром зверя