ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Иногда он злословит и глумится над ними без всякого стеснения, прямо в лицо, точно полковник со своими маркитантками, и забавляется их смущением. «Да, сударыни, — говорит он им, — вы даете таки пищу языкам добрых жителей Сен-Жерменского предместья; говорят, например, что вы г-жа А... в связи с г. В...; вы г-жа С... с г. Д...» Если он, из полицейских донесений, узнает случайно о какой-нибудь интриге, он немедленно посвящает мужа в то, что происходит».

________

1 ) М. de Metternich, I, 286: «Трудно себе представить большую неповоротливость, чем та, с которою Наполеон держался в гостиной». — Varnhagen von'Ense, Ausgewählte Schriften, III, 77. (Аудиенция 10 июля 1810): «Я никогда не слышал такого резкого, такого жесткого голоса. Когда он смеялся, то в улыбку у него складывался только рот и часть щек; его лоб и глаза оставались неизменно мрачными... Это сочетание улыбки с серьезностью производило впечатление чего-то страшного и пугающего». — Как-то раз в Сен-Клу, в большом дамском обществе Варнгаген двадцать раз подряд слышал от него одну и ту же неизменную фразу: «Как жарко!»

2 ) M-me de-Rémusat, II, 77, 169. — Thibaudeau, Mémoires sur le Consulat, p. 18: «Им случалось порою выслушивать от него довольно сомнительные комплименты относительно своих туалетов и романических приключений; таков был его способ наблюдения за нравами. — Notes (inédites) par le comte Chaptal. «На каком-то празднества в ратуше он говорит одной даме..., которая только что представилась ему: «Боже мой! А мне говорили, что вы хороши собой — Старикам: «Вам уже недолго жить».— Другой даме: «Походы, в которых участвует ваш муж, для вас очень приятное время». — «Вообще, тоном своим Бонапарт напоминал молодого, дурно воспитанного лейтенанта. Нередко он приглашал человек двенадцать или пятнадцать к обеду, а сам вставал из-за стола и уходил раньше, чем был окончен суп... Двор был настоящей галерой, где каждому приходилось грести по приказу».

В своих собственных похождениях он не менее нескромен 1): быстро добившись развязки, он сейчас же разглашает происшествие, называет имя; мало того, рассказывает все Жозефине, посвящает ее во все подробности и не терпит с ее стороны никаких упреков. «На все ваши жалобы я имею право ответить одним неизменным: я».

Действительно, это слово отвечает на все; а чтобы пояснить его, он добавляет: «Я стою особняком в целом мере; я ни от кого не принимаю условий, никаких обязательств, никакого кодекса, даже самого обыкновенного, общепринятого кодекса внешних приличий, который, смягчая и сглаживая первоначальную грубость, дал возможность людям встречаться, не толкаясь и не наскакивая друг на друга. Он его не понимает и брезгливо отмахивается от него. «Я не люблю этого туманного и нивелирующего слова — приличия, которым вы все прикрываетесь на каждом шагу; его выдумали глупцы, чтобы подделываться под умных; это род социальной узды, которая стесняет сильного и служит только посредственности... Ах этот хороший вкус! Вот еще одно из тех классических словечек, которых я не терплю совершенно 2)». — «Оно ваш личный враг, сказал ему как-то Талейран; если бы вы могли с ним разделаться, при помощи пушки, его бы уже давно не существовало».

Потому что хороший вкус — это высший продукт цивилизации, первая интимнейшая часть одеяния, скрывающего человеческую наготу, ближе и непосредственнее всего прилегающая к человеческой личности, та часть, которую она сохраняет на себе последней, после того как сброшены все остальные. А Наполеону даже эта тончайшая ткань кажется помехой; он и ее сбрасывает, инстинктивно, потому что она стесняет его непроизвольные движения; необузданные, властные и дикие движения победителя, который поверг на землю и распоряжается теперь побежденным.

V.

При таких условиях невозможно существование какого бы то ни было общества, тем более в среде тех независимых

________

1 ) M-me de-Rémusat , I, 114, 122, 206; П , 110, 112.

2 ) Там же, I, 277.

87

и вооруженных общественных единиц, которые называются нациями, или государствами. Вот почему в политике и в дипломатических сношениях такие приемы совершенно недопустимы. Из убеждения, да и по необходимости, всякий глава страны, или ее представитель, воздерживается от них, по меньшей мере, с людьми своего круга. С ними принято обращаться, как с равными, щадить их щепетильность, и потому не давать волю своему минутному возбуждению, своим страстям и настроениям — словом, держать себя в руках и взвешивать каждое свое слово. Отсюда весь тон манифестов, циркуляров, дипломатической переписки и всяких официальных бумаг, обязательный канцелярский слог, сухой, безжизненный и тусклый, все эти тупые, намеренно обесцвеченные выражены и длинные периоды, которые кажутся сфабрикованными механически, точно по трафарету; род интернационального буфера, предназначение которого умерять силу при столкновении заинтересованных лиц. В международных сношениях и без того слишком много осложнена, слишком много взаимных столкновений, тяжелых и неизбежных, слишком много поводов для всякого рода конфликтов, последствия которых достаточно грозны. Нет смысла недоразумения, возникающие на почве различия интересов, осложнять еще оскорблениями, созидаемыми воображением и самолюбием; не говоря уже о тех случаях, когда они вызываются без всякой надобности и только увеличивают несогласие в настоящем и предубежденное недоброжелательство — в будущем.

Совершенно иначе все это у Наполеона: даже при мирных переговорах он сохраняет свои воинственно-наступательные приемы; сознательно или бессознательно, но у него всегда поднятая рука: чувствуется, что он готов ударить, а пока что он оскорбляет. В своей переписке с государями, в своих официальных заявлениях, в разговорах с посланниками и вплоть до публичных аудиенций 1), он держится

__________

1 ) Hansard's Parliamentary History, t. XXXVI, p. 310. Донесение лорда Уитворта лорду Оуксбюри, 14 марта 1803, и описание той сцены, которую ему устроил первый консул: «Все это происходило настолько громогласно, что могло быть услышано всеми присутствовавшими, которых было до двухсот». — Лорд Уитворт (письмо от 17 марта) жалуется по этому поводу Талейрану и заявляет ему, что он прекратит свои визиты в Тюльери, если ему не будет обещано, что подобные сцены не повторятся больше. — В этом его поддерживает и лорд Оуксбюри (депеша от 27 марта), который находит эту выходку неприличной и

88

всегда вызывающе, всегда грозит 1). Он всегда смотрит сверху вниз на своего противника, а иногда и открыто оскорбляет его, бросая ему прямо в лицо самые возмутительные, несправедливые обвинения 2). Он разглашает тайны его частной жизни, и деловые, и самые интимные, позорит его министров, его двор и его жену 3), клевещет на них; старается задеть его больное место, открывает ему глаза, доказывает ему, что он одурачен, что он обманутый муж, или соучастник преступления;

________

оскорбительной для английского короля. — Те же сцены, то же высокоме p и e и несдержанность языка повторяются и с Меттернихом в Париже, в 1809, и в Дрездене, в 1813; с Корсаковым в Париже, в 1812; с Балашовым в Вильно, в 1812; с князем Кардито в Милане, в 1805.

1 ) Перед нарушением Амьенскаго мира (Moniteur, 8 августа 1802): «французское правительство в данный момент чувствует себя прочнее, чем правительство английское». — (Moniteur, 10 сентября 1802 г.): «Какая разница между народом, который одерживает победы из любви к славе, и народом торгашей, ставших завоевателями!»— (Moniteur, 20 февраля 1803): «Правительство заявляет с справедливой гордостью: Англия не может больше бороться с Францией».—Кампания 1805 года.. 9-ый бюллетень, слова Наполеона, произнесенные в присутствии генерального штаба Макка: «Я советую моему брату, императору германскому: пусть поторопится с миром! Пора понять, что всякая империя имеет свой предел; мысль, что придет конец и Лотарингскому дому, должна его устрашить». — Письмо к королеве Неаполитанской, 2 января 1805: «Пусть Ваше Величество выслушает мое пророчество: с первой же войной, вызванной Вами, и Вы и Ваши дети перестанут царствовать; блуждая по разным странам Европы, дети Ваши будут побираться и выпрашивать милости у своих родных».

27
{"b":"252777","o":1}