ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как уснул даже не понял. Утром очухался в кресле. Тело всё болит, состояние как у побитой собаки, ещё и голова раскалывается, будто я не одну бутылку, а литра три вчера выхлебал. Хлопнул обезболивающего, наведался в душ, вроде немного полегчало. Привёл себя родимого в относительный порядок, и поехал в банк. Но с учётом часа пик, отправился я на общественном транспорте. На машине в такое время только нервы истреплешь себе все, а так сиди себе, пусть водила о пробках думает.

А на входе в данное учреждение застыл столбом, прочитав объявление: «В честь десятилетнего юбилея, мы дарим нашим клиентам возможность принять участие в акции: при единовременном погашение кредитных начислений за три месяца, сумма взноса увеличится вдвое!»

Ух ты! Это если я сейчас заплачу за три месяца, то освобожу себя от платежей на полгода? Об этом и спросил разгуливающего по залу администратора банка.

— Вы совершенно верно поняли, — подтвердил он. — Сколько вы должны платить в месяц?

— Двадцать тысяч, — отвечаю.

— Значит, при взносе шестидесяти тысяч, вы столько же сэкономите на последующих взносах, — «обрадовал» меня администратор.

Полез я в кошелёк, просмотрел через мобильный банк состояние счёта на карте и пригорюнился. Дело в том, что даже с учётом вчерашнего мегазаработка у меня осталось немногим больше сорока пяти. И тут вспомнилось что на дворе ещё утро, и я вполне могу попытаться заработать ещё.

— До скольки эта акция действует? — уточняю.

— Весь день. До закрытия, — отвечает.

Может он и ещё что-то говорил, но я уже вылетел на улицу, лихорадочно ища в телефоне заведённый вчера контакт. Фёдор трубку поднял довольно скоро, не успело и пары гудков пройти.

— Что не терпится уже? — вопросил он вместо приветствия, и в его голосе прозвучала усмешка.

— Ну…

— Ясно, подъезжай на мужества, — говорит. — Я тебя там подберу.

Из трубки донеслись короткие гудки, а уже летел к ближайшей станции метро.

Глава 5 Сладкое слово — трофеи

По эскалатору я буквально бежал, в стремлении побыстрее оказаться на месте встречи. Благо хоть электричка пришла сразу же стоило мне спуститься в подземку. Зато вагон посередине перегона встал. Может и недолгим время простоя было, но мне оно вечностью показалось. Вот уже за окнами мелькают красные мраморные стены такой вожделенной станции и показавшийся бальзамом для души механический, якобы женский голос объявил:

— Площадь Мужества, следующая станция…

Дальше я уже не слышал, так как бежал наверх, активно распихивая косящихся и шарахающихся от меня пассажиров. Улица встретила солнцем, толпами спешащих куда-то пешеходов и гулом машин.

— Николай! — окликнули меня откуда-то со стороны, я оглянулся и заметив Фёдора поспешил к нему навстречу. — Быстрый ты.

— Старался, — несколько смущённо улыбаюсь.

— А-а-а… деньги нужны, да? — не столько спросил, сколько констатировал мужчина.

Если честно, я и сам толком не понимал, что больше подгоняло меня, возможность на полгода забыть об ипотеке или оставленный мной клад в Лероуне, хотя и последнее конечно же, очень волновало, ибо вспоминались слова черепахи: «В течении суток клад никому не доступен…»

Как оказалось, Фёдор очень хорошо знал город: джип петлял по второстепенным улочкам, проулкам, дворам, умудряясь миновать почти все пробки. Довольно скоро покинув уютный, пропахший ароматом хвои салон авто, мы уже подходили к заветной двери в подвал, где, как я уже знал, находилась весьма разветвлённая система коридоров и этажей. В холе нам (!) лучезарно улыбнулась вчерашняя девица.

— Скоро тебе многие улыбаться начнут, — стоило нам скрыться прочь с её глаз за первой же дверью, прокомментировал моё искреннее удивление Фёдор.

— Почему? — не удержался от вопроса я.

— Прокачаешь обаяние и физическую силу, — пожал плечам мужчина.

Мимо замелькали бесконечные коридоры, лестницы, двери, опять коридоры. А я всё думал над его словами. Конечно же, это могла быть просто шутка, но как известно в каждой из них есть доля правды. И уж что-что, а стоило вспомнить об увиденном в его кабинете и пришло понимание: физически я тут точно подкачаюсь.

— Кстати, а что происходит с моим персонажем за время моего отсутствия? — поинтересовался я.

— Ничего, то место, где он находился в последний момент перед выходом в реал погружается в программный стазис, конечно же, если это не густонаселённая локация типа города. НПСам безразлично сколько времени ты отсутствуешь в игре. Время года там стабильное в каждой локации, понятие календаря как ни странно отсутствует.

— А если поблизости были игроки?

— Для них ты просто исчезаешь, будто растворяешься. А те вещи, что по праву должны были достаться тебе исчезают вместе с тобой, и соответственно потом появляются. Они дальше играют, выходят в реал. Если время вашего входа совпадает вы встречаетесь. Нет — значит не судьба. Но суточная норма пребывания в вирте лимитирована для всех без исключения. Максимум три реальных часа. Так что не переживай на месте твой клад.

— А почему у меня персонаж женского пола? — решился я озвучить с самого начала мучивший меня вопрос.

— Это непросто объяснить… — попытался уйти от ответа мужчина.

— Ну а если попытаться? — не сдавался я.

— У каждого персонажа есть своё предназначение или конечная цель, с которой он попадает в виртуальный мир.

— То есть у этой игры есть конец? — разочарованно произнёс я, и от одной этой мысли внутри как-то пусто стало.

— Нет, но есть цель, к которой рано или поздно ты должен прийти. Выбор внешности и пола происходит по многочисленным параметрам. Если бы у тебя была предрасположенность к боевой магии или воинским талантам, одни критерии отбора этих параметров, а вот если у тебя редкий на данный момент целительский дар, то тут всё намного сложнее.

Как-то странно вздохнул он, упомянув о моём даре.

— Почему он редкий и что в этом плохого? — интересуюсь.

— Потому что редкий, — железобетонно аргументировал Фёдор. — И плохого ничего нет, даже наоборот — если ты разовьёшь его, тебя в реале на руках носить будут и охранять как зеницу ока.

Тут же припомнилось его рассказ в нашу первую встречу о направлении в проекте, посвящённом излечению неизлечимого на данный момент. Выходит…

— Ты совершенно прав, — ворвался в мои мысли наставник. — Со временем ты сможешь в вирте излечивать попавших на Лероун неизлечимых больных. И они вовсе не обязаны предстать перед тобой в виде немощных калек, возможно персонаж будет полон сил и энергии, но постепенно, по мере вашего общения ты будешь лечить его от всяких виртуальных ранений и болячек, тем самым восстанавливая его физическое, реальное тело и… душу, что ли? В общем как-то так.

— Всё это познавательно, но не отвечает на вопрос: почему я оказался в женском теле? — напоминаю.

— Тут как раз всё просто. На Лероуне уже есть некто с той самой внешностью которая досталась и тебе…

— То есть у меня будет двойник?

— Не-е-ет. Ты принял чью-то внешность из реала.

— Ого! И зачем?

— Затем, что именно этот человек неизлечимо болен и именно твой дар определён как единственный возможный для его спасения. Ну и при встрече, хоть он и не сможет ничего сказать, но потянется к тебе.

Это что ж выходит? Та красотка в теле которой я очутился где-то тихо мирно умирает тем временем пока я где-то шляюсь, сплю, ем, бегаю по банкам?!

— Можно и так сказать, — согласился Фёдор, а мне как-то грустно вдруг стало. — Но на первых порах, я не позволю тебе оставаться в вирт мире дольше положенного, — продолжил он. — Она же находится под системой искусственного жизнеобеспечение и в отличие от обычных игроков, неотрывно присутствует в виртуальном мире, ибо в реальном она давно уже не способна ни на что реагировать. Лероун — единственная реальность существующую для неё на данный момент.

Я с трудом мог представить одетого в вирт костюм человека с торчащими во все стороны трубочками капельниц, искусственной подачи кислорода и всего прочего. Получалось нечто совсем уж сюрреалистичное.

12
{"b":"252783","o":1}