ЛитМир - Электронная Библиотека

— Возможно, — задумчиво вымолвила графиня, — это немного отвлечет короля, и он на время забудет о нас.

— Но в таком случае, мы потеряем его расположение! Именно этого тебе хочется, Френсис?

— По крайней мере мы останемся живы! — огрызнулась она. — Не желаю кончить жизнь на Тауэр-хилл6, как мои кузины Энн и Кэтрин.

— Ты слишком беспокоишься, — рассмеялся граф, но на следующее же утро выяснилось, что радовался он преждевременно. Френсис оказалась права. Как только он с женой прибыли ко двору, им было приказано немедленно отправляться домой. Супругам запретили появляться во дворце, велели не выходить из городского дома и дожидаться решения своей участи. Потрясенная чета удалилась, даже не заметив проезжавшего мимо экипажа графа Гленкирка. Несколько дней спустя графа и графиню Сомерсет взяли под, стражу и препроводили в Тауэр.

— Кажется, это Френсис Говард со своим новым мужем? — полюбопытствовала Жасмин, провожая взглядом удаляющуюся карету.

— Не может быть! — покачал головой Джеймс. — Робин утверждает, что он из-за истории с Овербери лишился покровительства короля. Кроме того, его величество увлечен двумя молодыми людьми, недавно появившимися при дворе. Но, думаю, сегодня мы узнаем все придворные сплетни. Неужто Карр оказался настолько беспечен, чтобы отравить врага и так глупо попасться… Правда, я никогда не считал его особенно умным.

— Как я выгляжу? — озабоченно спросила Жасмин вот уже в третий раз с тех пор, как они отъехали от дома.

— Хорошо, — широко улыбнулся Джеймс.

Жасмин твердила, что должна одеться скромно, как подобает кающейся грешнице, но, признаться, подобные намерения были попросту неосуществимы — ей никогда не удавалось выглядеть смиренной скромницей. Слишком она была красива. Слишком элегантна. Слишком горда — настоящая принцесса из рода Моголов. Однако она честно пыталась. Надела неяркое платье темно-красного шелка с широкой юбкой, стянутое в талии. Сквозь разрезы рукавов выглядывал черный шелк. Сужающийся книзу корсаж и лиф с низким квадратным вырезом были расшиты черным янтарем. Шею обвивала длинная нить драгоценных черных жемчужин и еще одна покороче, с которой свисал огромный круглый рубин, известный под названием «Глаз Кали»7, привезенный Жасмин из Индии. Рубины грушевидной формы переливались в ушах. Волосы уложены в строгую прическу, а на ногах — черные шелковые туфельки, украшенные розовым жемчугом. На пальцах сверкало несколько колец с черным жемчугом, рубином и розовой жемчужиной не правильной формы. Джеймс Лесли был уверен, что она возбудит зависть всех женщин и желание всех мужчин.

Сам он оделся в черное и белое, словно дополняя наряд Жасмин. Хотя бы один из них должен выглядеть исполненным раскаяния и искренне просить прощения за все неприятности, доставленные королю.

Пока они медленно продвигались по коридору к залу, где нынче монарх принимал придворных, Джеймс Лесли слышал за спиной возбужденный шепоток.

— Крепись, дорогая Жасмин, — пробормотал он, осторожно погладив узкую ладошку, лежавшую на его рукаве, — сегодня мы словно актеры на сцене и служим всеобщим развлечением.

Король и королева сидели на тронах. Яков Стюарт заметно постарел. Ему исполнилось сорок девять лет. Королеве, довольно миловидной женщине, которую, однако, никто не мог назвать хорошенькой, минуло сорок. Жасмин показалось, что со времени их последней встречи она совсем не изменилась. Порфироносных супругов объединяли только их дети и взаимная любовь к охоте. Каждый жил своей жизнью, но тем не менее они были преданны друг другу. То, что было хорошо для Якова, доставляло радость Анне, и наоборот. И хотя они давно уже не были любовниками, по-прежнему оставались хорошими друзьями.

Яков Стюарт бесстрастно взирал на приблизившуюся пару. Граф Гленкирк отвесил элегантный придворный поклон, вдовствующая маркиза Уэстли присела в глубоком реверансе, слегка склонив гладко причесанную темную головку, и грациозно поднялась. В зале воцарилась мертвая тишина — собравшиеся жадно ловили каждое слово.

— Итак, мадам, вы наконец соизволили вернуться, — начал король, на удивление доброжелательно улыбнувшись. — Я видел ваших деток. Вы прекрасная мать, мадам, ничего не скажешь, причем для всех ребятишек. Наш маленький внук — сильный и храбрый парнишка. Представьте, он говорил со мной по-французски! — Яков Стюарт весело хмыкнул. — И утверждал, что может научить меня индийским ругательствам. Хотел бы я знать, где он успел научиться индийскому?

— Вероятно, от моего управителя Адали, — тихо ответила Жасмин. — Адали частенько напоминает Чарли, что тот — внук двух королей.

— Да, — согласился Яков. — В жилах нашего крошки — герцога Ланди течет кровь монархов, но он рожден в Англии, мадам, и надеюсь, вы не забудете об этом, не так ли?

— Да, ваше величество, и его отец всегда в моем сердце.

Король тяжело вздохнул.

— Ив наших сердцах тоже. Англия потеряла великого короля, но, возможно, если я проживу еще немного, наш второй сын, Чарлз, станет моим достойным преемником.

— О, ваше величество, — откликнулась Жасмин, — уверена, что принц Чарлз, как истинный отпрыск Стюартов, будет могучим правителем. — И, ко всеобщему изумлению, бросилась к ногам короля. Темно-красный шелк раскинулся по ковру красивыми складками. — Ваше величество, умоляю, простите мое неповиновение! Единственным извинением столь недостойному поведению служит моя скорбь по безвременно ушедшему принцу Генри. Я не была готова так быстро вступить в новый брак. Я всего-навсего слабая женщина и в своей короткой жизни много страдала. Теперь я готова исполнить свой долг и стать женой графа Гленкирка. Клянусь, что никогда больше не ослушаюсь своего короля.

Жасмин склонилась так низко, что коснулась лбом королевской туфли, и подождала, пока заговорит монарх.

Король был поражен и одновременно доволен. Молодая женщина признает его власть, хотя сначала пыталась ослушаться. Он очень разгневался, когда она два года назад бежала из Англии. Но недавно Яков увидел внука, и малыш смягчил его сердце. Теперь же бунтовщица, которую он намеревался наказать, публично унижается перед ним. Яков Стюарт как добрый христианин был готов простить обидчицу.

— Встань, девушка, — добродушно велел он. — Помоги ей, Джемми. — И, дождавшись, пока Жасмин поднимется, объявил:

— По всему видать, раскаяние было искренним. Вы помилованы, мадам.

— Благодарю, ваше величество, — просто ответила Жасмин, снова приседая.

— Такая милочка, как вы, должна иметь мужа, чтобы тот был ей поддержкой и опорой. Кажется, я слишком поспешно нашел вам спутника жизни, мадам, и сейчас понял, что стоило предоставить возможность выбора нового повелителя и господина. Впрочем, еще не поздно все исправить.

Король самодовольно улыбнулся. Присутствующие были немало удивлены, включая королеву, в бешенстве воззрившуюся на супруга. Но он не обратил на нее внимания.

— Ваше величество, — быстро заверила Жасмин, — я согласна выйти замуж за лорда Лесли. Мы старые друзья и прекрасно друг другу подходим. Наша свадьба назначена на пятнадцатое июня, в доме моей бабушки, Королевском Молверне.

— Никакой свадьбы не будет, пока вы не решите, кто станет женихом, — упрямо твердил король.

— Но я уже решила! — закричала Жасмин.

— Яков! — прошипела королева, но тот, по-прежнему игнорируя ее, пояснил Жасмин:

— Вы хорошая девочка и готовь! исполнить повеление своего короля. В отличие от многих при этом дворе вы признаете мое право неограниченной власти. Два года назад я несколько поторопился в своем стремлении защитить вас и внука. Мой необдуманный поступок заставил вас бежать из страны. Сейчас я разрешаю вам самой избрать мужа. Вашей руки просит не только граф Гленкирк, но и Пирс Сен-Дени, маркиз Хартсфилд. Я бы предложил своего Стини, но он уверяет, что его сердце уже отдано другой. Итак, мадам, перед вами два джентльмена, назовите же нам достойнейшего.

вернуться

6

Площадь около Тауэра, где казнили преступников.

вернуться

7

Богиня зла (инд.).

23
{"b":"25278","o":1}