ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Многие в толпе без стеснения открыто расплакались, а потом Фергус сказал:

— Но мы-то все еще можем сражаться с англичанами. Мыто можем!

— Ради чего? — спросил его господин.

Его вопрос поразил Фергуса и других мужчин, которые удивленно застыли. И это говорит Рори Магвайр — беспощадный воин, каким каждый отец хотел бы видеть своего сына!

От него ли они это слышат?

Он почувствовал их недоумение и сказал:

— Мы сражались с англичанами более четырех столетий. О'Нейлл, О'Доннелл, Конор Магвайр и подобные им, не покорившись, бросили нас и уехали. Но мы должны оставаться. Для чего оставаться? Чтобы жить или чтобы умереть? Если мы попытаемся сразиться с англичанами, как это делали всегда, мы умрем. Если ты решил умереть, Фергус, лучше утопись в озере и не заставляй семью страдать еще сильнее. Если хочешь жить, слушайся меня.

Моя ветвь рода Магвайров хранила эту землю для вождей клана. И я не собираюсь покидать ни вас, ни замок, ни землю. Английская госпожа обещала хорошо обращаться с вами. Если вы не вернетесь, она будет вынуждена заселить деревню англичанами и шотландцами. Она привезла жеребца и кобыл таких же чистых кровей, как та, на которой приехал я, и собирается разводить лошадей. Она останется здесь. И на своих землях останусь и я.

— А она знает, кто вы, милорд? — послышался голос.

— Нет, но, может быть, догадывается. Муж ее точно догадывается, — ответил он им с улыбкой. — Этот парень не из придворных выскочек. Думаю, он позволит мне жить здесь сколько угодно, пока я не претендую на его власть и остаюсь ему полезным. Он мог бы мне даже понравиться, если бы не был настолько англичанином.

В толпе долго слышалось перешептывание, потом заговорила какая-то женщина.

— Я иду домой, — громко и твердо объявила она. — Всю свою жизнь я прожила в Магвайр-Форде, и еще столько поколений предков до меня. Я больше не могу быть вдали от дома, вот и все. Дети, идемте!

— Не позволю! — сердито воскликнул Фергус, обращаясь к жене. — Не позволю, чтобы мои дети росли еретиками!

— Я разве не сказал, что в церковь вернется священник? — лукаво спросил Рори Магвайр. — Уверен, что сказал, но вы меня не слушали.

— Священник? — Фергус не верил своим ушам.

— Я ведь говорил, что бабушка нашей новой землевладелицы — О'Малли, брат которой сам Майкл О'Малли, епископ Мид-Коннота. Госпожа попросит его прислать в нашу церковь священника. Если она сделает это для нас, то заслужит доверие. Вы согласны?

— Ладно, — продолжал колебаться Фергус.

— Когда я обманывал тебя, парень? — спросил его Рори Магвайр.

— Никогда! — ответила за Фергуса его жена по имени Брайда и, уперев руки в пышные бедра, обернулась к собравшимся. — Кто-нибудь может возразить?

— Нет! — дружно откликнулись из толпы. Собрав вокруг себя детей, Брайда махнула рукой:

— Я иду домой! — И направилась в лес с поляны. Никого не удивило, что другие женщины с детьми последовали вслед за ней. Брайда всегда была заправилой в деревне.

— Ребята, потушите в пещере огонь, и идем по домам, — негромко предложил Рори Магвайр. — Ты с нами, Фергус?

— Да, милорд, я пойду. Но если от этих новых английских господ мне придется терпеть какие-нибудь неприятности, я уж перережу несколько английских глоток и при этом не почувствую ни капли вины. Я вас предупредил, милорд.

Жасмин де Мариско Линдли нисколько не удивилась, когда из окна спальни увидела, как из леса к деревне потек людской ручеек.

Глава 16

Рори Магвайр вернулся в Эрн-Рок в сумерках. В домах уже мерцали огоньки, и из каменных труб вился дым. Впереди него бежала огромная серая собака, и по всему было видно, что она так же хорошо знает это место, как и ее огненноволосый хозяин.

— Добрый вечер, милорд, — вежливо поздоровался с ним вновь занявший пост у ворот охранник, когда господин и собака проходили по мосту во двор.

Рори Магвайр приветливо кивнул в ответ, взбежал по ступеням и направился в большой зал. Там он и нашел маркизу и маркиза Вестлей за ужином. Слуги во все глаза смотрели на новых господ, стараясь уловить их малейшее желание, собака оставила хозяина и направилась к одному из каминов, где растянулась и закрыла глаза, выражая своей позой полное удовлетворение.

— Садитесь с нами, — предложил Рован Линдли. — Хотя кажется странным приглашать человека, Магвайр, к его собственному столу.

— Этот дом принадлежит Конору Магвайру, — ответил ирландец.

— Но сколько поколений вашей семьи содержало замок для него? — спросил маркиз. — Не юлите со мной. Я ведь не так глуп.

— А почему вы не уехали с вождем своего клана? — повернулась Жасмин к сидящему справа от нее Магвайру.

— А вы бы, миледи, оставили дом и людей, если бы это было вашим владением? — спросил он, в свою очередь. — Я мог бы с ним идти в бой, но он устал от сражений. Я сражался почти всю жизнь. Мой кузен решил покинуть Ирландию, он тоже устал от битв. История, я уверен, расценит его поступок как выдающийся и благородный. Мой не будет замечен вовсе, и меня это устраивает — я ведь не из могущественной знати, милорд, а простой воин из клана Магвайров. Если я должен проявить перед вами смирение, я это сделаю, только позвольте мне остаться на моей земле и хорошо относиться к моим людям.

— Но сможете ли вы смириться, Магвайр, что эта земля больше вам не принадлежит? — спросил его Рован Линдли, наклоняясь вперед, чтобы посмотреть собеседнику в глаза. — Сможете ли, если останетесь, принять условия моей жены и выполнять все, что она вам прикажет? Я бы на вашем месте, наверное, не смог. — На лице ирландца он искал ответ.

— Позвольте мне, милорд, миледи, быть вашим управляющим, — попросил Магвайр. — Люди станут меня слушать, и, обещаю вам, не будет никаких недоразумений. Они хорошие крестьяне, но перемены трудно им даются. Все, к чему они привыкли, уходит, и надо начинать жизнь сначала.

— А если, Магвайр, мы ответим вам «нет», как вы тогда поступите? Я не думаю, что разумно оставлять в Эрн-Роке его бывшего хозяина. Вы можете подорвать власть жены или мою власть, — сказал маркиз.

— Если вы прогоните меня, милорд, я уйду, — спокойно ответил Рори Магвайр, — а людям накажу верно вам служить и относиться с уважением. И они будут меня слушаться до тех пор, пока вы будете относиться к ним справедливо. Вот и все. Поймите, вы и я не враги. Просто мы запутались в том, что начато не нами.

— Я хочу, чтобы он остался, — вдруг сказала Жасмин, умоляюще кладя ладонь на руку мужа и заглядывая ему в лицо. — Мне гораздо лучше, чем тебе, знакома боль расставания с родиной. Я не могу прогнать отсюда этого человека. Но предупреждаю вас, Рори Магвайр, — теперь она смотрела на ирландца, — если вы меня предадите, я, а не муж, вас найду и раздавлю. Я королевская дочь, Рори Магвайр, и умею быть жестокой. Не заблуждайтесь и не думайте, что если я — красивая женщина, то не умею быть решительной. Это будет самая большая и последняя в вашей жизни ошибка. — Ее голос стал мягче. — Как зовут собаку? — спросила она. — Я никогда не видела такой породы.

— Финн, миледи. Это волкодав. Клянусь перед Богом, что не предам вас, — торжественно пообещал Рори Магвайр, а сам подумал, что он и в самом деле ей доверяет. Каким твердым и жестким стал ее взгляд, когда она с ним говорила. Королевская дочь? Какого короля? Какой страны? Интересно побольше узнать о королевской дочери, у которой бабушка О'Малли. — Вы не забудете про священника, миледи? — напомнил он ей.

— Не забуду. А в домике привратника можно жить? — спросила она. Он утвердительно кивнул. — Тогда пусть он будет вашим. Я хочу, чтобы вы там жили. Если что-нибудь в Эрн-Роке вам особенно дорого, можете забрать себе. Я сама столько всего оставила в жизни, — задумчиво проговорила она.

"Вот и все решено», — с удивлением подумал ирландец.

— Какое первое поручение вы мне дадите, миледи? — спросил он.

— Утром, — серьезно ответила Жасмин, — препроводите мастера Фини вон из моих земель. Я думаю, это доставит вам удовольствие, Рори Магвайр. — Ее глаза заискрились.

97
{"b":"25277","o":1}