ЛитМир - Электронная Библиотека

Не понимаю, зачем надо куда-то скакать! Лично мне больше нравится, когда загонщики выгоняют дичь прямо на спрятавшуюся в засаде королеву, а она потом стреляет во все, что ей заблагорассудится…

ДА, я прекрасно знаю, что охота для Ее Величества — одна из редких возможностей почувствовать себя свободной от бремени государственных дел, вихрем проносясь по полям и лесам. Королева не ведает страха. Если бы не сэр Уильям Сесил, а он даже мысли такой не допускает, наша королева давно бы охотилась на дикого вепря, как король Франции, а не на оленя.

Графские егеря заранее прочесали окрестные леса, где гончие выследили одного такого. Теперь один из егерей указывал нам путь, а собаки, рыская по траве, повизгивали, пытаясь взять след зверя.

Я понемногу успокоилась и твердой рукой — не без помощи хлыста — направляла коня. Невесть откуда взявшийся Джон проехал мимо меня на чалой лошади. Как ни странно, я даже обрадовалась его появлению, ибо до этого была занята только одной мыслью — как бы не оказаться в ближайших крапивных зарослях.

Наконец гончие взяли след, подали голос и рванули вперед. Охотники затрубили в рожки. Королева тоже достала свой и затрубила в него, одарив принца Свена пленительной улыбкой.

Неожиданно конь Ее Величества всхрапнул, неловко переступив с ноги на ногу. Но мгновение спустя инцидент был исчерпан, и скакун королевы бросился вперед, быстро перейдя на бешеный галоп.

Мой Боридж, внимательно наблюдавший за собратом, пришел от увиденного в неописуемый восторг. Весело заржав, он пустился в карьер. Я натянула поводья, пытаясь усмирить озорника, но не тут-то было! Не обратив на меня ни малейшего внимания, Боридж ниже нагнул голову, закусил удила и …случилось то, что всегда случалось, стоило мне оказаться в седле! Боридж пожелал принять участие в скачках, а не плестись в хвосте с какими-то там королевскими фрейлинами! Но я-то не собиралась участвовать в состязаниях!

Впереди нас промчались, обгоняя друг друга, конь королевы, графа и принца Свена. Пригнувшись к гриве, королева вырвалась вперед. Всадники с шумом пронеслись сквозь густую чашу. Опередив соперников, Ее Величество испустила ликующий вопль.

Внезапно конь принца Свена споткнулся и резко остановился. От падения всадника спасло лишь мастерство и выдержка. Принц принялся понукать своего коня, но минуты были упущены — он безнадежно отстал от соперников.

Ну а я? А что я?! Мертвой хваткой вцепившись в луку седла, я неслась вперед, видя перед собой только королеву и графа. Мой зад подпрыгивал в такт бешеному галопу сумасшедшего коня. Кажется, уроки езды все-таки пошли мне на пользу, во всяком случае, мне удавалось оставаться в седле. Все шло просто прекрасно. Кроме одного — взять приз в скачках решила вовсе не я, а Боридж!

Маскарад - i_012.png

Я старалась не выпускать королеву из виду и повторять за ней все движения. Вдруг я заметила, что Ее Величество как-то странно держится в седле — немного набок: седло королевы медленно скользило по конскому крупу!

Я закричала, что было сил:

— Седло! Ваше Величество! Седло!

Королева оглянулась и заметила мой полный ужаса взгляд. Судя по ее дальнейшим действиям, она сразу поняла, что у коня лопнула подпруга. Если бы она резко осадила своего скакуна, то обязательно бы упала, перелетев через конскую голову, а следом за нею понеслось бы и седло.

Накрепко вцепившись в густую гриву не снижавшего скорости коня, бледная как полотно, королева осторожно высвободила из стремени ногу — при этом ее седло медленно, но верно продолжало сползать набок, — бросив полный отчаяния взгляд на скакавшего впереди графа Лестера, — тот даже не догадывался, какая драма разыгрывается у него за спиной!

Наконец-то заметив, что происходит, принц Свен пришпорил своего гнедого и во весь опор помчался к королеве на выручку. В этот самый момент ее седло окончательно съехало вниз, грозя подмять под себя всадницу.

Принц встал в стременах, обхватил Ее Величество за талию, дав ей секунду, чтобы освободить подогнутую ногу, решительно приподнял ее (при этом седло королевы свалилось на землю) и, усадив Ее Величество перед собой, уверенной рукой остановил своего скакуна.

Моему неистовому Бориджу тоже вздумалось остановиться, что он проделал так стремительно, что я едва не вывалилась из седла.

Граф, заметив промчавшегося мимо скакуна королевы, вонзил шпоры в бока своего коня, поднял его на дыбы и, резко развернувшись, с лицом белым, словно мел, понесся назад, чтобы взглянуть, что случилось.

Он нашел королеву почти в объятиях принца. Щеки ее горели, а глаза сверкали от возбуждения.

— Элизабет! Слава Господу, я решил, что вы упали!.. — воскликнул граф, подъезжая поближе. — С вами все в порядке, Ваше Величество? Что произошло?

Я никогда не видела его таким расстроенным. И уж конечно никогда не слышала, чтобы кто-нибудь называл королеву Элизабет, словно простую смертную.

— У чертова седла лопнула подпруга, милорд, — пожала плечами королева. — Но, как видите, принц меня спас!

— Я перед вами в неоплатном долгу, Ваша Милость. Если бы моя королева пострадала, жизнь бы стала для меня обременительной ношей, — медленно произнес граф, склонив гордую голову. В его лице не было ни кровинки, даже губы побелели.

Судя по всему, принц не понял ни слова, но вежливо поклонился в ответ.

— Между прочим, охота в самом разгаре, а у меня нет коня! — сердито выпалила королева и метнула взгляд в мою сторону. Я бы с радостью уступила Бориджа Ее Величеству, но этот несносный мешок с костями неожиданно захромал, видимо повредив ногу во время своей безумной скачки. Так ему и надо!

— Черт подери! Ну, кто из вас уступит своего?! — взорвалась королева.

— О, прошу! — Принц Свен в мгновение ока спешился, предоставив своего скакуна королеве. — Я буту счастлиф отать фам сфоефо… — сказал он, — но, уфы, нет тамского сетла!

Как известно, дамы ездят верхом в специальном седле, сидя на конском крупе боком. Но наша королева все свое детство и юность провела в бедности. Родной отец, король Генрих, не особо ее жаловал. Поэтому Ее Величество научилась ездить верхом, как простолюдинки.

Не мешкая ни минуты, королева улыбнулась принцу Свену, подобрала полы юбки, лихо перекинула ногу через лошадиную шею и горделиво устроилась в седле по-мужски.

В первую минуту принц Свен остолбенел от изумления — видно, ему не приходилась видеть, чтобы столь высокородная особа ездила подобным образом, но мгновение спустя его изумление сменилось восхищением.

Королева на мгновение наклонила голову, взяла в руки поводья и каблуками ударила в бока лошади. Гнедой рванул с места в карьер. Граф устремился за королевой.

Я думала, что принц Свен подождет, пока слуга приведет ему другого коня, но не тут-то было! Ухватившись за стремя, длинноногий швед побежал рядом со скакуном королевы, словно какой-то грум! Должна заметить, бежал он отменно. Но когда королева, рассмеявшись, пустила своего коня галопом, бедный принц был вынужден повернуть назад.

Тут я заметила Джона, подъехавшего к нам на чалом скакуне. Точнее, мы с принцем заметили его одновременно.

И вдруг произошла совершенно невероятная вещь! Принц схватил чалого за узду, выдернул ногу всадника из стремени и выкинул Джона из седла! Я подумала, что это не только грубо, но и невежливо, ведь Джон не член его свиты, а оруженосец графа Лестера!

Принц Свен вскочил в седло и полоснул хлыстом по конскому крупу. Чалый сорвался с места, и швед исчез из виду, пригнувшись к голове скакуна.

Путем настойчивых понуканий мне удалось убедить Бориджа подхромать к зарослям ежевики, куда свалился Джон. Когда тот из них выбрался, вид у него был потрепанный, но решительный.

— Лично я не люблю ездить галопом, — заметила я, провожая взглядом пронесшихся мимо леди Джейн, Сару и трех шведских вельмож. Все они громко кричали.

Заметив за кустами мирно щипавшего траву коня королевы, Джон осторожно подкрался к нему и, прежде чем тот успел отпрянуть в сторону, схватился за поводья, вскочил коню на спину и подъехал ко мне, сидя на лошадином крупе без всякого седла.

9
{"b":"252782","o":1}