ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сердце бури
Тень ночи
Viva Coldplay! История британской группы, покорившей мир
Груз семейных ценностей
От ненависти до любви…
Скрытая угроза
Посею нежность – взойдет любовь
Убыр: Дилогия
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
A
A

Отойдя от окна, Адали вернулся к кровати и взглянул на принцессу. Казалось, она глубоко и мирно спала. Щеки слегка порозовели. Евнух снял с нее одеяло, осторожно взял госпожу на руки и устроил на скамье у камина. Потом быстро перестелил кровать, сменив простыни на новые с ароматом лаванды, скрыв следы любви Рори Магвайра, которая так переполнила Жасмин. После этого Адали омыл принцессу ароматизированной водой, чтобы нельзя было догадаться о ее свидании с мужчиной. Если она что-то и вспомнит, то пусть думает, что это был лишь сон. Одев ее в новую ночную рубашку, он положил госпожу на кровать и накрыл одеялом. Затем сжег простыни в камине. Теперь не осталось никаких свидетельств того, что только что произошло в комнате. Адали удовлетворенно улыбнулся. И Акбар, и Ругайя Бегум одобрили бы его поступок. Их дочь жива. Он пододвинул к кровати стул и устроился у изголовья госпожи. Да. Она была жива!

Глава 17

Почти сорок лет Скай О'Малли де Мариско не видела родины. Когда Елизавета Тюдор отобрала наследные земли Патрика Бурка, она запретила Скай возвращаться туда, хотя потом и отменила указ, рассчитывая получить для Англии братьев О'Малли. Взглянув на живописное озеро Лох-Эрн, Скай шумно вздохнула.

— Самое красивое место на земле! Правда ведь, Адам?

— Когда нет дождя, — согласился с ней муж. — Такую сырость мне выносить не по возрасту, а дожди здесь идут гораздо чаще, чем в Англии, да, пожалуй, где бы то ни было на земле. Мы долго здесь пробудем?

— Море по-зимнему неспокойно, — ответила мужу госпожа де Мариско. — Поезжай, дорогой, если хочешь, а мне придется остаться с Жасмин. До рождения ребенка ей нельзя путешествовать. Это и благодать, и трагедия, что Рован оставил ее с таким прощальным подарком. Ребенок должен родиться в конце июня — начале июля. Если он окажется здоровым, мы вернемся в Англию в августе. Плавание будет не из приятных: на том же корабле нам придется везти тело Рована в Кэдби. — Ее глаза наполнились слезами. — Как это несправедливо, Адам!

Успокаивая, он обнял жену за плечи:

— А ты, девочка, сколько похоронила мужей, прежде чем мы нашли друг друга? Конечно, внучке я не желаю такой судьбы, но уверен, она выйдет замуж снова и, как мы, обретет свое счастье.

— Надеюсь, — вздохнула Скай. Она привыкла к мирной жизни, но последние месяцы были ужасны. Сначала из Ирландии приехал Фергус Даффи с письмом от Куллена Батлера и Адали. Весть, которую он привез, поразила и до глубины души расстроила ее и Адама. Они тут же поспешили в Ирландию, хотя плавание было небезопасным в это время года. Внучку они нашли ослабевшей, горюющей по мужу. Она чудом осталась жива, сказал им Куплен Батлер. Когда через несколько недель после приезда бабушки Жасмин обнаружила, что беременна, радость ее не знала границ. Ребенок станет последним подарком Рована и знаком, думала она, что ей следует жить и дальше и не только ради его памяти, но и ради детей.

— Ты ведь вернешься домой в Англию? — спрашивала ее бабушка. — Возвратишься в конце лета со мной и Адамом в Королевский Молверн?

— Я должна ехать в Кэдби, бабушка, — отвечала Жасмин. — Это дом Рована. Он хотел, чтобы Генри и Индия росли там. Мы говорили об этом как раз перед тем… перед тем, как его убили. Мы собирались вернуться после того, как ожеребится первая из кобыл, и понимали, что можем спокойно оставить Магвайр-Форд на попечение Рори Магвайра. Он со всем старанием присмотрит за поместьем, потому что любит эту землю. «Рори Магвайр. Вот еще загадка», — думала Скай. Как только к Жасмин вернулось сознание. Куплен Батлер сообщил ей, что они послали к шерифу Ферманаха сэру Джорджу Хардингу с донесением об убийстве маркиза Вестлея и последующей казни преступника. Сэр Джордж взял на себя труд приехать в Магвайр-Форд, чтобы самому разобраться с этим делом.

— Не могу поверить, — напыщенно заявил он, — чтобы королевский чиновник мог повести себя как разбойник, — и впился взглядом в Куплена Батлера, давая тому понять, что не доверяет священнику старой веры.

— Господин, — спокойно отвечал ему отец Куплен, — я понимаю, что вы, так же как и мы, потрясены убийством маркиза Вестлея, но уверяю вас, именно чиновник Фини совершил преступление. Приехав сюда, леди Линдли рассчитала Фини, и, перед тем как его повесили, он признался, что целился в нее и не намеревался убивать его светлость. Поскольку крестьяне сильно любили и маркиза, и маркизу, мы, к сожалению, не смогли уберечь мастера Фини для правосудия. Он признал свою вину и был тут же повешен, да простит Господь его душу. — И Куплен Батлер торжественно перекрестился.

— Хм, — протянул сэр Джордж и добавил:

— Мне необходимо повидаться с ее светлостью. Не все в этом деле мне нравится, сэр.

— Конечно, милорд. Но свидание не должно быть слишком длительным. Бедная леди так горюет, что чуть не умерла. Жасмин приняла сэра Джорджа Хардинга в спальне, сидя на кровати и опираясь на подушки. Одета она была скромно, но богато: в темном, отделанном мехом платье и кружевном батистовом чепце. Глаза на бледном лице казались огромными, а черные волосы еще сильнее оттеняли бледность кожи. Веки покраснели, и темные круги виднелись под глазами.

Краткая беседа с ней убедила сэра Джорджа в том, что как бы ни умер маркиз Вестлей, его жена в этом не виновата — горе переполняло ее.

— Я пришлю вам земельного агента, — великодушно объявил он, но Жасмин покачала головой:

— Нет, милорд. Поместье мужу не принадлежало. Магвайр-Форд принадлежит мне. В Эннискиллене вы, без сомнения, найдете подтверждающие мои слова документы. А мастер Магвайр — наш управляющий.

— Бывший владелец земель? — Сэр Джордж пришел в ужас.

— Родственник бывшего владельца, — едва слышно поправила его Жасмин. — Его назначил мой муж. Он прекрасно исполняет свои обязанности, милорд.

— Я не могу этого позволить! — взорвался сэр Джордж.

— Это не вам решать, сэр! — в свою очередь разозлилась Жасмин, и на ее щеках появился едва заметный румянец. — Сам король подарил мне Магвайр-Форд, и я могу делать с поместьем все, что мне заблагорассудится. А теперь уходите. Я больна и ослабла от горя. И не могу больше разговаривать.

"Что, — думала Скай, — привлекало ее к Рори Магвайру? Вежливый. Уважительный. Заботливый». Она заметила его взгляды, которые он изредка бросал на Жасмин.

— Он ее любит, — как-то сказала она Адали, когда они были одни в большом зале. Жасмин с Магвайром в это время осматривали жеребых кобыл.

— Да, мадам, — согласился евнух. — Но он знает свое место. К тому же она его никогда не полюбит. Время для них неблагоприятное. Так говорят звезды.

— И все же он сохнет по ней, — заметила госпожа де Мариско. — Печально. Я рада, что после родов мы сможем уехать в Англию. — Скай горько рассмеялась. — Здесь моя родина. Столько лет я была оторвана от нее и вот сейчас так стремлюсь в Англию. Ты скучаешь по Индии, Адали?

— Редко, мадам. Видите ли, мадам, я считаю, раз люди находятся в каком-то месте, они и должны там находиться. Поэтому, если сегодня я живу в Ирландии, а завтра поеду в Англию, нет смысла тратить свои чувства, скучая по Индии. Вы не согласны со мной?

Скай рассмеялась;

— Ты напомнил мне одного старого друга, астролога Османа, который давно уже мертв. Он ответил бы мне что-нибудь похожее, если бы я задала ему тот же вопрос, Адали. Твоя мудрость ободряет меня в трудные минуты.

Прошла зима. С приходом весны кобылы ожеребились на пастбищах Магвайр-Форда. Глядя на лошадей, пасущихся на лугах со своим потомством. Жасмин в первый раз за долгие месяцы улыбнулась. Из четырех жеребят оказалось три кобылки и очаровательный жеребчик с одним лишь белым пятном на ноге.

— Мой! — заявила леди Индия Линдли, удобно устроившись на руках высоченного Адама. — Мой, деда!

— Ха! — усмехнулась Скай с молодым лордом Линдли на руках, которому только что исполнился год. — Как ты думаешь, маркиз, дадим твоей сестренке этого жеребца?

102
{"b":"25277","o":1}