ЛитМир - Электронная Библиотека

— Точно.

— И зачем, хотелось бы знать? — задала этот вопрос и почувствовала себя инквизитором. Ведь прекрасно знала, что Барселону все больше заполняли новые жители, в большинстве своем приезжие из экзотических стран, и занимаются они, как правило, самыми необычными вещами.

Да что там далеко ходить, — одна из моих соседок была из Новой Зеландии и зарабатывала на жизнь, преподавая фэн-шуй.

— Я инженер, — сказал Иван серьезно, — с образованием, с опытом… Но представь себе, на Кубе не смог найти себе места. А в Майами, как выяснилось, моя работа не интересна: там популярен ар-деко. Здесь, в Барселоне, ставки делаются на подлинную архитектуру. Мне показалось, что здесь нужны специалисты. Решил приехать, испытать судьбу.

Что касается «ставок на подлинную архитектуру», Иван сказал это с уважением.

— Ну и как дела?

— Трудно: здесь ужасная конкуренция. Архитекторы готовят своих последователей… Трудно проникнуть в этот мир без рекомендации.

— И тогда…

Я опустила вторую часть вопроса. Не хотела услышать от Ивана, что он подрабатывает диджеем в каком-нибудь баре, подносит рюмки или вечером по четвергам дает уроки сальсы.

— Вот я и пытаюсь решить этот вопрос. Занимаюсь всем понемногу, а пока присматриваюсь, ищу, как войти в профессию. А ты?

— Я работаю в консультации. Мы готовим проекты для Европейского сообщества. Приходится много ездить, но мне хорошо платят, — сказала я с гордостью. Я не была без ума от работы, но меня все устраивало — и деньги, и в командировки минимум раза два в месяц. Я знакомилась с интересными людьми.

Иван, казалось, не был смущен. «Смотри-ка, он практически без работы, — подумала я, — а мне приходится иметь дело с мультимиллионными бюджетами, но ему хоть бы что…»

— Все это очень заманчиво… И ты не замужем?

Столь резкая смена темы очень меня удивила.

— Нет. Точнее говоря, я рассталась с женихом, но теперь он настаивает на возобновлении отношений.

— И что ты собираешься ему ответить?

— Хочу подумать. Я не спешу. — Признаюсь, что говорила немного с вызовом и как бы пытаясь защититься.

— Детка, если бы ты его любила, то говорила бы совсем по-другому.

— Да, прежде я любила его, но теперь не знаю, люблю или нет… А ты? — Наш разговор походил на партию в пинг-понг.

— У меня было много женщин, но ни одна из них не трогала душу… до недавнего времени. — Иван посмотрел на меня, как будто впервые увидел.

— Извини, красавчик, но это звучит как расхожая фраза…

— Как бы не так. Послушай-ка, милая, — сказал он с иронией, — а почему ты не дашь мне вотум доверия?

Он устроился поверх меня и стал ласкать… Ивану была свойственна тактильная манера выражения чувств, его руки как будто предвещали желания. В этот раз я полностью ему доверилась. Было чудесно, а потом я сама не заметила, как уснула.

— Бель. — Я очнулась от моего произносимого шепотом имени… Иван уже принял душ и одевался. Я увидела, что он убирает в карман мобильник. — Мне пора. Можно я позвоню тебе завтра?

Я посмотрела на него немного растерянно. Куда можно идти в воскресенье в первые часы вечера, не покушав? Я выпалила:

— Завтра я вернусь домой поздно.

— Отлично. Я позвоню тебе вечером, и мы договоримся насчет ужина в среду.

— В среду я в Брюсселе.

— И когда вернешься?

— Тоже в среду — следующую.

— Скинь мне на мобильный сообщение с номером рейса и временем прилета, я встречу тебя в аэропорту.

Иван поцеловал меня и ушел.

Я села на кровати и сама не знаю почему стала думать о бабушке с дедушкой: иногда я чувствовала их присутствие в этом доме, точно здесь обитали два дружественных мне привидения. Бабушка Антониа вышла замуж за свою первую любовь, преодолев сопротивление родителей. На протяжении восьми лет они были с дедушкой женихом и невестой. В последние пять лет встречались тайно. Они поженились во времена Республики, и их отношения, как бы ни складывались, продлились до самого конца жизни: они привыкли друг к другу так же, как человек привыкает к очкам.

А я? Три года прожила с Рикардо, готовая продолжать отношения без каких-либо обязательств с его стороны. В итоге я оставила его, устав от того, что не получала желаемого, но не устав от него. Я переживала типичное для недавно разведенных разочарование. В этот момент меня и нашел Иван. Он давал мне новый заряд. Но почему, почему я тянула время, не чувствуя себя желанной? Разрыв отношений с Рикардо снова сделал меня желанной, воздыхатели как были, так и остались, но ни один не подходил мне. Они составляли мне компанию на один вечер, идеальную, чтобы убить время, но не больше.

С Иваном мне было хорошо, но этого я и опасалась. Чувствовала себя так, как, по моим представлениям, чувствуют женщины, которые уезжают на Карибское море в поисках скоропалительной любви и возвращаются, убежденные в том, что нашли ее. Они выходят замуж за кубинцев, но вскоре отношения заканчиваются, потому что никогда и не начинались. А может, со мной все не так? Неужели я позволю такой банальности, как эта, перечеркнуть мои ожидания в отношении Рикардо? Они же только возникли! Как всегда, когда пребывала в глубоком сомнении, я пошла в кино с надеждой, что истории других людей помогут разобраться в моей собственной или как минимум позволят на какое-то время забыть про нее. Кроме того, в общественном месте я не позволю себе расчесывать начавшую зудеть сыпь.

Двери открылись, и я тут же увидела его в зоне прибытия. Высокий, красивый, выделяющийся среди остальных. У меня пересохло во рту: Иван оказался лучше, чем тот, каким я его запомнила. Мне стоило большого труда позвонить ему, чтобы сообщить о прилете. Обычно меня никто не встречал. Если Рикардо изредка и приезжал за мной, то лишь потому, что мы очень поздно прилетали.

Иван направился ко мне с сияющей улыбкой:

— Здравствуй, принцесса! Как дела?

Я собралась ответить, но его поцелуй помешал мне. Ничего не говоря, он взял у меня чемодан, подал мне руку и повел к парковке. Там нас ждал его черный «мерседес».

— Поехали к тебе, — предложил он, трогаясь с места.

— Как прошла неделя? — спросила я, чтобы начать разговор.

— В делах. Очень скучал без тебя, — ответил он, не отводя глаз от дороги. — А у тебя?

— Я выжата как лимон. Вот уже три дня без продыха, казалось: говорю, говорю, говорю… А сегодня пришлось встать ни свет ни заря, чтобы вылететь. Но в общем, все прошло хорошо. Все как всегда.

— Ты рада видеть меня?

Я промолчала. Правдивый ответ мог показаться не самым убедительным. Мысль об Иване была со мной от одного совещания до другого, и желание увидеть его довело меня до обострения дерматита, который сначала немного задремал, возможно, из-за бельгийского климата. Пришлось срочно обратиться к дерматологу. Доктор произвела на меня хорошее впечатление. Она выписала мне мазь от зуда, но та была замедленного действия, поэтому сыпь все еще меня мучила.

— А ты?

— Я первый задал вопрос…

— Ну да. Очень приятно ехать домой, зная, что тебя ждут.

Он неправильно меня понял:

— Кто ждет тебя дома?

— Ты же ждал меня, разве нет? — засмеялась я.

Мы приехали в Борн даже раньше, чем я планировала. Он припарковал машину в запрещенном месте и направился с чемоданом к моему подъезду.

— Ты разрешишь мне подняться?

— Ты поднимешься, чтобы остаться?

— Послушай, принцесса, я хотел бы этого больше всего на свете, но у меня есть обязательства. Что ты делаешь завтра вечером?

Разочарование помешало мне ответить. Я попыталась забрать у него чемодан и уйти.

— Принцесса, ну не будь такой. Давай я занесу тебе чемодан, и мы поговорим.

Мы поднялись в молчании. Я открыла дверь и окно, потому что чувствовала, что мне не хватает воздуха.

— Угостишь меня кофе?

— Ты знаешь, где кухня, — сухо сказала я, чувствуя себя обманутой. Вошла в кухню следом за ним. — Что у тебя за важные дела такие, важнее меня?

13
{"b":"252776","o":1}