ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Порой задаюсь вопросом: почему меня, юнца с парой лет стажа за спиной приняли на эту должность? Возможно именно то, что я в это время был необременённым семейными узами полным сиротой с красным дипломом и неплохими рекомендациями и стало последней каплей, заставившей босса обратить внимание на наивного соискателя вакансии. В любом случае, обратной дороги у меня нет.

Все эти мысли и воспоминания проскользнули за долю мгновения, пока в трубке царила таинственная тишина, и вот наконец-то, босс соизволил вновь подать голос:

— Горюнов сказал, что хочет обговорить условия сотрудничества.

— Эм-м-м… — ощутив внезапное облегчение, только и смог выдавить я, вместо логичного вопроса: «А я-то тут причём?»

— Но говорить он будет только с тобой, — проявив чудеса дедукции, припечатал босс. — Завтра, в десять, у него. Так что тебе и карты в руки, Светлов. Протолкнёшь проект, подниму до зама, — добавил он и из трубки донеслись короткие гудки.

Работай я где-нибудь в обычной конторе, наверное, порадовался бы, а в моей ситуации подобное повышение равнялось отсрочке ставшего теперь гарантированным — смертного приговора. И пусть все приближенные к верхушке этой криминально-финансовой пирамиды, дрожали, зная о перспективах для своих ненаглядных тушек, вот только поделать никто ничего не мог. В полицию идти было бесполезно. Ибо возле неё-то и прикопают сами же сотруднички доблестных органов и не важно на входе в данное учреждение или на выходе из оного. Вот такой замкнутый круг. И коль уж Фёдор напророчил мне решение проблем в реале, то больше всего я хотел бы без риска для жизни выбраться их этого болота.

После полученных новостей, я был уверен, что заснуть не удастся. Какое там! Отрубился прямо в кресле. Благо хоть не проспал, но чувствовал себя хуже некуда. Не помогли ни кофе, ни контрастный душ. Всё-таки сказывались перенагрузки во время погружений в вирт, стресс, а тут ещё и ночь в неудобном положении.

В приёмной Горюнова я очутился за пятнадцать минут до означенного срока. Леночка, встретила меня радушной улыбкой, и на этот раз она была реальна и предназначалась именно мне. Усадив меня в одно из кресел в холле, девушка тут же вернулась с чашечкой кофе, и одарив меня ещё одной ослепительной улыбкой, походкой достойной подиума, удалилась на своё рабочее место. К слову сказать, сегодня никаких нездоровых фантазий в голову не закралось, наверное, сказывалось моё напряжение.

Минут через десять двери лифта, выходящие прямо в приёмную с тихим шорохом, разъехались в стороны, явив Горюнова, собственной персоной.

— Здравствуйте, Евгений Дмитриевич, вас уже ожидают, — тут же затараторила секретарша. — Кофе?

— Хорошо, что ожидают, — отозвался Горюнов. — Лучше чай. Белый. И нас не беспокоить. Приветствую, Николай, — он протянул мне руку, чем немало удивил. — Пройдёмте.

В кабинете было очень светло и свежо. Всё-таки на улице весна ещё, а огромные фрамуги окон открыты. Даже вспомнилось минувшее наваждение в тот миг, когда хозяин кабинета бесстрашно подошёл к одной из них, с намерением закрыть. Казалось стоит ему сделать один неверный шаг и прощай акула инвестиционного бизнеса. Но обошлось. Окна закрылись. Повинуясь кнопке на пульте управления, откуда-то из стены появились жалюзи, заслонившие нас от слепящих лучей яркого утреннего солнца.

— Присаживайтесь, — предложил он, указывая направление.

Я послушно занял место в одном из удобных кресел, стоявших возле зеркальной стены и небольшого, опять же хромировано-зеркального столика. Хозяин кабинета тут же водрузился во второе из кресел. Поза его казалась умиротворённой и расслабленной. Хотя кто знает? Может всё это игра на публику?

Какое-то время он молчал, потягивая чай и совершенно не скрывая обращённого ко мне изучающего взгляда. Естественно и я первым разговор не начинал. Во-первых, не знал, чем обязан этому приглашению, ну и во-вторых, понятия не имел как себя вести в его присутствии.

— Расслабьтесь, Николай, — словно прочитав мои мысли произнёс Горюнов. — Ваш проект меня заинтересовал, не скрою, но…

Это «но» повисло в воздухе, а мне показалось, что я отчётливо расслышал звон разбившихся надежд.

— Вы будете работать на меня, — после непродолжительной паузы завершил свою фразу он.

Вот и приплыли… Таким людям не отказывают, это — раз. А с знаниями, которыми я обладаю о реальной, вернее теневой деятельности моей компании, долго не живут.

— Мне нужны такие предприимчивые, бесшабашные и одарённые люди как вы, Николай, — как ни в чём не бывало продолжает он. — Понимаю, что ваше нынешнее руководство будет не в восторге, но думаю инвестиции в предложенный вами проект послужат достаточной откупной. И я навёл кое-какие справки. В качестве бонуса будут погашены ваши ипотечные обязательства, и оклад в размере двухсот пятидесяти тысяч в месяц, надеюсь вас заставит принять нужное решение.

Я чуть не поперхнулся кофе от свалившегося на мою голову щедрого предложения. При моих нынешних ста тридцати, эта цифра казалась заоблачной. Но жизнь дороже. Вот и что делать?

— Ваша безопасность будет гарантирована, если вы переживаете именно об этом… — доставая сигарету, и продолжая изучающе смотреть на меня, добавил Горюнов.

— Хотелось бы верить, — решив быть честным, отвечаю.

— А вы поверьте, Николай. Поверьте. Вы уж не обессудьте за произвол, но я знал, что вы не сможете отказаться, поэтому сейчас вокруг вашего дома устанавливается система видеонаблюдения и охранный контур. Также будут заменены замки и все входы и выходы будут под сигнализацией и постоянным наблюдением.

Да уж, взяли в оборот, не открутишься. Только неприятно как-то, что сейчас кто-то возможно лазит в моих вещах. Да и комп мой там, пусть и с заблокированным на пароли доступом, но что стоит нормальному хакеру обойти защиту? Почему-то раньше я об этом не думал.

— За имеющуюся у вас дома информацию и свою личную жизнь можете не беспокоиться, никто шпионить за вами не собирается, — словно угадав мои мысли, произнёс хозяин кабинета. — Всё это исключительно в целях вашей же безопасности. Я не первый день на свете живу, и прекрасно знаю, как относятся к утечке доверенных кадров некоторые из коллег по бизнесу.

Вспомнилась набившая некогда оскомину реклама шоколада со слоганом — «Шок — это по нашему!» Я сейчас ощущал себя примерно также как герой рекламного ролика. Разве что волосы, наверное, дыбом не встали. Хотя кто их знает? Каких только чудес в жизни не бывает… а ещё бесплатный сыр только в мышеловке. Накрылись мои походы в Лероун. Небось так работой завалят, что я и имени собственного вспомнить не смогу. А я так надеялся, что завтра… Хотя вру. С этой суматохой я напрочь забыл и о дракоше, и о девчонке, чьё чудесное излечение возможно в моих руках. А вот теперь, пусть и несвоевременно всё это вспомнилось. И стало грустно.

— Вид у тебя уставший. Загоняли видать прошлые работодатели. В общем, все вопросы об увольнении и приёме на работу решат без твоего участия, — решив не дожидаться моего прямого согласия, взял быка за рога Горюнов. — Даю тебе месяц на то, чтобы прийти в себя и приступай к работе, — добавил он, вставая, чем явно дал понять: «разговор окончен».

Дожидаться пока меня прямым текстом пошлют, я не стал, и быстро попрощавшись вымелся из этого зазеркалья. И опять уходил в полной прострации. В чувства меня привёл преградивший путь на выходе из здания, здоровенный, не уступающий мне в росте детина:

— Господин Светлов, — негромко пробасил он. — Нам приказано сопровождать вас. Надо подождать, сейчас к выходу будет подана машина.

Всё! Лимит моих удивлений и шока исчерпан. Стою. Тупо хлопаю глазами. Кто это? Куда повезёт? Может это вообще люди моего босса подкрались и мне валить надо? Да куда ж тут свалишь-то?

Пару минут спустя, громила заметив что-то за витражными окнами холла, оживился и сообщил о прибытии транспорта. Оказался им нехилых размеров джип Рейндж Ровер, не удивлюсь если бронированный. Мой сопровождающий… или охранник? Или телохранитель? Ну не хрена ж себе! В общем, попросив обождать, он вышел на улицу, окинул окрестности цепким взглядом и кивком пригласил меня проследовать к предупредительно распахнутой задней дверце автомобиля.

26
{"b":"252783","o":1}