ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, Ваше Величество, я тоже рад, — ответил тот.

Надо сказать, и у меня словно гора с плеч свалилась. Сэр Уильям Сесил, безусловно, самый большой зануда во всей Англии, но я всегда считала его честным и бесконечно преданным королеве человеком. Было бы жаль узнать об обратном.

— Так, теперь необходимо выяснить, кто украл ливрею, — решительно заявила Ее Величество.

Розу отпустили. Несколько минут спустя Главный портной гардеробной комнаты и его тощий-претощий помощник уже стояли перед королевой.

— Вот, Ваше Величество, — сказал портной, — это он, Мартин, допустил кражу ливреи. Но вообще-то он парень неплохой, и даже весьма талантливый в нашем деле…

— Да, это так, — согласилась королева. — А теперь, Мартин, не бойся, расскажи все по порядку.

Мартин, смущенно стоя на одной ноге, другой нервно шаркал по ковру.

— Я это… ее вычистил, Ваше Высо… Величество, ну, ливрею эту. То есть… ливрею мистера Йорда, слуги сэра Уильяма, значит. А потом пришел господин и забрал ее. Он был высоким, ну прямо как мистер Йорд, и низко так натянул шляпу, что я подумал, что это он и есть. И еще он дал мне пенни за хорошую работу. Вот и все, значит…

— Ты его разглядел? — нахмурился Сесил.

— Н-нет, сэр, — испуганно забормотал Мартин. — Я это… не очень хорошо вижу. Поэтому я только подмастерье, значит…

Дело зашло в тупик.

Я продолжу свои записи, как только смогу сбежать с этого нудного представления.

По крайней мере одно подозрение отпало. Теперь я абсолютно уверена, что сэр Уильям Сесил не имел никакого отношения к происшествиям. Хотя кто-то, похитив ливрею его слуги, пытался создать такое впечатление.

Несмотря на сплетни, я так же, как и королева, совершенно не верю в причастность к этим ужасным событиям графа Лестера, хотя они сильно навредили его репутации, ведь граф лично отвечал за подготовку празднеств. И еще — я убеждена, что милорд глубоко и искренне любит королеву и никогда не станет рисковать ее жизнью. Может, это и правда проклятие, но и в этом я сильно сомневаюсь…

Итак, кто же может стремиться дискредитировать графа Лестера, а за одно и секретаря Сесила? Конечно, шведский принц! Он был бы только рад, если бы отношения между графом, его соперником, и секретарем Сесилом непоправимо ухудшились. Но вряд ли принц мог осуществить подобное, ведь все его приближенные очень плохо владели английским. Да и портной Мартин не говорил, что у высокого человека в шляпе был акцент. Уж он-то наверняка бы распознал иноземца!

Как все запутано! Надо постараться как можно больше узнать о принце Свене и его свите.

Слава Богу, пьеса подходит к концу! Надо же, у леди Сары новый поклонник! Все представление Сара строила ему глазки, и он воспользовался каким-то предлогом и заговорил с ней. Леди Джейн чуть не лопается от зависти. Она терпеть не может, когда кавалеры уделяют Саре внимания больше, чем ей самой.

Маскарад - i_007.png
День тот же, полночь

Сарин флирт навел меня на блестящую идею, как добыть нужные сведения. Я, правда, не уверена, что она сработает.

После представления, когда фрейлины направились в свою комнату, леди Саре вдруг вздумалось отправиться в сад за облитой лунным светом паутиной — очередным чудодейственным средством от прыщей. Я решила, что это отличная возможность пообщаться с ней наедине.

Мы столкнулись с ней буквально нос к носу. Позади Сары шествовала Олуэн, неся в руке прутик, обмотанный паутиной.

Я долго молчала, идя рядом и не зная, с чего начать разговор, а потом начала издалека, постепенно приближаясь к интересующей меня теме:

— Сара, ты так легко общаешься с джентльменами! Всегда знаешь, что сказать, ну и всякое такое…

Сара смерила меня недоверчивым взглядом. «Гм», — прозвучало уклончиво.

— А я вот вообще не знаю, о чем с ними говорить, — честно призналась я. — Что надо отвечать, когда они к тебе обращаются?

— Господи Боже! А почему это вдруг тебя заинтересовали джентльмены, Грейс? Это ново! — фыркнула Сара с легким презрением в голосе.

— Ну… э-э-э… Просто интересуюсь, — промямлила я, не зная, куда деться от смущения.

Сара разгладила свой шелковый гаун.

— Это все из-за Джона Халла, да?

— О нет! Совсем нет! — поспешно ответила я, удивляясь, почему у меня вдруг так запылали щеки — рядом вроде не было никакой жаровни.

Сара ухмыльнулась, явно ни чуточки мне не веря. Стало даже обидно.

— Я не имела в виду никого персонально, — с трудом выдавила я из себя.

Сара засмеялась и похлопала меня по руке.

— Не смущайся, Грейс, — снисходительно сказала она. — Приятно видеть, что ты наконец становишься настоящей королевской фрейлиной. В конце концов, все мы мечтаем встретить богатого и знатного вельможу и выйти за него замуж! Разве я не права?

— Э-э… — я потеряла дар речи.

— Хотя, по-моему мнению, Джон не очень подходит на роль мужа. Не думаю, что он принадлежит к старинному и знатному роду. Но на нем можно практиковаться…

— Нет… я… мне просто захотелось пообщаться со шведами, — продолжала настаивать я.

— Ну конечно! — согласилась Сара, а потом, к моему несказанному удивлению, подмигнула. — Ну что ж, давай на тебя посмотрим. Значит так. Опускать лиф ниже нет смысла, все равно показывать нечего. Теперь прическа. Здесь тоже поражать нечем…

Я бросила на нее хмурый взгляд.

— Гм… Главное, запомни, джентльмены должны считать, что это именно им пришла в голову блестящая мысль вступить с тобой в разговор, — объяснила Сара.

— А разве это не так? — искренне удивилась я.

— О Господи! Естественно! Если ждать у моря погоды, можно ничего и не дождаться! Итак, прежде всего тебя, такую необыкновенную и замечательную, должны заметить! А потом ты делаешь так… — Сара опустила взор вниз, как-то странно похлопала глазами, потом взглянула на меня еще раз, широко их распахнув, и улыбнулась, — и вот так!

— Как? — тупо поинтересовалась я.

Она вздохнула.

— Объясняю еще раз! Опускаешь глаза, смотришь на джентльмена сквозь ресницы, потом отводишь взгляд, потом снова на него смотришь, но всего одну секунду, потом опять отводишь…

— О! — я совсем растерялась.

— А когда он приблизится, надо сделать вид, что он тебя совершенно не интересует!

— Но он же расстроится!

— Ничего страшного! Это очень даже полезно! — назидательным тоном заметила Сара. — Понимаешь, мужчины ужасно тщеславны и высокомерны. Каждый считает себя пупом земли! Они только тогда начинают добиваться расположения дамы, когда она не обращает на них ни малейшего внимания!

— А, понимаю, — протянула я, не поняв ни слова.

— А потом начинается обычная чушь, — Сара принялась манерно жестикулировать: «Что такой божественный цветок делает при Дворе?! Это же большая навозная куча! Вы любите музыку? А вы давно здесь? А может, вы сама королева? Да, да, вы сама королева, вне всякого сомнения…» Ну и все такое прочее… Для развития разговора можно поинтересоваться, чем они занимались или чем намерены заняться. И тогда джентльмены, ну все как один, начинают рассказывать о том, как играли, например, в мяч с тем-то и тем-то, и выиграли. Или собираются помериться силами в искусстве владения шпагой с тем-то и тем-то и, конечно же, победить. А еще обязательно сообщат, что собираются купить лошадь и пригласят тебя взглянуть на нее…

— О! — я была совершенно сбита с толку.

— Со своей стороны надо изобразить искренний интерес и попросить рассказать поподробнее… А когда кончатся силы выносить весь этот бред, под благовидным предлогом исчезнуть. И тогда они обязательно решат, что ты не только самая прекрасная, но и самая загадочная и обворожительная особа на свете! — Сара снисходительно похлопала меня по плечу.

С каждой минутой понимать ее слова мне было все труднее и труднее. Я подумала о Мазу — слава Богу, он мой друг и с ним мне не нужно соблюдать все эти церемонии!

21
{"b":"252782","o":1}