ЛитМир - Электронная Библиотека

И полководцы ответственны за все совершенное под их командой; ответственны и все воины, участвовавшие в каком-нибудь совместном действии, например, в сожжении города; в делах же, совершенных поодиночке. каждый ответственен за вред, виновником или среди виновников которого он был.

Подлежат ли вещи, взятые в несправедливой войне, возврату со стороны захватившего?

V. 1. Я не думаю, чтобы можно было допустить исключения, приводимые некоторыми в отношении тех, кто старается в интересах других (Сильвестр, указ. место, 10), если только в их действиях имеется хотя бы тень виновности, ибо для обязанности возмещения достаточно вины даже без наличия злого умысла. Часть авторов считает, повидимому, что вещи, захваченные на войне, даже при отсутствии справедливой причины войны, не подлежат возврату, потому что предполагается. что якобы воюющие стороны, вступая в войну между собой, согласились добровольно уступить такие вещи захватившим (Васкес, “Спорные вопросы”, кн. I, гл. IX 17; Молина, “Спорные вопросы”, CXVIII, Ut vero). Но нельзя предполагать, чтобы кто-нибудь неосмотрительно отказался от своего имущества; природа же войны сама по себе сильно отличается от природы договоров.

А для того, чтобы нейтральные народы могли следовать чему-нибудь определенному и не ввязывались в войну против воли, было достаточно введения внешней собственности, о которой шла уже речь и которая может существовать с внутренним обязательством возмещения. И кажется, что сами эти авторы держались подобной точки зрения относительно права личного плена. Так, самнитяне у Тита Ливия объявляют: “Имущество противника, взятое в виде добычи, казавшееся нашим достоянием по праву войны, мы возвратили” (кн. IX). Ливии пишет “казавшееся”, потому что имущество было взято в несправедливой войне, как ранее признали самнитяне (кн. VIII).

2. Сходен с этим случай договора, заключенного без злого умысла, с несоразмерными обязательствами (см. выше, кн. II, гл. XI). В таком случае по праву народов возникает некое правомочие принудить вступившего в договор к исполнению обязательства; однако тот, кто договорился в чем-либо свыше справедливой меры, не менее обязан по долгу честного и добросовестного человека привести сделку к равенству.

Также со стороны того, кто их удерживает?

VI. 1. И тот, кто сам не причиняет вреда или же причиняет его без какой-либо вины, но сохраняет за собой владение вещью, захваченной кем-либо в несправедливой воине, обязан ее возвратить, ибо для того, чтобы другой должен был ее лишиться, нет ни естественно справедливой причины, ни согласия потерпевшего, ни заслуженной кары, ни обязанности (см. выше. кн. II, гл. IX). У Валерия Максима на этот счет приводится пример: “Когда П. Клавдий продал под копьями камеринян, взятых в плен под его предводительством и благодаря его удаче, римский народ, хотя и принял во внимание происшедшее оттого пополнение государственной казны и приращение земельных владений, тем не менее, поскольку оказалось, что победа была одержала полководцем не по справедливости, с величайшей заботливостью выкупил, про данных и возвратил им земли” (кн. VI, гл. 5)8.

Подобным же образом римским декретом была возвращена фокейцам гражданская свобода и отнятые у них земли (Ливии, кн. XXVIII). А впоследствии лигурийцам9, проданным М. Помпилием, была возвращена свобода, и были принячы меры к возвращению им имуществ с возмещением покупателям их стоимости (Ливии, кн. XLII). Сходный декрет сенат принял об абдеритянах с приведением той причины, что им была навязана несправедливая воина (кн. LXIII).

2 Однако, если тот, кто удерживает у себя имущество произведет какие-либо расходы или какиe-нибУдь рабoты он может произвести вычет в размере стоимости затрат у coбственника для получения соответственного возмещения, согласно тому, что было объяснено в другом месте. Если же добросовестный владелец вещи, свободный от вины, употребит вещь или произведет отчуждение ее, то он отвечает лишь в той мере, в какой можно считать, что он обогатился.

ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ Х

1 Тот же Сенека в трактате “О благодеяниях” (кн. V, гл. 21) говорит: “Многое на свете не ограждено ни законом, ни судебным иском, что тем не менее требуется в силу обычая человеческого общества, превосходящего всякий писаный закон”. Квинтилиан в “Наставлениях об ораторском искусстве” (кн. III. гл. 8) пишет: “Бывают действительно Деяния не похвальные по природе, но допускаемые законом, как, например, по Законам XII таблиц тело должника можно было разделить между кредиторами, что отвергнуто общественным обычаем”. Цицерон (“Об обязанностях”, кн. III) заявляет:

“Законы одним способом карают правонарушения, философы - другим; законы ограничиваются осязаемым, философы распространяют свои действия на все, постигаемое рассудком и разумом”.

2 Сенека (“К Гельвии”. VI) замечает: “Иные приобретают себе оружием право в чужой стране”. “Право” и “чужая страна”, казалось бы, несовместимы. Но они должны быть согласованы, как учит приведенный текст. Следует вспомнить то, что сказано выше в этой книге, в главе IV, II.

3 Августин же в послании четвертом, обращенном к Марцеллину, пишет. “А если в силу этого земные государства соблюдают христианские заповеди, то даже самые войны не должны вестись без милосердия”. Он же. касаясь вопроса о различных обыкновениях церкви, говорит: “У истинных богопочитателей даже самые войны имеют мирный характер”.

4 Книга Чисел (гл. V, 6). Иероним (“К Рустику”) пишет: “Если все, что было захвачено, не может быть возвращено, то невозможно избегнуть осуждения”. Августин в послании к Македонию (LIV) заявляет: “Если нужная вещь, послужившая причиной преступления. может быть возвращена и не возвращается, то на самом деле нет раскаяния, но лишь имеется притворство” (приведено у Грациана, causa XI. quaest. VI).

5 Есть замечательное место у пророка Исайи (LVIII, 5, 6, 7); имеется на греческом языке у Юстина Мучрника в “Диалоге с Трифоном”.

6 Смотри окаянные правила у Моисея Маймонида (гл. II. 2) Также смотри у Моисея де Котци (“Повеления”, XVI).

7 Смотри у Леунклавия в “Истории Турции” (кн. кн. V и XVII).

8 Антоний принудил жителей Тира вернуть достояние, принадлежавшее иудеям. Заключенных, проданных ими, он повелел освободить. имущество, захваченное у евреев, - возвратить соответственно (Иосиф Флавий, “Иудейские древности”, кн. XIV). Макрин возвратил парфянам пленных и добычу, потому что римляне нарушили мир без повода с их стороны (Геродиан, кн. XIV, в конце) Турецкий султан Магомет повелел освободить пленных, взятых в городе Святой Марии в Ахайе (Халкокондила, кн. IX).

9 Смотри у Диодора Сицилийского в “Пейрезианских извлечениях”.

Глава XI

ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВА УБИВАТЬ В СПРАВЕДЛИВОЙ ВОЙНЕ

I. В войне справедливой некоторые акты лишены внутренней справедливости; что поясняется.

II. Кого можно убивать согласно внутренней справедливости?

III. По справедливости нельзя убивать преследуемых роком, в частности, примкнувших к воюющей стороне вследствие принуждения.

IV. Нельзя убивать за вину, промежуточную между следствием злополучной судьбы и злым умыслом; природа чего поясняется.

V. Следует различать зачинщиков войны от сторонников, воюющих.

VI. У самих зачинщиков следует различать основания извинительные от неизвинительных

VII. Врагам, даже заслужившим смерть, часто наказание по справедливости прощается.

VIII. Нужно, насколько возможно, остерегаться даже непреднамеренного убийства неповинных.

IX. Всегда следует щадить детей, женщин, если они не повинны в тяжком преступлении, и стариков.

X. Следует также щадить посвятивших свою жизнь исключительно священнослужению и наукам.

XI. И земледельцев.

235
{"b":"252769","o":1}