ЛитМир - Электронная Библиотека

— Всем женщинам нужна ласка. Либо она у них есть, либо они за нее платят, а бывает, платят их мужья. Или им нравится что-то необычное.

Я смотрела на него. Я хотела и одновременно страшилась задавать этот вопрос:

— Что необычное?

Иван помолчал, глядя на меня с укоризной: зачем я это делаю, зачем заставляю его говорить о его работе, я, та женщина, которая его не нанимала? Неужели у нас нет других тем для разговора?

— Мне повезло, я избежал неприятных историй, а вот у моего друга Дугласа их набралось достаточно. — Иван не хотел отвечать на мой вопрос, не привык говорить о себе.

Но я настояла:

— Какие истории?

— Ну, ты знаешь, есть много привязанных к своим мужьям женщин, которые позволяют себе пользоваться такими услугами. Они не чувствуют за собой никаких обязательств. Там, в Майами, у меня была одна такая клиентка. Кубинка с еврейскими корнями.

— Кубинка с еврейскими корнями?

— Да. Это была молоденькая очаровательная девушка. Она вышла замуж за мужчину, который был намного ее старше. Она искала себе такого папочку. И очень его любила, но он не был готов к постоянному празднику, не мог справиться с ее пылом. Он говорил ей: «А зачем тебе запрещать удовольствие? Пользуйся своей карточкой VISA»!» Она мне сама рассказывала — ее муж все разузнал, позвонил в агентство, и мне передали этот вызов…

Иван говорил быстро, пряча неловкость за словами.

— А дальше?

— По средам я приходил к ней домой. В этот чертов дворец в Корал-Габлес. Мы закусывали у бассейна, болтали. Потом она вела меня внутрь, чтобы выпить кофе. Это был предлог. Я раздевал ее, привязывал ремнями и ласкал. Вначале она сопротивлялась, но потом стала получать наслаждение.

— Она сказала тебе, почему тебя наняла?

— По средам у ее мужа было заседание совета директоров компании. Я думаю, что она таким образом мстила: изменяла ему со мной, как он ей со своей работой.

— А тебе она нравилась?

— Чудесная женщина. Но мне было ее жаль. Она делала все, чтобы муж стал ее ценить, а он и не думал. Мне кажется, что она мечтала, чтобы он нас застал и приревновал ее…

Этот разговор начинал меня раздражать. Я представила себе эту девушку, неподвижную под Иваном, с мыслями о муже, которого там не было. В полном эмоциональном шоке я представила, будто все это происходит не со мной.

— Ты не рассказал мне об историях…

— Детка, ты хочешь выпытать все мои секреты…

— Да, раз уж ты стал говорить о себе…

Иван снова посмотрел на меня с недоверием. Зачем я хотела столько знать? Я ответила ему тем же взглядом. Я должна была все из него вытрясти. Он вздохнул:

— У нас была клиентка, которая заказала сразу и Дугласа, и меня. Эта старушка хотела с двумя. Некоторые заказывали пары. Я всегда работал с Пати. Она раньше меня уехала из Гаваны. В этом бизнесе она была давно и хорошо в нем разбиралась. Очень симпатичная девушка и во многом мне помогла.

— Что вы делали?

— Послушай, детка, какая ты неугомонная. Тебя это возбуждает?

Я отказывалась закончить разговор.

— Значит, Пати и ты…

Иван снова вздохнул. Он, должно быть, подумал, что лучше будет ответить, чтобы покончить с этим.

— Терпение… У нас была одна очень богатая элегантная старушка. Мы звали ее Оракул. Она была на всех сальсах, все журналы просили у нее интервью, и она никому не отказывала. Она производила впечатление образованной и серьезной вдовы.

— Но она не была такой…

— Развратницей, вот кем она была. Она всегда нанимала меня и Пати. Никогда не предлагала кофе, не здоровалась. К ней мы шли работать. Разодетая и накрашенная, она сразу вела нас в спальню.

— И что? — Этот рассказ казался мне неправдоподобным. В моем мире не было таких вдов.

— Она всегда говорила одно и то же: «Любите друг друга, дети мои. Получайте удовольствие». Казалось, она нас подбадривала, но на самом деле приказывала.

— И вы…

— В первый раз было очень тяжело. Мне не нравилось, что за мной наблюдают. Я не мог сосредоточиться. Пати пришлось попотеть. В следующий раз мы были подготовлены. Прежде чем выйти из машины, выпивали, немного ласкали друг друга… Думаю, что старуха этого от нас и ждала.

— А она что делала?

— Ничего. Смотрела на нас не моргая. Она наблюдала за нами и курила длиннющие сигареты.

— Она позволяла вам делать то, что вы хотели?

— Позволяла делать? Нет, да она отдавала приказы, как заправский генерал. Она нами руководила. Мы должны были делать все, что она скажет: «Молодой человек, переверни ее. А ты, детка, пошире расставь ноги…» И так все время. Она даже указывала, когда мы должны были кончить.

Мое любопытство перерастало в возбуждение.

— Старухино воображение разыгрывалось. Ей казалось, что Пати — это она сама. Старуха не решалась нанять себе мальчика, поэтому наслаждение получала таким образом. — Иван закрыл глаза, как будто не желая больше видеть эту картинку. — Я рассказал тебе все, что ты хотела знать, детка…

Вдруг и мой гнев, и я сама сдались. Я обняла Ивана, сама не понимая почему. Я не могла перестать думать обо всех тех женщинах, с которыми он переспал. Он был их инструментом и ни на что не рассчитывал. А в случае со мной на что он рассчитывал? Неужели он работал просто так? Мне никак не удавалось избавиться от этих мыслей, освободиться. Я спала с мужчиной, который мне лгал. С мужчиной, который за это получал деньги. Неужели он свел меня с ума?

— Тебе так нравится, моя любовь? — спросил меня Иван, меняя позу.

— А тебе? — Я тоже хотела знать, что ему хорошо.

— Эй, детка, это что за вопросы? Расслабься, ладно?

В этот момент я действительно расслабилась. Для того чтобы полностью освободиться от этого, мне необходимо было задать только один вопрос:

— Иван, в Барселоне ты этим же занимаешься, да?

Он повернулся ко мне посмотреть в глаза, и я почувствовала, что теряюсь. Он поцеловал меня в лоб.

— Да.

Я вздохнула, посмотрела на него и испытала оргазм.

Глава 20

ОСВОБОДИСЬ

Я давно не видел этого голубчика таким разбитым, черт побери. Точнее говоря, я просто давно его не видел, а это было не похоже на Ивана. У него была необходимость в том, чтобы зайти ко мне домой поесть мою фасоль, надеть мою старую одежду, для него это было святым. Но брат пропал несколько недель назад. Пораженный этим обстоятельством, я проконсультировался с оракулом, и он сказал мне, что его ситуация не разрешилась. Тогда я решил сходить к нему и без предупреждения появился у него дома. Может быть, он не один? Никаких проблем: я уйду и через некоторое время вернусь. Но мне повезло, и я нашел его одного напротив телевизора.

— Что с тобой? — спросил я.

Он был роскошный, элегантный, опрятный, но абсолютно разбитый. У женщин есть такая особенность: если ты за собой не следишь, они высасывают из тебя жизнерадостность, проклятые вампирши.

— Я ничего не знаю о тебе, вот я и пришел проведать. Я зайду на стопочку, а ты расскажи, что случилось, — сказал я ему.

На кухне все было вверх дном: грязные стаканы, коробки из-под пиццы и полуфабрикатов — убедительное доказательство того, что ему плохо, господа. Я присел на софу рядом с Иваном и сказал ему в лицо:

— У тебя жалкий вид, брат. Можно узнать, что происходит?

Иван посмотрел на меня и стал нехотя рассказывать о том, что происходило. Как я и боялся, в этом были замешаны женщины, эта его невеста Бель.

— Послушай, Плоская Стопа, эта женщина не похожа на тех, с которыми мне приходится сталкиваться по работе, — признался Иван и тут же добавил: — Я не отказываюсь от работы! Ты же знаешь, что у меня не работа, а миссия. Компай Сегундо говорил: «Самый большой дар человека — это умение радовать других». Именно это я и даю испанкам: радость. С клиентками я ласков, иногда им сочувствую, и за это я держусь, брат, потому что в постели безразличие недопустимо. Черт, Пабло, мы же все старимся. Я тоже стану клиентом. И ты. — Иван говорил, не отводя глаз от экрана телевизора.

28
{"b":"252776","o":1}