ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хорошо, а у тебя?

— Слушай, а ты разве не собиралась на ужин? — спросил он.

— Он рано закончился. Я подумала, может, мы увидимся…

Я как будто слышала тиканье часов на той стороне.

— Конечно, давай, любимая, — согласился он. — Я собирался в «Хемингуэй». Зайду за тобой, и мы пойдем вместе.

— По правде говоря, я хотела бы провести время в более спокойной атмосфере, — сказала я.

— Детка, ты меня беспокоишь. Я сейчас же приду к тебе. — Иван повесил трубку.

Пока я его ждала, чтобы скоротать время, собрала CD-диски, разбросанные рядом с кактусом, который стоял у двери на балкон. Когда Марта в последний раз была у меня дома, она рассказала, что кактусы питаются отрицательной энергией. Тогда я ее не слушала, а теперь поверила. Что было плохого в той истории? Она не первая и не последняя женщина на планете, которая встала между любящими людьми. Но почему я не решалась? Или надо было решиться? Кактус и мой дерматит говорили одно и то же. Лечение, которое назначила дерматолог, немного приглушало зуд, но сыпь не проходила. Может быть, кактус поможет. Я подняла горшок и поставила его в более уютное место.

Скоро пришел Иван, как всегда безупречный и энергичный. Увидев, что я с бокалом, он тоже налил себе виски, сел рядом и заглянул в глаза.

— Детка, это не лучший твой вечер. Что случилось, принцесса?

— Долгая история, — прошептала я с неохотой, уперев взгляд в белые балки.

— Отлично, сегодня у меня уйма времени. Рассказывай. — Он расположился на софе, не отводя от меня глаз.

— Я ужинала с моими друзьями, — начала я.

— С теми, с которыми ты меня никак не познакомишь. Марта была? — Я кивнула. — От этой женщины исходит опасность. Не верь ей, принцесса. Послушай, я знаю, что предательство оставляет в душе большую рану, но ей нельзя верить. Она твоя соперница. Она хочет все то, что хочешь ты.

Я посмотрела на него в некотором изумлении. Иногда я тоже так думала, но сомневаться в искренности подруги мне казалось неправильным.

— Почему ты так говоришь?

— Потому что я видел ее в «Хемингуэе». Послушай меня, детка, эта девица тебе совсем не подходит.

— Да проблема не в ней, — призналась я тихим голосом.

Он поймал меня врасплох.

— Значит, речь идет о мужчине…

— Да, о моем бывшем женихе.

— Ты до сих пор об этом? — произнес Иван с горечью в голосе.

Он встал и пошел за полупустой бутылкой, прислоненной к книгам.

— Извини, я прервал тебя, — сказал Иван, наливая еще виски.

— Рикардо и я… мы расстались около девяти месяцев назад. Я очень переживала, потому что его любила. Сейчас он хочет вернуться. Зовет меня выйти за него замуж.

— Ну и выходи! — воскликнул Иван, глядя на меня с досадой.

— Иван, мне необходима твоя помощь, а не упреки. Так совпало, что я познакомилась с тобой, когда он сделал предложение. Я в смятении. Если бы не ты, я бы уже сказала ему да, но я смотрю на него, а думаю о тебе и…

Он обнял меня за плечи. Так, молча, мы и сидели некоторое время. Вдруг он встал, вновь принес бутылку виски, наполнил бокалы и сел напротив меня.

— Послушай, принцесса, я от тебя без ума, и ты это знаешь. Ты особенная женщина. Ты заслуживаешь всего самого лучшего. Ты добрая, красивая, умная. Прямо жуть берет. — Он подмигнул мне, но снова стал серьезным. — И поскольку ты заслуживаешь всего самого-самого, я ничего тебе не сказал. — Я слушала его, не веря своим ушам: Иван разговаривал со мной, как латиноамериканский любовник из голливудского фильма! — Детка, ты занимаешься со мной сексом, и я твой мужчина. Но я понимаю, что для того, чтобы эта история имела продолжение, я должен разобраться с моей жизнью. Поэтому я ничего тебе не говорил до этого времени.

Я закрыла глаза. Все это с каждым мгновением звучало все более сюрреалистично.

— О чем ты? У тебя есть другая?

— Я говорю о моей работе, принцесса. Я должен найти другую работу, дневную, чтобы, когда ты будешь возвращаться домой, я ждал тебя…

— Давай начистоту, Иван. Ты никогда не рассказывал мне, чем занимаешься. Ты не наркоторговец? — спросила я его, раз уж мы заговорили начистоту.

— Боже упаси, детка, какие глупости лезут тебе в голову! Ты представляешь меня торгующим этим зельем? Я не сумасшедший, моя любовь. Послушай, к тому, чем я занимаюсь, можно относиться по-разному. На самом деле я уже достаточно долго ищу место в какой-нибудь архитектурной конторе или в агентстве недвижимости. Это трудно, но я нашел контакт, которым, возможно, сумею воспользоваться. Мы вернемся к этому разговору, но только тогда, когда я буду знать, что мы можем жить в одном ритме.

— Но, Иван, меня это не волнует. Я никогда не гналась за миллионером…

— И не надо, для этого есть твоя подруга, — сказал он с насмешкой. — Принцесса, я уехал из Гаваны не для того, чтобы сидеть на чьей-то шее. Я архитектор и ради этого здесь, вот решу эту проблему — и тогда поговорим. — Он поцеловал меня в лоб и добавил: — А теперь нам пора в кроватку, потому что ты очень напряжена и тебе надо расслабиться.

Глава 16

СУЩЕСТВУЕТ ДРУГАЯ ЛЮБОВЬ

В этот день я летела по улице Грасиа. Кто сказал, что любовь окрыляет, был абсолютно прав. Любовь, желание вдруг начинают тебя переполнять, и ты ощущаешь, что жизнь имеет смысл. Мне не составляло труда определить причину такой радости: этот зажигательный кубинец по имени Иван, улыбка которого освещала окружающее меня пространство, в котором, казалось, ранее никого не было.

То, что я влюбилась, ни для кого не было новостью. Новость заключалась в том, что Иван становился мне все ближе. Во время нашей последней встречи он пригласил меня поужинать в каком-то новом ресторане, в скромном местечке, без особых претензий, но хорошем, и, дойдя до десерта, сказал мне:

— Роса, ты и я, мы вместе должны многое сделать.

Я в изумлении слушала его и не могла поверить. Этот привлекательный, соблазнительный, разумный и очень симпатичный мужчина хотел иметь со мной что-то общее. Выигрыш в рождественской лотерее не мог бы произвести на меня такое впечатление. Я продолжала молчать, боясь прервать это волшебство, заранее согласная на то, что собирался предложить мне Иван. А Иван говорил мне, что собирается оставить мир женщин.

— Не потому, что они меня не любят, а потому, что у меня уже есть то, что я хочу, — сказал он, подмигнув мне.

Он хотел заняться реставрацией зданий. Барселона изобиловала такой работой.

— Ну, ты знаешь, модернизм, Золотой Квадрат… — рассказывал он, достигая того, что каталонский становился похожим на карибский язык.

Устроиться в архитектурное бюро было трудно, потому что это очень закрытый мир. Иван нашел свой путь. Он знал, что моя частная консультация находится в современном здании, и решил предложить мне помочь ему убедить других собственников, чтобы его наняли для реставрации вестибюля здания. Это дало бы ему возможность приблизиться к этой области, которая пока оставалась для него закрытой. Когда он сказал мне об этом, я сначала даже не поняла, что он имеет в виду. Как я могла повлиять на других? Согласятся ли они на перемены?

— Ты должна объяснить им, что, если отремонтировать парадный вход, стоимость жилых помещений и офисов повысится. Мы добьемся того, чтобы здание было внесено в каталог, — убеждал меня Иван после того, как я высказала ему свои сомнения. — Кроме того, что касается меня, то я заплачу тебе часть денег за эту работу. — Это предложение меня немного удивило, и Иван, по всей видимости, заметил это, потому что тут же добавил: — Это нормально, детка. Разве в дерматологии такого нет?

Он был прав. К нам каждый день приходили из лабораторий, расположенных выше. Эти люди не пытались подкупить нас, но вели планомерную битву за то, чтобы мы выписывали рецепты на их продукцию: приглашения на конгрессы, оказание поддержки специализированным журналам, они постоянно были у нас на виду… Я могла понять денежное предложение Ивана как плату за помощь.

— Сейчас ты заинтересован в этом, — язвительно заметила я.

22
{"b":"252776","o":1}