ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не знаю. По крайней мере останется до лета. И, вероятно, скоро нужно ожидать визита Брок-Кэрнов. Мадам Скай никогда не бывала в Шотландии за все двадцать пять лет, что Велвет замужем за Алеком. Они приедут на Рождество, если не будет сильных снегопадов. Дядя Адам и тетя Фиона тоже собирались погостить. У нас будет полный дом гостей.

И действительно, двадцатого декабря появились Брок-Кэрны с четырьмя из пяти сыновей. Сэнди, самый старший, остался в Дун-Броке с беременной женой и ее родственниками. Любимый сводный брат Жасмин Чарли, которому уже исполнилось двадцать, подхватил ее и осторожно закружил под радостные вопли двойняшек, Роба и Генри, и самого младшего, пятнадцатилетнего Недди.

— Немедленно отпусти меня, ты, болван неотесанный! — пожурила она, не в силах, однако, сдержать смех. Чарли бережно опустил ее.

— Ты тяжелая, как годовалая нетель! — поддразнил он. — Как поживает мой тезка?

— Его назвали и в честь принца Чарлза, — напомнила Жасмин, выводя вперед маленького герцога Ланди, до этих пор боязливо посматривавшего из-за ее юбок на четырех великанов, оказавшихся, как утверждала мама, его дядюшками.

— Поздоровайся с дядей Чарли, малыш, — подбодрила она своего младшенького.

— Чарли — мое имя! — рассвирепел герцог Ланди, вызывающе уставясь на смеющегося мужчину.

— Но меня так крестили гораздо раньше, — не сдавался Чарли Гордон, подхватывая малыша и щекоча его под мышками. — Меня первым назвали Чарли.

— У меня уже есть дядя Чарлз, — захихикал малыш, вырываясь.

— Конечно, есть, парень. Принц Чарлз, который когда-нибудь станет нашим королем. Благослови его Бог! Но я не Чарлз. Как и ты, я обыкновенный Чарли и рад, что мы тезки, парнишка, — весело произнес Чарлз Гордон.

— Я не обыкновенный, — надулся малыш. — Я герцог.

— А что такое герцог? — озорно осведомился дядя.

— Не знаю, — покачал головой мальчик под дружный хохот собравшихся.

— Ничего, парень, у тебя еще будет много времени узнать, каково это — быть герцогом, — утешил Гордон. — А пока, думаю, тебе нравится быть просто маленьким мальчиком. У тебя есть щенок?

Малыш Чарли снова покачал головой.

— Нет. У нас на всех один мамин Федерс, только он совсем глупенький и к тому же старый и бегать быстро не умеет.

Сунув руку за вырез дублета, Недди Гордон вынул крохотного черного с желтым щенка и вручил старшему брату.

— Это тебе, малыш Чарли, — сказал Чарлз Гордон, вручая крошечный комочек оцепеневшему от радости ребенку. — Настоящий, сеттер и, когда вырастет, будет чудесной охотничьей собакой!

Племянник прижал щенка к груди, и дядя наконец поставил его на пол вместе с драгоценной ношей. Чарлз окликнул брата, и тот быстро вынул из-за пазухи второго щенка и вручил Генри Линдли, явно расстроенному выпавшей на долю малыша удачей.

— Мы и про тебя не забыли. Генри, — сообщил Чарли восторженно заулыбавшемуся племяннику.

— А как насчет нас? — бесцеремонно осведомилась Фортейн.

Роберт и Генри Гордон в свою очередь извлекли щенят и отдали довольным девочкам.

— Это весь выводок, — объяснил Чарли Гордон сводной сестре. Та вздохнула.

— Ты так добр, — пробормотала она, услышав, как взвизгнула Индия, когда щенок обмочил ее корсаж. Федерс, ее спаниель, угрожающе скалился, готовый, кажется, разорвать нежданных «захватчиков», осмелившихся вторгнуться на его территорию. Трое щенков постарше, поспешно опущенные на пол, немедленно погнались за почтенными немолодыми кошками Фу-Фу и Джинн, которые с удивительным проворством взлетели на буфет и дружно зашипели, пока великолепный синий с золотом попугай Хираман, распустив крылья, встревоженно орал:

— Грабят! Грабят!

Дети, хохоча, бегали за щенятами, натыкаясь друг на друга и затевая шутливые потасовки.

— Да, дорогая, хозяйство у тебя в полном порядке, ничего не скажешь, — насмешливо покачала головой Велвет Гордон.

— Было, пока здесь не появились твои сыночки-разбойники, — горячо запротестовала Жасмин.

— А что у вас на обед? — с широкой улыбкой осведомился отчим. — Я промерз до костей, пока одолевал чертовски длинный путь из Дун-Брока. Клянусь, через день-другой начнется настоящий буран. Просто носом чую. Зима будет длинной и холодной.

— Надеюсь, дядя Адам и тетя Фиона благополучно доберутся до начала метели, — заметил Джеймс Лесли.

— Я просила маму погостить в Дун-Броке, — вмешалась Велвет. — Мы с Алексом женаты столько лет, а ты так и не видела нашего дома, мама.

— Весной, — пообещала Скай. — Пока с меня довольно путешествий.

— Слава Богу, — облегченно вздохнула Дейзи, сидевшая рядом с госпожой.

— Как, Дейзи! Неужели ты не рада? — притворно удивилась Велвет. — Признайся, давно ты так не веселилась! Твоя жизнь была такой скучной!

— А мне нравится скука, миледи, — фыркнула Дейзи.

— Зато теперь тебе некогда тосковать, и, клянусь, ты выглядишь куда моложе, чем двадцать лет назад, — заметила Скай.

Ненастным утром двадцать второго декабря прибыли Адам и Фиона Лесли. К полудню пошел снег, и вскоре холмы и лес побелели, а на подоконниках и зубчатых стенах выросли толстые белые подушки. В природе воцарилась величавая тишина; снег падал непрерывной серебристой пеленой, и казалось, так будет вечно.

Адам привез плохие вести.

— Перед отъездом я встретил на Хай-стрит Горди Макфи, — сообщил он племяннику. — Он слышал, что какой-то англичанин шныряет по городу в поисках графа Гленкирка. Вроде бы у этого парня приказ об аресте, подписанный самим королем.

— Сен-Дени! — побледнев, вскричала Жасмин.

— Макфи встречал этого англичанина, знает его имя или видел сам приказ? — осведомился граф.

— Нет, племянник, я его спрашивал, — покачал головой Адам.

— Это Сен-Дени! — повторила Жасмин. — Что на него нашло? Почему он не оставит нас в покое? Разве не сам король дал слово бабушке, что отныне мы избавлены от него и его интриг? Как мог Сен-Дени получить приказ о твоем аресте, Джемми? Как?!

— Это подделка, дорогая Жасмин, — уверил граф.

— Откуда ты знаешь? Король, по всей видимости, готов на все, лишь бы умаслить своего драгоценного Пирса!

— Здесь мы в безопасности, — упрямо возразил граф.

— Как ты можешь быть уверен? — в ужасе охнула Жасмин, прикрывая руками живот, словно пытаясь защитить нерожденное дитя.

— Девочка, девочка, — успокоил Адам, встав перед ней на колени. — Джемми прав. Началась зима, и до весны Северное нагорье закрыто для чужаков. Нам с Фионой повезло добраться без приключений. Теперь снег завалит все дороги. Мы не вернемся в Эдинбург до марта. А если даже он каким-то чудом заявится сюда, что сможет сделать? Это земли Гордонов и Лесли. Думаешь, мы позволим ему хоть пальцем коснуться графа Гленкирка или его семьи? Я слышал, что с ним даже нет солдат. Он один. Мужчины наших кланов грудью встанут на защиту своего вождя. Не бойся, милочка. Вам и впрямь ничто не грозит.

— Я никуда не побегу! — свирепо выдохнула Жасмин. — Только не в этот раз.

— Это и ни к чему, девушка, — спокойно ответил Адам. — Мы, Лесли, никогда не отдаем без боя то, что принадлежит нам, и не позволим отнять у нас нашего графа.

Только в сочельник снег наконец перестал, и обитатели замка отправились на всенощную в часовню. Англиканская месса служилась Йаном Лесли, кузеном графа, который жил при замке. Обряды англиканской церкви проникли и в Шотландию, несмотря на все усилия пресвитерианцев и сторонников Ковенанта12. Граф Гленкирк не позволял проповедникам последних селиться в своем доме, поскольку считал их виновными в убийстве первой жены и сыновей.

Парадный зал был украшен ветками можжевельника и сосны и гирляндами остролиста. К камину торжественно подтащили огромное рождественское полено13, сзади весело вышагивали дети в сопровождении тявкающих щенят. На стол поставили горячий сидр и глинтвейн и подали жареного кабана с яблоком в пасти на гигантском серебряном подносе, который тащили шестеро мужчин. Ребятишкам раздали маленькие мешочки со сладостями и изюмом. Они затеяли игру в прятки, пока взрослые наслаждались вкусным обедом. Вечером в зале появился волынщик и был вознагражден за труды серебряной монетой. Мужчины, как и в день рождения Скай, танцевали; килты цветов Лесли и Гордонов мерно покачивались в такт музыке, красивые суровые лица раскраснелись от выпитого.

вернуться

12

Соглашение шотландских пуритан, направленное на защиту кальвинизма и независимости Шотландии, против абсолютистской политики Стюартов.

вернуться

13

Сжигалось по обычаю в сочельник.

58
{"b":"25278","o":1}