ЛитМир - Электронная Библиотека

2 “О милосердии” (I, гл. 14). Август, выступая в качестве советчика отца при решении вопроса о сыне, который был задержан при покушении на отцеубийство, сказал; “Следует сослать сына туда, куда будет угодно отцу”. Он не осудил к мешку и змеям или на тюремное заключение. Памятуя не о том. кого он судил, но о том. чьим советником он был, он заявил, что “отец должен довольствоваться самым мягким видом наказания”. Слова принадлежат Сенеке в той же книге (гл. 16). Теренций в “Андросовой девушке” пишет:

За преступленье тяжкое отцу довольно наказанья малого.

У Филона сказано: “Отцы произносят печальные слова о лишении наследства, отлучая сыновей от дома своего и от всех кровных родственных связей в тех именно случаях, когда преступность сыновей разрушит ту великую и все превосходящую любовь, которую природа внушила родителям”. Цицерон в речи “В защиту Лигария” говорит: “Простите, судьи; он совершил преступление, поскольку оступился; он не подумал, можно ли когда-нибудь впоследствии поступать таким образом по отношению к родителю”.

3 Сенека (“Письма”. LXXXII): “Милосердие щадит чужую, как свою, кровь и находит, что не должно человеку злоупотреблять жизнью человека”. Диодор Сицилийский (фрагменты): “Заслуживают Наказания не все те, кто совершает преступление, но те, кто не раскаивается в своих злодеяниях”. Златоуст (“О статуях”, VI): “Пусть знают все чуждые нашей вере, что оказываемое Христу почитание столь велико, что налагает узду на любую власть. Чти господа твоего; Прощай прегрешения таким же рабам, как и ты, чтобы и Христос еще более почтил тебя, дабы в день суда обратил к тебе лук благосклонный и милостливый, памятуя эту свою кротость”, Грациан приводит в caus. XXIII, quaest, IV, место из Августина: “Когда мм произносим эти два названия - человек и грешник, они никогда не произносятся понапрасну; как грешника - накажи, как человека - пожалей”. Смотри также дальнейшее и приведенное выше, в примечаниях к главе XX, XII, XXVI и XXXVI.

4 Феодосии, простивший преступление антиохийцев, совершенное против него, был епископом Флавианом преимущественно побужден к тому следующими словами Христа: “Отче, прости им, не ведают бо, что творят”. Об этом сообщает Златоуст в слове “О статуях” (XX).

5 “Иудейские древности” (кн. II, гл. 3).

6 Златоуст в похвалу милосердию говорит: “Оно может замечательно украсить каждого человека, в особенности же тех, кто облечен верховной властью; ибо хотя царская власть все разрешает, тем не менее в высшей степени прекрасна для славы и молвы сдержанность и подчинение своих поступков закону божиго”. Августин в послании к наместнику Бонифацию (CIV) пишет: “Не забывай скоро прощать тем, кто погрешит против тебя и станет просить о милосердии”.

7 У Вулькации Галликанского в “Житии Авидия Кассидия”.

8 Прокопий (“Война с вандалами”, II): “Раскаяние вовремя согрешивших обычно обязывает к прощению тех, кому нанесено оскорбление”.

9 Прокопий (“Готский поход”, кн. 11) сообщает о том, что готы обратились к Велисарию со следующими словами: “Поскольку дело обстоит таким образом, то обязанность правителей обоих народов - не стремиться к благополучию своих подданных ради заботы о собственной славе, а оказывать предпочтение справедливости и пользе не только своей, но и врагов своих”.

10 Диодот у Фукидида (кн. III) говорит: “Ибо хотя я и объявляю, что они совершили тягчайшие преступления, я отнюдь не повелеваю их убивать, исключая случаи крайней необходимости”.

11 Смотри у Плутарха жизнеописание Камилла.

12 Также поступил царь Армении во времена Севера, о чем упоминает Геродиан в книге III.

13 Смотри Прокопий, “Война с вандалами” (II) и “Готский поход” (I).

14 Этим правилом благоразумно пользуется Нарсес у Прокопия в “Готском походе” (II).

15 Гвидон Бландратенский в речи, обращенной к медноланцам у Гунтера говорит:

Ради свободы готовы мы все перенесть. Но по разуму

Не предпочтет же, однако, свободу никто безопасности.

И неизбежность, конечно, грозящего нам поражения,

Если только можно избегнуть ради спасения,

Должно считать не любовью к свободе, но честолюбием

16 Анаксилай. который был вынужден сдать Византию вследствие голода, привел а свое оправдание соображение о том, что сражаться свойственно человеку против человека, но не против природы вещей. Так сообщает Ксенофонт. Прокопий в “Готском походе” пишет: “Люди не одобряют добровольной смерти, пока какая-нибудь надежда превозмогает опасность”.

17 Он же при объяснении целей войны, предпринятой ситонийцами после кончины Александра, заявляет, что “здравое суждение правильно внушило им жажду славы, но отклонило их от собственной пользы”, так что они поторопились “подвергнуться опасности без крайней необходимости и даже не извлекли поучения из столь достославного поражения фивян”.

18 Сервий, комментируя следующие стихи (“Энеида”, X):

Сожалеют о гневе напрасном обоих

И толиких смертных трудах,

пишет: “Потому что нет столь справедливой причины, чтобы ради нее стоило вести войну”.

19 Плутарх в жизнеописании греков пишет: “Браться за нож вез крайней необходимости - не дело ни хорошего врача, ни доброго военачальника”. Марциан у Зонары заявляет: “Не должно царю поднимать оружия, когда следует наслаждаться миром”. Августин в послании к Бонифацию (L) отмечает: “Мир зависит от доброй воли, война же должна вызываться крайней необходимостью, дабы бог освободил от необходимости и сохранил в мире”.

20 “Лев, не обращая внимания на копья, долгое время защищается только страхом и как бы заставляет себя принудить к борьбе”. Об этом сказано у Плиния в “Естественной истории” (кн. VIII, гл. 16).

21 Лакедемоняне в речи, приведенной у Диодора Сицилийского (кн. XIII), говорят: “Так как мы видели, что война порождает множество враждебных действий, множество жестокостей, то в нашу обязанность входит засвидетельствовать перед всеми богами я людьми, что причина этого не в нас”. Плутарх в жизнеописания Нумы пишет; “Если мне кто-нибудь скажет, разве Рим не преуспел весьма много войной, то тот поднимает вопрос, давно ждущий своего разрешения у людей, видящих успех в богатстве, в наслаждениях, в воинских должностях, а не в благополучии народа, не в кротости, не в самоудовлетворении справедливости”. Стефан, врач Хосроя, царя персидского, у Прокопия в “Персидском походе” (II) говорит: “Величайший царь, тебе, занятому убийствами, сражениями и поением городов, может быть, подходят иного рода имена, но для доброго, пожалуй, не подойдет”. Добавь сюда отличное место у Гвиччардини (кн. XVI).

22 “Бог не дозволил строить храм тому. кто вел много войн и проливал кровь, хотя бы вражескую” - слова эти принадлежат ИОСИФУ Флавию (кн. VII, гл. 4), у которого еще следует многое за приведенным изречением. Плиний (кн. VII, гл. 25) после сообщения о сражениях, выигранных диктатором Цезарем, указывает: “Что касается до меня, то я отнюдь не видел славы в таком вынужденном преступлении против человеческого рода”. Филон в жизнеописании Моисея говорит: “Хотя ведь законами дозволено убийство врагов, тем не менее всякий, умертвивший человека, даже справедливо, ради самозащиты, вынужденно, надо полагать, заслужил некоторого порицания по причине общего кровного родства людей, исходящего из единой первопричины. Оттого-то такие убийцы имели нужду в некоем очищении во искупление совершенного ими, повидимому путем принесения очистительной жертвы”.

23 На трехлетие (Зонара, жизнеописание Никифора Фоки).

Глава XXV

О ПРИЧИНАХ ВОЙНЫ В ИНТЕРЕСАХ ДРУГИХ

I. Начинать войну ради подданных - справедливо.

II. Тем не менее, не всегда ее следует предпринимать ради них.

III. Можно ли выдавать врагу невинного подданного во избежание опасности?

IV. Также справедливо предпринимать войны ради союзников, равноправных и неравноправных.

V. И ради друзей.

VI. Вместе с тем ради всякого рода людей.

186
{"b":"252769","o":1}