ЛитМир - Электронная Библиотека

Такого рода рабство теми же римскими законами смягчалось различным образом, а позднейшим законом Юстиниана было ограничено пятилетним сроком работ (С. de postl. I. ult.). Со смертью же выкупленного прекращается право требовать обратно выкупную сумму (L. si patre. D. de capt.); равным образом долг считается погашенным путем заключения брачного договора между выкупившим и выкупленным лицами (L. si ie qui se, С. de postl.); терялось соответствующее право и при принуждении выкупленной женщины заниматься проституцией (L. foedissimae, eod. tit.). Многое иное было установлено римским правом в пользу выкупленных, а также в наказание близким родственникам, не выкупившим своих.

3. Право постлиминия, с другой стороны, было расширено внутригосударственным законом, согласно которому не только объекты, подлежащие постлиминию по праву народов, но все вещи и все права сохраняются так, как если бы возвратившийся яз плена никогда не находился во власти врагов. Это соблюдалось также в силу аттического права. Ибо, как читаем у Диона Прусийского в речи пятнадцатой, некий сын Каллия, взятый в плен в битве при Аканте и находившийся в рабстве во Фракии, по возвращении в Афины после окончания войны потребовал наследство Каллия у владельцев, и на суде ему был поставлен только один вопрос, в самом ли деле он - сын Каллия. Тот иве Дион передает, что мессеняне после продолжительного рабства в конце концов вернули себе свободу и свою страну.

Даже то, что кажется изъятым из имущества путем захвата или выделения, а также утраченным вследствие неиспользования, может быть восстановлено с помощью иска о недействительности; ибо эдикт о восстановлении в правах предков распространяется также на находящихся во власти неприятеля (L. ab hostibus. С. de postllminlo. L. I, I. D. quibus ex caus. maiores). Это во всяком случае вытекает из древнего римского права.

4. А закон Корнелия обеспечивает даже наследников лиц, скончавшихся в плену у неприятеля, охраняя их имущества, как если бы те, кто не вернулся из плена, скончались уже во время своего пленения. Если устранить эти внутригосударственные законы, то, вне всякого сомнения, как только кто-нибудь будет взят в плен неприятелем, имущество его тотчас станет собственностью первого захватчика18, ибо попавший в плен к неприятелю считается несуществующим. Если же попавший в плен возвратится, то не получит обратно ничего, кроме того, что ему причитается по праву народов в силу постлиминия. Однако то, что имущества пленных поступают к казну при отсутствии наследников, составляет особенность римского права (L. Divus. D. de lure fisci, 1. bona apparet. D. de capt.).

Мы ознакомились с положением тех, кто возвращается; посмотрим, что собой представляют восстанавливаемые вещи.

Каким образом в силу постлиминия принимаются обратно рабы, даже перебежчики; каким образом принимаются те, кто выкуплен?

XI. 1. В числе таких вещей первое место занимают рабы и рабыни, даже нередко отчужденные19 или отпущенные на волю неприятелем20. Дело в том, что отпуск на свободу в соответствии с неприятельским правом не может лишить нашего гражданина собственности на раба, как верно замечает Трифонин (L. in bello. manumittendo). Но для возвращения раба к господину необходимо, чтобы раб фактически поступил во власть к прежнему господину и чтобы это могло произойти беспрепятственно. Поэтому если достаточно для других вещей факта нахождения в пределах наших границ, то для права постлиминия на раба этого не будет достаточно, пока его местопребывание остается неизвестным. Когда раб находится в Риме, но местопребывание его не известно, его, по мнению юриста Павла, нельзя считать возвращенным (L. ult. D. de capt.).

И подобно тому как раб отличается отчасти от неодушевленных вещей, так, в свою очередь, он отличается от свободного человека тем, что для обратного приема его по постлиминию не требуется, чтобы он явился с намерением разделить нашу участь. Последнее ведь требуется от того, кто сам намерен возвратиться, а не от того, кто должен быть возвращен другим; Сабин писал: “Каждый располагает полной свободой избирать себе государство для местопребывания, но нет свободы в выборе себе господина” (D. L. In bello. manumittendo).

2. Римский закон не исключает из этого права народов беглых рабов. Ибо. как нас учит юрист Павел, и над ними господин вступает в свои прежние права (D L. postliminium. si vero eervus); и дело тут в том, что противоположное право было бы не столь обидно тому, кто остается навеки рабом, сколь создавалась бы угроза убытков для господина. Вообще же о рабах, которые отвоевываются обратно доблестью воинов, императорами высказано нечто такое, что некоторыми неправильно распространяется на любое имущество: “Принятых обратно мы не должны считать пленными, а нашим воинам приличествует быть защитниками их, а не господами” (L. ab hostibus. С. de postl.).

3. Выкупленные у неприятеля рабы по римскому праву становятся собственностью выкупившего их лица, но по возмещении их выкупа они считаются принятыми обратно в силу права постлиминия.

Объяснить все это подробно могут толкователи внутригосударственного права. Ибо кое-что изменено также последующими законами; чтобы склонить пленных рабов к возвращению, свобода была обещана немедленно тем, у кого были искалечены члены, и прочим спустя пятилетие, в чем можно убедиться на основании военных законов, собранных Руфом.

Принимаются ли обратно подданные в силу постлиминия?

XII. Ближе коснется нас вопрос о том, возвращаются ли в прежнее состояние народы, находившиеся в подчинении у чужеземной власти.

Это возможно признать, если предположить, что их исторгнет из-под подчинения неприятелю не тот, кому принадлежала власть, но кто-либо из его союзников. Я полагаю, что здесь должно оказать то же, что и о рабах, если в союзном договоре не предусмотрено иное.

Восстановление земельных владений в силу постлиминия

XIII. 1. Среди восстанавливаемых вещей первое место занимают земли, подпадающие под право постлиминия. “Верно, - говорит Помпоний, - что по изгнании неприятеля из областей, которые он захватил, собственность на землю возвращается к прежним господам” (L. si captivus. verum est, D. de capt.).

Под изгнанием же врагов следует понимать такое их местонахождение, откуда они уже не в состоянии открыто нападать, как мы объяснили в другом месте. Так, отняв у афинян остров Эгину, лакедемоняне возвратили его прежним владельцам21 (Страбон, кн. VIII). Земли, отнятые у готов и вандалов. Юстиниан и прочие императоры вернули наследникам прежних владельцев, не разрешив ссылаться против собственников на давность, установленную римскими законами22 (Новеллы, XXXVI; Валентиниан, Новеллы, de episc. Iud.; Прокопий, “Война с вандалами”, кн. I; Куяций, “Заключения”, X).

2. Права на земельные владения, я полагаю, распространяются на все объекты, связанные с землей. Так, занятые неприятелем места, бывшие некогда священными или служившие святилищами, по освобождении от такого бедствия как бы восстанавливаются в прежнем состоянии в силу постлиминия, как пишет Помпоний (L. cum loca. D. de religiosis). С этим согласно место о статуях у Цицерона в речи “Против Верреса”, где говорится о Диане Сегетской: “Благодаря мужеству Публия Африканского одновременно с возвращением самой области восстановлено ее священное достоинство” Марциан сравнивает с правом постлиминия то право, согласно которому участок земли, занятый зданием, после разрушения последнего отходит к морскому берегу (L. in tantu, de divis. rer.).

Вот почему нужно признать, что восстанавливается и узуфрукт на возвращенный участок земли, следуя прецеденту, установленному заключением Помпония о земельном участке. затопленном наводнением (L. sl ager. D. quibus mod. ususfr. amit.). Законом в Испании предусмотрено, что графства н иные наследственные юрисдикции возвращаются в силу постлиминия, более значительные - во всех случаях, меньшие - если притязание будет заявлено не позднее как в течение четырех лет. Исключение составляет случай, когда право присвоения замков, утраченных вследствие войны и затем возвращенных, так или иначе принадлежит королю (“Королевские постановления”, кн. X, разд. XXIX, ч. 2).

231
{"b":"252769","o":1}