ЛитМир - Электронная Библиотека

Первого января семья обменивалась подарками. Все дети получили пони, за которыми, как заявил граф, каждый будет ухаживать сам, включая малыша Чарли. Генри Линдли было сказано, что он должен помогать младшему брату, пока тот не вырастет.

— Получая во владение что бы то ни было, — объяснил отчим, — вы тем самым возлагаете на себя ответственность, особенно когда станете управлять своими поместьями, женитесь или выйдете замуж. Вы отвечаете за землю и людей. Своих людей. А вы, девочки, должны будете принять на свои плечи заботы о хозяйстве и слугах, следить, чтобы все были здоровы и благополучны. И вам придется куда легче, если с малых лет приучитесь ухаживать за кем-то, хотя бы за пони.

— Он хороший отец, — заметил граф Брок-Кэрн жене. — И сумеет достойно воспитать наших внуков. Нельзя позволять детишкам своевольничать.

Для своей жены Джеймс Лесли приготовил особый сюрприз: вручил ей дарственную на А-Куил — маленький домик в холмах, окружавших озеро Ситеан, принадлежавший когда-то его матери.

— Это совсем не такое роскошное поместье, как Магвайр-Форд, с замком и богатыми землями. Просто небольшое каменное строение. Мы отправимся туда весной, если ты захочешь, и это станет твоим убежищем и укрытием, когда пожелаешь побыть одна.

— Разве некогда эта земля не принадлежала Гордонам? — спросила Велвет мужа.

— Прабабка Джемми была из семьи Гордонов. И оставила землю Кэт. Когда Кэт выдавали замуж, ее отец включил А-Куил в приданое дочери. Кэт отказывалась выйти за своего нареченного, пока тот не передаст дом в ее личное пользование, что он и сделал в тот день, когда родился Джемми. Думаю, он знает эту историю куда лучше меня, — ответил граф Брок-Кэрн.

В Двенадцатую ночь Скай заперлась в своих покоях. Этот праздник был для нее навсегда омрачен, но она не хотела портить детям веселье. Днем к ней пришли дочь и внучка, и они вместе еще раз оплакали Адама.

— Когда умер отец Виллоу, — сказала Скай, — я тоже думала, что не выживу, но поняла, что должна сделать все ради дочери. После кончины Джеффри Саутвуда я страдала по нему и нашему сыну Джону так, что жить не хотелось. Именно Адам вернул меня почти с того света. Потом я потеряла Найла Бурка, но к тому времени ожесточилась и уже не боялась смерти, а рядом снова оказался Адам. Я клялась, что больше не выйду замуж, ведь я носила траур по своим мужьям в пятый раз. Но Адам твердил, что послан мне Богом, и обещал, что никогда меня не покинет, как другие.

Она глубоко вздохнула.

— Но никто не живет вечно, мои дорогие, и я благодарна небесам за то, что они подарили мне сорок лет счастливого замужества с этим прекрасным человеком. Теперь мне осталось только покорно ждать смерти.

— Мама! Не смей даже заикаться о таком! — испуганно воскликнула Велвет.

— Если ты все еще с нами, бабушка, — тихо заметила Жасмин, — то лишь потому, что этого хочет Господь. Разве не ты всегда уговаривала меня не противостоять судьбе? Постарайся покорно принимать все, что уготовил тебе Создатель.

— Как ты умна, дорогая Жасмин, — улыбнулась Скай. — И как ловко обернула мои слова против меня самой!

— Нет, милая бабушка! Ты мне нужна каждый день и каждый час! — Она взяла руку Скай и положила на свой округлившийся живот. — Патрик Лесли тоже без тебя не обойдется. И все малыши, которые появятся вслед за ним. Я просто не смогу родить, если тебя не будет рядом, бабушка. Пожалуйста, пообещай проводить в Королевском Молверне одни лишь летние месяцы, а остальное время живи со мной, в Гленкирке.

— Гленкирк — твой дом, Жасмин, — возразила Скай, — а Королевский Молверн — мой. Я вернусь туда весной и больше никогда его не покину. Умру там, где испустил дух мой Адам. Похороните меня рядом с ним, на холме.

— Не надо, мама, — всхлипнула Велвет. Скай раздраженно качнула головой, но, встретившись глазами с внучкой, мгновенно успокоилась. Жасмин позаботится о том, чтобы когда-нибудь ее воля была исполнена. Бедняжка Велвет! Пережить всего одно восхитительное приключение! Неудивительно, что она ничего не способна понять! И, однако, плодом этого необыкновенного союза с правителем Индии стала ее чудесная внучка. Скай сжала пальцы Жасмин, и та улыбнулась в ответ.

Вскоре началась короткая оттепель, и Гордоны воспользовались возможностью преодолеть несколько миль, отделявших Дун-Брок от Гленкирка.

— Вряд ли я смогу навестить тебя до весны, — сказала Велвет дочери. — Да и сомневаюсь, что понадоблюсь здесь. Ты прекрасно справишься сама, и, кроме того, с тобой будет мама.

Она удобнее устроилась в тяжелых санях под полстями из волчьего и лисьего меха. Трое ее сыновей примостились подле, а Чарли уселся на козлах рядом с отцом, чтобы помогать править.

— Постараюсь сообщить, когда Жасмин родит, — пообещал Лесли теще и тестю. — Если будет мальчик, стану зажигать костры на сигнальном холме две ночи подряд, а если девочка — одну.

— Это мальчик, — упрямо пробормотала Жасмин. Теперь в Гленкирке остались лишь Адам и Фиона Лесли, и Жасмин была рада обществу тетки Джемми, умной, язвительной, властной женщины, от которой она все узнала о своей свекрови. Жасмин искренне сожалела, что не знакома с Кэт.

— Она полюбила бы тебя, хотя ты полная противоположность той, что она выбрала для Джемми. Правда, Кэт постаралась как могла и породнила сына с одной из самых могущественных ветвей клана Гордонов. И не ее вина, что Изабелла оказалась настоящей безмозглой клушкой! Только последняя дурочка могла отправиться в монастырь Святой Маргариты в тот день. По округе шныряли ковенантеры, выискивая несчастных беспомощных отцов-священников, приверженцев старой веры и их последователей. Их шайка была особенно гнусной — убийства, поджоги, насилия! Не представляешь, что они творили! Распинали святых отцов и братьев на крестах вниз головой, сжигали церкви и монастыри! Джемми не велел ей ехать, но она уперлась и знай твердила, что монахини сшили ей белье и она должна его забрать. Да еще и мальчишек взяла с собой! Ну а потом…

Фиона перекрестилась.

— Господь, смилуйся над невинными душами.

— И негодяев так и не нашли? Женщина покачала головой.

— К тому времени они уже давно разошлись по своим норам, и никто не знал, куда подевались.

— Не понимаю, почему люди считают одну веру праведнее другой! Я росла при дворе отца, а он разрешал исповедовать любую религию, — заметила Жасмин.

Наступила середина зимы. Снег по-прежнему был глубоким, и дороги оставались непроходимыми. По ночам далеко в холмах выли волки. Только постепенно удлинявшиеся дни служили доказательством неизбежного прихода весны. Прошел январь. За ним февраль. Обитатели замка вели спокойную жизнь. Жасмин с помощью Адали управляла хозяйством. Дети с утра до полудня занимались с братом Дунканом, а потом играли с заметно подросшими щенками и катались на пони по расчищенному от снега двору. Жасмин не могла припомнить, когда ее ребятишки были так счастливы.

Утром пятого марта у Жасмин начались схватки. С чердака принесли родильный стол и поставили в гостиной покоев графа и графини. Рохана, Адали и две женщины постарше не отходили от роженицы.

— Чем я могу помочь? — спросил граф жену, целуя ее влажный лоб. — Представляю, как тяжело тебе придется! Я еще помню, как мучилась Изабелла, рожая Джейми и Джорджа.

Жасмин неожиданно поняла, что муж впервые назвал погибших сыновей по имени.

— Постарайся вместе с дядей Адамом отвлечь детей, — попросила она, притягивая его к себе и целуя в губы. — Бабушка говорит, что по сравнению с другими женщинами мои роды всегда были постыдно легкими.

— Это чистая правда, если не считать того, что Фортейн шла ножками вперед. Тогда мы были в Ирландии, и если бы моя усопшая сестра Эйбхлинн не приехала вовремя из монастыря и не перевернула бы ребенка, и Жасмин и младенец могли бы умереть. Конечно, Фортейн родилась здоровенькой, слава Господу. Но этот ребенок лежит как полагается, — заверила графа мадам Скай.

— И скоро появится на свет, — добавила Жасмин с улыбкой, но тут же поморщилась от боли. — Этому дьяволенку не терпится увидеть своего папочку, милорд. Еще один Лесли-упрямец в добавление к уже имеющимся.

59
{"b":"25278","o":1}