ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ребята! Скорее, я видела!

– Что ты видела? – проворчал запыхавшийся Андрей. – Принца на белом коне? Фею с бабочками?

– Дурак ты! Вертолет! Настоящий, пролетел вон в ту сторону, далеко, аж над высотками.

– Так бы сразу и сказала, – буркнул Макс и тут же вскрикнул. – Пригнись!

Ещё одна стая ворон пронеслась над головами, совершенно не замечая людей. Птицы спешили, куда указала девушка. Макс без лишних слов прыгнул в кабину и сел за руль. Андрей и Таня едва успели заскочить в салон.

Боже мой, как он вел! Тяжелый, неповоротливый броневик мчался по Наро-Фоминску, как болид Шумахера, отбрасывая к обочинам зазевавшихся зомби, виртуозно объезжая препятствия. В паре мест машина кренилась так, что Андрею казалось – придурочный Макс ставит броневик на два колеса. Таня визжала, мотыляясь на сиденье. В окнах мелькали пожарища и руины, но разглядеть детали не представлялось возможным. Сто тридцать? Сто пятьдесят?

Колонна бронетехники двигалась по Кубинскому шоссе, впереди ехал бульдозер с отвалом и расчищал дорогу. Андрей хлопнул себя по лбу – там же танковый полигон и военных полным-полно, о чем он думал? Пыхтели бронетранспортеры, урчали грузовики, поскрипывал гусеницами старый танк – Т-34, откуда они его взяли? Над колонной кружил вертолет, отстреливая короткими очередями группы зомбей, рвущиеся к военным. За вертолетом, словно дым за кометой, носилась воронья стая.

Макс уверенной рукой повел броневик на таран. Расчетливым ударом он сбил и разбросал толпу зомби в ярких костюмах работников «Макдоналдса», оставшихся срезал двумя очередями и побежал к колонне, потрясая автоматом:

– Эй, остановитесь! Нам нужна помощь! Я свой!

– Мы живые! – крикнула Таня и выскочила из броневика.

Андрей выбрался следом. Он смотрел по сторонам, прикрывая всем троим спину, но зомби словно не замечали людей, их цель громыхала и отстреливалась впереди.

Автоматная очередь взбила мокрую листву под ногами у Макса. Он вскрикнул и остановился, Таня врезалась в него, с трудом устояв на ногах. На одном из бронетранспортеров заработал громкоговоритель:

– Приказываю оставаться на своих местах! При приближении открываем огонь на поражение!

– Вы не можете нас здесь бросить, – взмолилась Таня и вдруг заплакала, как ребенок. – Вы не имеете права!

– Приказываю оставаться на своих местах! – повторил механический голос.

– Будьте вы прокляты, сволочи! – громко сказал Макс и воздел руки, словно и вправду накладывая проклятие на солдат и офицеров. – Будьте прокляты с вашим оружием, вашей спесью, вашей кастовой гнилью! Будьте прокляты с вашими экспериментами! Я ещё найду вас и уничтожу, размажу в грязь! Всех! Каждого! В порошок, в пыль сотру! Мертвецами станете, все до единого, вонючими мертвецами! Сволочи, какие же вы сволочи!

Макс сел на землю, не обращая внимания на валяющиеся вокруг трупы. Андрей обнял Таню, спрятал на груди родное, мокрое от слез лицо, украдкой поцеловал рыжие волосы. «Пока мы живы – надежда есть, – подумал он. – Я обязательно спасу тебя, моя девочка! С ними или без них. Весь мир ради тебя переверну».

Громыхая и лязгая, колонна двинулась на юг: бульдозер, БТР, бронированная машина поменьше, с вращающимися локаторами, еще танк и два бронетранспортера. Стая ворон разделилась: половина погналась за вертолетом, который летал туда-сюда, прочесывая территорию, вторая – за колонной. К военным со всех концов города стягивались зомби.

– Валим отсюда, – проговорил Макс, поднимаясь и отряхиваясь. Он был мрачнее тучи. – Сами будем выживать, хрен с ними.

– И то верно. Давай за руль, у тебя лучше получается, – предложил Андрей и сел между ним и Таней.

– Куда? – спросил Макс, заводя мотор.

– Пока на юг, где дорога расчищена, я сейчас карту посмотрю, и решим.

Броневик тронулся. Андрей разложил на коленях карту и только углубился в ее изучение, как грохнуло так, что вздрогнула земля – Макс сбавил ход, Андрей заметил струйку черного дыма, поднимающуюся над дорогой там, куда укатила колонна.

– И что это значит? – спросила Таня. – Зомби ж тупые, они не смогли бы так…

Макс помотал головой, вытер пот, катившийся градом:

– Хрен знает. Но как только выясним, что там случилось, заедем в ближайший магазин, и я переоденусь. А то заживо сварился.

– Да и нам не помешало бы, а то все в вороньей требухе, скоро вонять начнем.

Таня продолжила рассуждать вслух, наматывая на палец прядь волос:

– Выжившие бьют по выжившим? Странно. Логичнее было бы объединиться.

– Эти ни с кем объединяться не хотят, что остальных, видимо, нервирует, – объяснил Макс и прибавил ходу.

Струйка дыма превратилась в черный клубящийся столб. Что-то опять взорвалось. Полыхнуло. За скопившимися на дороге автомобилями не было видно, что именно. Появилась вторая струйка дыма, ширящаяся на глазах. С запада подул ветер, два столба дыма смешались, размазались, и их потянуло над придорожными деревьями и крышами построек. Макс открыл окно. Стреляли одиночными и очередями. Вскоре огонь стал таким интенсивным, что в канонаде уже не различались отдельные выстрелы.

– Мы что, туда едем? – удивилась Таня. – В мясорубку?

– Подкрадываемся поближе, – объяснил Макс. – Подождем, пока бой утихнет, потом у тех, кто уцелеет, спросим, что это за беспредел.

Когда ощутимо запахло горелым, Макс съехал на обочину и заглушил мотор.

Все еще стреляли, доносились голоса, стоны и брань. Иногда взрывались гранаты.

– Из РПГ лупят, – прокомментировал Макс. – Н-да, там точно договориться никто не пытается. Но зачем это все?

Андрей развил его мысль:

– Не пойму, неужели правы социал-дарвинисты и этологи и человек – просто зверь, разум – усложненные инстинкты? Сейчас надо объединяться, а они валят друг друга, сражаются за территорию или ресурсы.

– Ресурса как раз таки до фига, здесь другая причина. Мне всегда нравились социал-дарвинисты. Они все называют своими именами.

– А мне – нет, – вступила в разговор Таня. – Если так думать, то зачем вообще жить? Все мы – звери, и ближний тебя в любой момент сожрет. Мне восемнадцать, это мало, наверное, но люди мне, наоборот, только помогали!

Макс криво усмехнулся, достал из бардачка зубочистку, сунул в рот.

– Это потому что ты прехорошенькая. И смышленая. Дурнушка с тобой поспорила бы, у нее более печальный опыт.

Таня вспыхнула, приложила ладони к щекам, поскребла засохшую на лице кровь, но спорить не стала, а Андрей глянул на Макса с любопытством. Неужели у него появился конкурент? Новый знакомый вид имел самый что ни на есть беззаботный, улыбаясь, щурился на солнце и что-то мурлыкал под нос, будто не он только что проклинал военных.

Стреляли все реже, вскоре совсем прекратили. Грохнула граната, еще одна. Взревел мотор, затрещали деревья – кто-то отступал, не разбирая дороги. Потом зарычали другие машины, рокот слился в зловещий гул, который все отдалялся, отдалялся, пока не стих.

– Давай трогай, – сказал Андрей, тоже открыл окно, выставил ствол ППШ.

Татьяна затаила дыхание. Здесь прошел бульдозер, и покореженные легковушки скопились по обе стороны от разделительной полосы. Машину немного трясло на разбитом гусеницами асфальте. Видимо, техника часто тут ездила туда-сюда. Или отсюда – в Москву.

Впереди клубился дым, когда порывы ветра сносили его, становились видны останки техники. Подъехали, и Андрей рассмотрел черный остов вертолета с покореженными лопастями, воткнувшимися в землю, хвостом он перегородил проезжую часть. Издали казалось, что это раненое, но несломленное существо пытается подняться. Ближе было видно, что сломленное аж дальше некуда. И поджаренное к тому же. Метрах в пятидесяти от вертолета догорал БТР.

Бо`льшая часть дыма валила из-за почерневших кустов, там что-то горело, кто-то стонал, бранился и звал на помощь. Чуть дальше виднелся знак «примыкание дороги» и стоял покосившийся указатель на Молодежное.

– Там устроили засаду и ударили по колонне, но проиграли, – сказал Макс, пнул обгорелую воронью тушку, нацепил противогаз, чтоб не так воняло, и с автоматом наизготовку направился к придорожным зарослям. – Пойдем посмотрим.

16
{"b":"252775","o":1}