ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Благие знамения
Неслучайная жертва
Трещина в мироздании
Умные калории: как больше есть, меньше тренироваться, похудеть и жить лучше
Английский язык. 10 класс. Базовый уровень. Книга для учителя с ключами
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Город драконов
Баронет
Рубеж атаки

– Закрой глаза.

Таня послушалась. Машина рванула с места, от столкновения с первым телом она дернулась, подпрыгнула, переезжая второго измененного. Андрею показалось, что он слышит хруст костей. По заднему стеклу забарабанили камни, откуда ни возьмись на дороге появился крепенький дед, обеими руками держащий кирпич над головой. Кирпич ударил по стеклу – оно пошло трещинами, но не высыпалось. Дед отлетел в кювет, машина вильнула, но Андрей выровнял ее и устремился в лес.

Возле дачного поселка зомби вроде отстали, машина свернула на грунтовку, где ее стало кренить в сторону на грязи. Опыта у Андрея было маловато, и он тратил много времени на пробуксовку. Грязь летела направо и налево, шлепалась на крышу, залепляла стекла. Проклятый дождь!

– Они за нами гонятся? – спросила Таня.

– Помолчи, не отвлекай.

Андрей чувствовал себя укротителем быка на родео. Это ж, черт побери, внедорожник!

На этот раз удалось проехать чуть дальше, «тойота» забуксовала возле березовой рощи, зарывшись в грязь чуть ли не по дверцы. Андрей ударил кулаком по рулю.

– Уходим.

Он повернулся, пошарил за задним сиденьем, нащупал ППШ и сказал, распахивая дверцу:

– Господи, помоги!

В бурую жижу падали капли дождя. Андрей не спешил покидать салол машины, ему казалось, что под открытым небом он более уязвим. И пузатые тучи, затянувшие небо, и подпирающие их сосны, и раскисшая земля – всё излучало враждебность. Пришла мысль, что Земля отвергла человечество, нигде теперь не будет покоя.

– Андрей! – воскликнула Таня.

Он встрепенулся и увидел, что через вырубку ломятся зомби.

Первый выбрался на взрыхленную колесами дорогу. Одежда висела на нем клочьями, на толстом животе, исполосованном ветвями, проступала кровь. Андрей отметил, что кровь у него не свернулась, значит, зомби – не вполне зомби. То есть не восставший мертвяк. Скорее всего, вирус одних убивает, а другим выжигает мозги. Осталось понять, что заставляет их нападать на выживших: повышенная агрессивность, желание уничтожить чуждое или голод.

– Таня, выходи, становись за моей спиной, – велел он, выхватил магазин из кармана и прищелкнул к ППШ.

Отвести предохранитель вправо до отказа. Оттянуть затвор назад, отпустить рукоятку. Стрелять будем одиночными, значит, переводчик – вперед. Черт, пальцы такие непослушные! И руки трясутся.

Пока он готовился, зомби устремился к нему, Таня, стоящая за спиной, судорожно вцепилась в локоть.

– Отпусти. Стреляю.

Упереть приклад в плечо, прицелиться, нажать на спусковой… Блин… Нажать! Грохнул выстрел, руку толкнуло отдачей. Чуть выше пупка толстяка появилось темное отверстие, он взмахнул руками, ощупал ранение и продолжил идти. Кровь текла алой струйкой, на джинсах расплывалось красное пятно.

Из кустов вылезла женщина, оскалилась. Надо лучше целиться. Непослушный палец лег на спусковой крючок. Снова выстрел. Андрей попал женщине в голову, она сделала несколько шагов и рухнула.

– Бежим! – скомандовал он. – Надеюсь, их не много.

– А если они погонятся? Они ж по следам могут прийти. И наверняка придут. Может, лучше их… ну, которые уже лезут, тут перебить, чтоб не увязались и других не привели?

Андрей обалдел, перевел взгляд на хрупкую девушку.

– А ведь и правда, – кивнул он и прицелился в траву, подошел ближе, чтоб не промахиваться. Встал в паре метров от толстяка, который упал, но продолжал шевелиться и хрипеть.

Тех, что погнались, было около десятка. Двоих уже нет. Он ощущал себя героем шутера. Нажал на кнопку – нет зомби, мозги в стороны, кровь-кишки. Ничего страшного, надо действовать, как в компьютерной стрелялке.

Прутья малины раздвинулись, появилась перепачканная кровью мордаха бритого налысо очкастого паренька. Палец дрогнул. Это ведь человек! Нет, враг, убийца, и кровь на его лице – человеческая. Зажмурившись, Андрей выстрелил, снова уставился в заросли, стараясь не смотреть на подергивающийся труп.

Загорелая девушка в ядовито-зеленом топе была последней. Андрей застрелил ее и продолжал ждать зомби, но они не стали преследовать машину. Кровь колотилась в висках, дыхания не хватало, словно он только что провел тяжелейший бой и выиграл его. Боль он почувствует потом, когда «перегорит» адреналин. Будет адски болеть голова, двоиться в глазах, пару дней он не сможет встать на ноги, покрытые гематомами… Сейчас он по крайней мере цел, не избит, как после выхода на ринг или в клетку.

А ведь они были людьми! Толстый пенсионер наверняка боролся с повышенным давлением, жил на даче, ухаживал за садом. Девчонка мечтала, чтобы ей признался в любви сокурсник. Бритый очкарик – выиграть в «танки» или прокачать эльфа до девяностого уровня. И все это внезапно кончилось.

Таня потянула его за рукав:

– Пойдем, уже все… Андрей?

– Что? – шепнул он одними губами.

– У тебя такое лицо… Неживое, бледное.

Он молча зашагал вперед, механически отмечая, что дождь кончился, и это хорошо. Таня рядом, живая и здоровая, что тоже замечательно. А еще они попали в игру, в дурацкий шутер, где каждый встречный может тебя сожрать и прав тот, кто первым выстрелит.

У Андрея была отменная память, на автопилоте он добрался до складов, обнесенных бетонным забором, отыскал тропинку и лаз, ведущий на территорию некогда режимного объекта.

Таню он оставил у входа в берлогу, а сам отправился вытаскивать трупы. Сначала – Карташова. Ему повезло, он умер быстро. Андрей схватил его под мышки и поволок наверх, положил возле двери ногами к выходу.

Выключить бензогенератор Андрей забыл, он израсходовал горючее под ноль, и, понятное дело, лампочка погасла. Пришлось доставать фонарь из кармана разгрузки и крепить его к стене. Эх, Сталкер! И химза тебе не помогла, подумал Андрей, приподнимая тело. Ну и тяжеленный он, и окоченел быстро, тащишь его, как бревно.

Сталкер лег рядом с Карташовым. Таня стояла и смотрела, жевала губу, и осмысленности не было в ее взгляде. А вот когда Андрей вытащил Короля, девушка встрепенулась, укусила себя за руку и заскулила. Села возле тела Гены Королева, положила его голову к себе на колени и принялась перебирать шелковистые пряди волос. Она бормотала что-то типа: «просыпайся, хватит спать», «вставай, мы без тебя не справимся». Неужели психика не выдержала? Но Таня повернула бледное, мокрое от слез лицо и прошептала:

– Давай их похороним. Просто в землю закопаем, чтобы… птицы…

Она отвернулась, уронила голову на грудь, спряталась за прядями медных непослушных волос.

Нормальной лопаты у Сталкера не было, и Андрей решил воспользоваться саперной. Разобрал огромный деревянный ящик, сколотил из реек три креста, отнес Тане, протянул ей стеклянную банку с застывшей сверху серой краской.

– Мне нужен карандаш, – сказала она.

Андрей выполнил ее просьбу и отдал тот, что Сталкер планировал использовать для заметок. Таня благодарно кивнула, сорвала кистью пленку и, уже не обращая на Андрея внимания, принялась красить кресты. И правильно, пусть хоть чем-то занимается, иначе начнет рефлексировать.

Хоронить приятелей Андрей решил возле ограждения. Проверив территорию складов, выглянув за ее пределы, Андрей положил на асфальтовый тротуар ППШ, накрыл футболкой и принялся копать. Мокрая земля липла к лопате, корни кустов приходилось перерубать, но Андрей не останавливался ни на миг, с упоением преодолевая трудности. Если бы на него сейчас напали зомби, он не успел бы дать им отпор.

Сколько времени прошло, он не знал. Очнулся – только когда сообразил, что под ногами хлюпает вода и яма уже по пояс глубиной и в ширину такая, что как раз можно уложить рядом три человеческих тела, чтобы они не соприкасались. А еще дождь закончился, и припекало закатное солнце, а по щекам катились жгучие соленые капли, и Андрей сам не понимал, что это – пот или слезы.

Он вылез из ямы, весь черный от грязи, и по одному перетащил тела, сложил их, скрестив руки на груди. Впервые в жизни Андрей пожалел, что не знает ни одной молитвы. И Таня не знала, в медицинский редко поступают набожные.

8
{"b":"252775","o":1}