ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гробницы пяти магов
Огнепад: Ложная слепота. Зеро. Боги насекомых. Полковник. Эхопраксия
Погадай на жениха, ведьма!
Призрак победы
Как устроена экономика
Новые медиа. Социальная теория и методология исследований
Тайна таежной деревни
Как встречаться с парнями, если ты их ненавидишь
Земля случайных чисел

3. Но бог не сразу осудил на наказание хананеян и. соседние с ними народы, ранее впавшие в преступное суеверие, а лишь тогда, когда они увенчали это преступление многими злодеяниями (кн. Бытия, XV, 16). Так, и у других народов он извинял времена заблуждения и поклонения ложным божествам (Деяния ев ап., XVII, 38). Совершенно верно сказано у Филона (“Посольство к Каю”), что каждому своя религия кажется лучше всех, потому что о ней судят по соображениям не разума, но чувства. От этого мало отличается изречение Цицерона о том, что никому не убедительно ни одно философское учение, кроме того, которому он следует сам (“Акад.”, кн. IV). Он добавляет, что большинство усваивает убеждения прежде, чем в состоянии рассудить, какое из них наилучшее.

4. Заслуживают также извинения, а не наказания со стороны людей те, кто, не получив никакого закона от бога, поклоняется звездам, силам прочих естественных вещей, духам, как в изображениях, так в животных или в прочих предметах, или душам тех, кто прославился доблестью или благодеяниями по отношению к человеческому роду, или бесплотным духам, в особенности если подобного рода культы не являются выдумкой и оттого не удаляются от почитания всевышнего бога134, так что можно причислить скорее к нечестивым, нежели к уклоняющимся тех, которые установили божеские почести заведомо злым духам как таковым, олицетворениям пороков и людям, жизнь которых была исполнена преступлений.

5. В наибольшей мере повинны те, кто приносит в жертву богам кровь невинных людей. За прекращение у карфагенян этого обычая заслужили одобрения Дарий, царь персидский, и Гелон, тиран Сиракузский135 (Юстин, кн. XIX; Плутарх, “Изречения” и “Об отсрочке божественного возмездия”). Плутарх передает, что некоторые народы, приносившие богам человеческие жертвы, римляне намеревались покарать, но так как те оправдывались, ссылаясь на древность обычая, то не потерпели никакого зла; им только было воспрещено на будущее время совершать что-либо подобное (“Римские вопросы”, 12).

Несправедливо начинать войну против тех, кто не соглашается принимать христианскую веру

XLVIII. 1. Что же сказать о тех войнах, которые объявляются каким-нибудь народам по той причине, что они не согласны принять предложенной им христианской религии? Я уже не спрашиваю, предлагается ли то, что следует, и как должно быть предложено. Но допустим, что поступают так, как нужно. Остановимся на двух обстоятельствах, заслуживающих замечания.

Во-первых, в истине христианской религии, поскольку ведь в ней к естественной и первоначальной религии добавлено немало иного, невозможно убедить с помощью чисто естественных доказательств; но здесь приходится опираться на историю как воскресения Христова, так и на чудеса, совершенные как им самим, так и апостолами. Это - вопросы факта, некогда доказанные бесспорными свидетельствами, но факта весьма древнего. Отсюда ясно, что христианское вероучение не может быть воспринято в глубине души теми, кто ныне впервые слышит о нем, без тайного содействия божия. Такое содействие, если дается кому-нибудь, то не в виде награды за какие-нибудь дела; если же в нем бывает отказано или же если оно оказывается менее щедро, то это происходит не по причине неправедных поступков, но в силу причин, большей частью нам не известных и оттого не наказуемых перед судом человеческим. Это имеет в виду правило Толедского собора (Cap. De ludaeis. dist. XLV): “Священный собор предписывает, что отныне никого не следует принуждать веровать. Ибо кого бог сподобит, над тем он смилуется; кого же не сподобит, то не смилуется136. Таков обычай священных книг, а именно - если причины вещей скрыты, то эти причины приписываются божественной воле137.

2. Во-вторых, Христу, создателю нового завета, угодно всецело, чтобы никто не принуждался к принятию его закона ни наказаниями в этой жизни, ни страхом таких наказаний (посл. ап. Павла к римлянам, VIII, 15; посл. ап. Павла к евреям, II, 15; евангелие от Иоанна, VI, 67; евангелие от Луки, IX, 54; евангелие от Матфея, XIII, 24)138 В этом смысле правильнее всего следующее место у Тертуллиана: “Новый завет не ограждается карающим мечом”. В старинной книге, носящей название “Постановлений” Климента, о Христе сказано: “Людям предоставлена свобода выбора, за что следует не наказание временной смертью, но воздаяние в ином веке”. Афанасий учит: “Господь, не принуждая никого, но предоставляя свободу воли обращался ко всем вообще: “Кому угодно следовать за мной?“139; к апостолам же: “Разве вы хотите отступить?“140. Златоуст в толковании на то же самое место у Иоанна говорит: “Он вопрошает: “Разве вы хотите отступить?” - в этом и состоит обращение отвергающего всякое насилие и принуждение”.

3. Этому не противоречит притча о браке, где повелевается “принудить войти” (евангелие от Луки, XIV, 23). Ибо подобно тому как в самой притче слово “принудить” означает образ действий приглашающего141, так и в выводе из этой притчи оно употребляется в том же смысле (евангелие от Луки, XXIV, 29; евангелие от Матфея, XIV, 22, евангелие от Марка, VI, 45; посл. ап. Павла к галатам, II, 14). Прокопий в “Тайной истории” сообщает о том, как было мудрыми отвергнуто намерение Юстиниана принудить самаритян путем насилия и угроз к принятию христианства; он сообщает и о неудобствах, проистекших из этого, о чем можно прочесть в тон же книге“142.

Справедливо выступать войной против тех, кто жестоко поступает с христианами из-за их веры

XLIX. 1. Те, которые дают наставления или исповедуют христианство и в этих целях прибегают к наказаниям, поступают, без сомнения, вопреки самому разуму, ибо ведь в самом учении христианском нет ничего (я здесь имею в виду это учение само по себе, а не поскольку оно искажается какими-нибудь дополнениями), что было бы вредно для человеческого общества, напротив, в нем нет ничего, что бы не было ему полезно. Само дело говорит за себя, и иноверные вынуждены это признать. Плиний сообщает, что христиане принуждают друг друга клятвой воздерживаться от воровства, от грабежа и от измены вероучению. Аммиан Марцеллин утверждает, что в этом вероучении не преподается ничего иного, кроме заповедей справедливости и кротости143. И народная пословица гласит: “Кай Сей - хороший человек вне зависимости от того, что он христианин” (Тертуллиан, “Апология”, гл. 3. и “Против народов”, I, гл. 4).

Неуместны извинения в том, что всякое новшество страшит, в особенности же новые общественные союзы. Ибо не должно бояться учений, хотя бы новых, поскольку они призывают лишь ко всему достойному, а также к повиновению высшим; и союзы честных людей не должны внушать подозрения, поскольку они склонны принять тайный характер лишь в случае гонения. Уместно привести здесь то, что, по свидетельству Филона144, Август сказал об иудейских собраниях: “Это не были ни вакханалии, ни сходбища в целях нарушения спокойствия, но училища добродетелей”.

2. Те же, кто свирепствует в отношении таких людей, заслуживают справедливого наказания, что полагает и Фома Аквинский (II, II, 108). По этой причине Константин пошел войной против Лициния145; прочие императоры выступали в походы против персов146; эти войны скорее имеют целью исключительно защиту невинных, нежели осуществление наказания, о чем мы потолкуем ниже.

Но не против тех, кто обманывается относительно толкования закона божьего: что подтверждается ссылкой на авторитеты и примерами

L. 1. Если кто признает истинным закон Христа, но сомневается или заблуждается относительно кое-чего, кроме самого закона, или склонен усматривать двоякий смысл в законе, или находит, что он изложен неодинаковым образом у древних христиан, то такому лицу в высшей степени несправедливо угрожать мучениями. Это доказано как тем, что сказано нами выше, так и примером иудеев. Ибо хотя этим последним был дан закон, имевший санкцию в виде мучений в здешней жизни, тем не менее они никогда не предавали наказанию саддукеев, которые отвергали догмат о воскресении, как раз самый истинный, но переданный в самом законе лишь весьма темно и под покровом слов и вещей.

160
{"b":"252769","o":1}