ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ПЕСНЯ О ВЛТАВЕ

(Из пьесы «Швейк во второй мировой войне»)

Течет наша Влтава, мосты омывает,
Лежат три монарха в червивых гробах.
Порою величье непрочным бывает,
А малая малость растет на глазах.
Двенадцать часов длится темная темень,
Но светлое утро нам явит свой лик.
И новое время, всевластное Время
Сметает кровавые планы владык.
Течет наша Влтава, мосты омывает,
Лежат три монарха в червивых гробах.
Порою величье непрочным бывает,
А малая малость растет на глазах.

ПРЕЖДЕ

Прежде мне нравилось жить на ветру,
Стужа меня веселила.
Прежде играл я в такую игру,
Что горькое — сладко, что славно и мило,
Когда нас любит нечистая сила.
Мне в пустоте открывался простор,
Глубокой мыслью казался вздор,
А сумерки свет проливали.
И долго так было? Едва ли.
Я сам оказался скор.

ОТСТАВШИЙ

Битва выиграна, теперь к столу!
И тяжелым временам приходит конец.
Кто выжил, хватай ложку!
Выжили сильные,
А слабых кусают собаки.
Вставай, изможденный!
Силен только тот, кто никого не покинул.
Возвращайся снова и снова, ковыляй, ползи, пробивайся,
Но приведи отставшего.

ГЕРМАНИЯ В 1945 ГОДУ

В доме — чума,
На дворе — зима.
Куда нам бежать?
Свинья в хлеву свинячит.
Это мать моя, значит.
Ох горе ты, горе,
Мать моя, мать.

ОСЕНЬ В КАЛИФОРНИИ

1
В моем саду
Одни вечнозеленые растенья.
Если мне хочется посмотреть на
осень,
Я еду за город к моим друзьям.
И там
Могу я минут пять постоять и поглядеть на дерево,
С которого облетели листья, и на листья, облетевшие с дерева.
2
Я видел большой осенний лист, ветер долго
Гнал его по улице, и я думал: «Трудно
Вычислить путь, предстоящий листу!»

ЧТО ЧУВСТВУЕТ ПИСАТЕЛЬ, ПОЛАГАЯ, ЧТО ОН ПРЕДАН ДРУГОМ

Что чувствует сын, когда мать уходит с чужим мужчиной.
Что чувствует плотник на крыше, когда вдруг закружится голова,
напомнив о возрасте.
Что чувствует скульптор, когда не приходит натурщик и не
закончен портрет.
Что чувствует физик, когда находит ошибку в начале длинной
серии опытов.
Что чувствует летчик, когда вдруг над горами самолет теряет
высоту.
Что чувствует — если бы чувствовать мог — самолет, когда
летчик ведет его вдребезги пьяный.

1945

ВОЙНУ ОСКВЕРНИЛИ

По слухам, в высших кругах поговаривают о том,
Что вторая мировая война с точки зрения нравственной
Ниже высокого уровня первой. Вермахт
Будто бы сожалеет о методах, применяемых частями СС
При истреблении некоторых народов.
Промышленные магнаты Рура
Будто бы осуждают кровавые облавы,
Обеспечившие их заводы и шахты рабами.
А интеллигенция, говорят, возмущена
Как фактом применения рабского труда капиталистами,
Так и недостойным обращением с рабами.
И даже епископы,
Как утверждают, не согласны с таким методом ведения войны,
Короче,
Повсюду царит ощущение, что нацисты
Оказывают — увы! — медвежью услугу стране
И что войны,
Которые сами по себе, конечно, необходимы,
Из-за недопустимой
И едва ли не бесчеловечной формы ведения этой войны
На долгое время дискредитированы.

ГОРДОСТЬ

Когда американский солдат рассказал мне о том,
Как упитанные немки из буржуазных семей
Продавались за сигареты, а немки попроще — за шоколад,
И о том, как неподкупны русские женщины,
Изголодавшиеся в немецком рабстве, —
Я испытывал гордость.

ОБРАЩЕНИЕ УМИРАЮЩЕГО ПОЭТА К МОЛОДЫМ

Вы, молодые грядущих времен и
Новых рассветов над городами, которых
Еще нет на земле, и вы,
Кто еще не родился, внимайте —
Слушайте мой голос, голос поэта,
Который умер,
Не ведая славы,
Ушел,
Как крестьянин, не вспахавший надела, и
Как ленивый столяр, покинувший
Свой верстак.
Так я
Зря растранжирил свой век, расточил свои дни, и теперь
Приходится мне вас просить
Сказать все несказанное,
Сделать все не сделанное, а меня
Поскорее забыть, — прошу вас, — чтобы мой
Дурной пример не совратил и вас.
Ах, почему я сидел
За столом с бесплодными, поедая обед,
Который они не варили?
Ах, почему растворил я Мои лучшие слова
В их пустой болтовне? А там, за окном, проходили,
Умирая от жажды,
Алчущие поученья.
Ах, почему
Не взлетают песни мои над теми поселками, где
Добывают еду городам, где строят суда, почему
Не взлетают песни мои
Над паровозами, уносящими поезда — как дым,
Остающийся в небе?
Потому что моя речь
Для полезных и созидающих —
Словно пепел во рту или шамканье пьяных.
Ни единого слова
Я не знаю для вас, поколений грядущих времен,
Ни на что не могу указать вам
Неверным перстом, ибо как
Мог бы вам тот указать на дорогу, который
Сам по ней не прошел!
И вот остается мне, свою жизнь
Расточившему, лишь заклинать вас:
Не обращайте вниманья ни на один
Призыв, исходящий из нашего гнилого рта,
Не принимайте Ни одного совета от тех,
Кто не выполнил долга, —
Сами решайте,
В чем благо для вас и что вам поможет
Обработать землю, которая при нас поросла бурьяном,
А города, где при нас поселилась чума,
Сделать пригодными для обитанья.
59
{"b":"252780","o":1}