ЛитМир - Электронная Библиотека

— Джейми давно здесь не был, — пожал плечами наместник. — Он стареет, и рука уже не так тверда.

— Значит, — торжествующе воскликнул Адам, — ты что-то заподозрил!

— Печать настоящая, — поспешил уверить наместник.

— Зато подпись — нет. Не тревожься, Робби, мы послали гонца в Англию известить обо всем короля. Если Сен-Дени привезет графиню в замок, ты дашь знать?

— Обязательно, и сделаю все, чтобы защитить ее и разместить со всеми удобствами.

— Ты выдашь ее нам! — резко бросил Адам.

— Не могу, пока не прояснится дело с королевским приказом, — покачал головой наместник, но их беседу прервал громкий стук в дверь.

— Граф Брок-Кэрн и виконт Вилльерз, милорд! — объявил дворецкий.

— Гром и молния! — охнул Адам. — Вот правда и вышла на свет Божий, Робби! Брок-Кэрн, как я рад тебя видеть! Надеюсь, вы запаслись каким-нибудь посланием, в котором говорится, что англичанин — лгун и изменник? Сегодня мерзавец похитил Жасмин!

— Иисусе, какое счастье, что Велвет не слышит этого! — простонал Александр Гордон'. — Милорд наместник, Адам, позвольте представить вам виконта Джорджа Вилльерза. У него приказ короля на арест маркиза Хартсфилда. Он украл печать и подделал подпись его величества. Повелитель ни на минуту не замышлял лишить своего расположения графа и графиню Гленкирк.

Джордж вручил Роберту Крайтону пергаментный свиток.

— Кроме приказа, здесь еще и личное письмо его величества, милорд, — с поклоном сказал он.

Адам Лесли изумленно уставился на Джорджа Вилльерза. Кажется, он еще не встречал мужчины красивее. Высокий, широкоплечий, с блестящими темными глазами и волнистыми каштановыми волосами. Одет по последней моде и, уж конечно, ничуть не похож на человека, который весь день провел в седле. Ни единой складочки, каждый бант на месте.

— Так, значит, это вы — последняя любовь короля? — не скрывая любопытства, спросил он. Джордж Вилльерз разразился смехом.

— На мою долю выпало удостоиться величайшей милости его величества, — сообщил он грубоватому горцу.

— Его прапрадед тоже не мог устоять перед смазливыми мальчишками, — деловито заметил Адам Лесли. — А ты, парнишка, владеешь шпагой?

— Владею, — заверил Вилльерз и, лукаво улыбнувшись, добавил:

— Прапрадед его величества, должно быть, не обходил вниманием и дам, иначе повелитель не появился бы на свет.

— Совершенно верно, совсем как наш Джейми, — ответил Адам, нисколько не смутившись.

— Где Жасмин? — озабоченно спросил граф Брок-Кэрн.

— Не знаем. Я приехал в замок потому, что надеялся найти ее здесь, но Робби говорит, что не видел ублюдка с самой весны.

— А Гленкирк? — допытывался Брок-Кэрн.

— У себя дома. Я велел ему остаться, беспокоясь, как бы негодяй не захватил и его.

— Это государственное дело, сэр Роберт, — предупредил Александр Гордон. — Разошлите людей на поиски графини Гленкирк, похищенной преступником. Сен-Дени изменник, но его люди настолько трусливы, что сразу сдадутся властям. Нельзя терять ни минуты. Этот человек опасен.

— Вероятно, маркиз не привез сюда Жасмин, догадываясь, что правда вышла наружу, — вмешался Вилльерз. — Вряд ли он ожидал, что на ее поиски уйдет почти год, и теперь не может рисковать, опасаясь, что сэр Роберт уже получил необходимые разъяснения от его величества. Лорд Гордон прав: маркиз опасен. Мы лишь недавно узнали от сводного брата Пирса Сен-Дени, что именно Пирс собственноручно расправился с лордом Стоуксом.

— Создатель! — потрясение прошептал Адам Лесли.

— Он попытается покинуть Эдинбург, — уверенно сказал лорд Гордон. — И поскольку наверняка не отпустит Жасмин, надо его перехватить.

— Но как? — озабоченно пробормотал Вилльерз.

— Прежде всего вернемся в дом Кира, на Голдсмит-Элли. Он расскажет, что видел, а мы потолкуем с соседями. Кто-нибудь должен был что-то заметить! Дело было днем, — решил лорд Гордон. — Адам, после беседы с банкиром возвращайся к Гленкирку и поведай обо всем моему зятю. Ну а потом — в погоню за Сен-Дени, и не успокоимся, пока не вернем нашу Жасмин. Сэр Роберт, вы дадите людей, чтобы помочь в поисках?

— Конечно, — медленно выговорил наместник, прикидывая, во что обойдется ему вся эта история. Часть его доходов составляли деньги, сэкономленные из ассигнований, выделяемых королевским казначеем на содержание Эдинбургского замка.

— Король узнает о вашем рвении, милорд, — пообещал Вилльерз с очаровательной улыбкой, верно разгадав мысли наместника. — Я лично сообщу ему о вашем великодушии.

И он низко поклонился сэру Роберту.

Выйдя из покоев наместника, Адам Лесли с обычной прямотой заметил:

— Вижу, вы вовсе не такой глупый щенок, каким хотите казаться, сэр!

— Благодарю вас, — ухмыльнулся Джордж Вилльерз. — А вы всегда так откровенны, сэр?

— Иначе просто не могу, — чистосердечно признался Адам.

Джордж Вилльерз покачал головой.

— Знаете, сэр, по-своему я вам даже завидую, — признался он, — но с таким характером вы не добились бы успеха при дворе.

— В этой клоаке? — возмутился Адам. — Никогда! Довольно я натерпелся придворной жизни, когда Яков Стюарт правил только Шотландией! Видел, как подхалимы целуют ему зад и униженно пресмыкаются, а когда он стал еще и королем Англии и отправился в Лондон, лизоблюды бросились следом в надежде обрести почести и богатство. Говорят, для младших сыновей нет лучше доли, чем искать счастья на чужбине, но мне тоже выпало родиться младшим сыном. У меня прекрасная жена, маленький домик в Эдинбурге, и в Гленкирк-Касл нас всегда ждет радостная встреча. Я небогат, но ни за что не покину родину, ибо мне нечего желать от жизни. Родился шотландцем, шотландцем и умру, мой красавчик. Нет, я не придворный, но каждый человек должен сам выбрать свой жизненный путь. Я выбрал.

Мужчины вскочили на коней и помчались на Голдсмит-Элли. Дэвид Кира уже ожидал их и сразу же проводил в библиотеку. Вилльерз был поражен роскошью обстановки внешне ничем не примечательного дома.

— Слава Богу, вы приехали, — тихо сказал банкир. — Моя служанка все видела из окна второго этажа. С лордом было восемь человек. Они поехали обратно по Хай-стрит, но куда свернули потом, неизвестно. Однако миледи связали руки и прикрутили к луке седла, а лорд сам повел ее лошадь. Правда, со стороны вряд ли было заметно, что она их пленница. Неглупо придумано!

— Но почему она не звала на помощь? — удивился Адам.

— Потому что, мастер Лесли, ей заткнули рот маленьким шелковым платком, обвязали поверх тонкой веревкой и накинули на голову шаль, чтобы никто ничего не увидел, — пояснил Дэвид.

— Спасибо, мастер Кира, — кивнул лорд Гордон, поднимаясь. — Мы опросим обитателей Хай-стрит, не видел ли кто-нибудь женщину в окружении всадников.

После долгих поисков им удалось найти нищего, который утверждал, что компания из девяти мужчин и женщины свернула на Лей.

Граф Брок-Кэрн бросил серебряную монету в протянутую грязную ладонь.

— Не пропивай все сразу, — посоветовал он, прежде чем подхлестнуть лошадь. — А ты, Адам, поезжай в Гленкирк-Хаус и передай Джемми и сэру Роберту, что мы направляемся по дороге на Лей прямо в порт, хотя в толк не возьму, зачем Хартсфилд держит курс именно туда.

— Возможно, потому что никому в голову не придет искать его там, — вставил Джордж. — Он не может вернуться к сэру Роберту, поскольку понимает, что игра закончена. Во всей Шотландии нет такого места, где он был бы в безопасности, особенно после того как похитил графиню Гленкирк. Большинство людей в таком положении попытались бы пересечь границу, но только не Хартсфилд. Маркиз решил добраться до Англии морем и тем самым сбить с толку погоню. Но ему не так легко будет заставить Жасмин добровольно подняться на борт судна!

— Уж это точно, — фыркнул Александр Гордон. — Вся в мать, хотя Велвет утверждает, что девочка унаследовала отцовский характер. Пирсу Сен-Дени она не по зубам, и он скоро это поймет.

Мужчины, весело смеясь, свернули на короткую дорогу, соединявшую Эдинбург с портовым городком Лей.

72
{"b":"25278","o":1}