ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вряд ли меня привлекло бы большое северное имение, нуждающееся, по твоим словам, в постоянном присмотре. Сама позже поймешь, что Брайарвуда для меня более чем достаточно.

— А овцы? У тебя они тоже есть?

— Только коровы и лошади.

— Слава Богу! — обрадовалась Филиппа. — Не выношу овечьей вони.

Глава 9

Лорд Кембридж умудрился поговорить с королевой еще до обеда, сообщив о предстоящей помолвке Филиппы.

— С благословения вашего величества, разумеется, — добавил он почтительно.

Просиявшая королева послала его к королю поделиться счастливыми вестями. Томас застал короля за столом и получил приказ стоять рядом с королевским виночерпием.

— А Розамунда согласится? — спросил король, выслушав лорда Кембриджа.

— У меня есть ее разрешение устроить брак Филиппы, милорд.

— Как это тебе удалось, Томас Болтон? Граф, неженатый и даже не помолвленный и достаточно молодой, чтобы иметь детей. Очевидно, ты куда умнее, чем я считал до сих пор, но, впрочем, Вулзи всегда это утверждал.

Король вонзил зубы в небольшой олений окорок.

— Я купил имение покойного лорда Мелвина. Оно граничит с землями Уиттона, — просто ответил Томас.

Король рассмеялся:

— Повезло тебе, что графу оно понадобилось!

— Он много лет пас на лугах Мелвила свой скот, так что я верно рассчитал, — усмехнулся лорд Кембридж.

Генрих Тюдор восхищенно покачал головой.

— Вулзи всегда прав, — объявил он, поднося к губам огромный кубок с вином. — А королева одобрила?

— Да, повелитель.

— В таком случае я с ней согласен, — объявил король. — Когда отпразднуем свадьбу?

— Я должен спросить Филиппу и вернусь с ответом, ваше величество, — ответил Томас.

— А я буду свидетелем, как в свое время на обручении ее матери с нашим верным слугой сэром Оуэном Мередитом. Тогда я еще был наследным принцем и помню, как отец пожурил меня, услышав, как я хвастаюсь, что когда-нибудь Розамунда расскажет своим детям о посещении этого события королем и королевой. И хотя моя сестра Маргарита уже была королевой Шотландии, в Англии все еще правил мой отец.

— Я счастлив, что Филиппе и графу Уиттону будет оказана такая честь! — воскликнул Томас и с поклоном удалился, решив поискать Филиппу и Криспина. Они в это время прогуливались по галерее вблизи королевской часовни.

— Мы обо всем договорились, дядюшка Томас! — приветствовала его Филиппа.

— О чем именно?

— О свадьбе, конечно. Мы решили пожениться в апреле. Тридцатого числа, после моего дня рождения. Нужно немедленно составить контракт.

— Значит, ты не хочешь ехать во Францию? — удивился Томас.

— О, конечно, поеду, ибо сама королева желает этого и наверняка позволит мужу меня сопровождать, поскольку по доброте своей не разлучит новобрачных. У нее слишком мягкое сердце. Лето обещает быть прекрасным, а вернувшись, мы отправимся в Оттерли, на свадьбу Бэнон и Невилла, — тараторила Филиппа.

Лорд Кембридж взглянул на графа:

— А вы согласны, милорд? Криспин широко улыбнулся:

— Я просто не смею не согласиться. Безупречный план Филиппы лишний раз свидетельствует о ее выдающихся талантах, которые как нельзя лучше пригодятся, когда она станет хозяйкой Брайарвуда.

— Вы будете рады узнать, что король одобрил этот брак и обещает быть свидетелем на вашей официальной помолвке.

— О, как чудесно! — захлопала в ладоши Филиппа. — Я знаю, что он и королева Маргарита были свидетелями на обручении моих родителей. Как обрадуется мама! Я должна немедленно написать ей обо всем!

И поспешила к себе. Мужчины остались вдвоем.

— Как же все так легко обошлось? — удивился Томас. Граф пожал плечами:

— Я озадачен не меньше вашего, Том, потому что всего-навсего попросил у королевы разрешения прогуляться с Филиппой. Вы, наверное, уже успели поговорить с ее величеством, потому что она знала о предстоящих помолвке и свадьбе. И великодушно разрешила нам пойти в сад. Однако Филиппа оказалась скорее рассудительной, чем романтичной особой и сказала, что в саду чересчур холодно. Поэтому мы пошли в часовню. Филиппа сообщила, что вчера ушла спать пораньше, чтобы все обдумать. Назвала дату нашей свадьбы и добавила, что после возвращения из Франции мы отправимся на венчание ее сестры. Она утверждает, что лучше пожениться в конце апреля, до визита императора в Англию. Он приезжает в мае, а в июне двор уже отправится во Францию. Она девушка практичная, так что мне не придется побывать этой зимой в Оксфорде.

— Практичная? Вы очень добры. Я сказал бы «властная», — ухмыльнулся лорд Кембридж. — Такова она, наша Филиппа. Стоит ей принять решение, и ее уже ничем не остановишь. Значит, вас все устраивает?

— Совершенно верно. Пожалуйста, составьте контракт и назначьте день подписания, — кивнул граф.

— Дорогой Криспин, все будет сделано еще до конца недели, — пообещал лорд Кембридж.

Мужчины попрощались, и Томас Болтон, поспешив к своей барке, велел как можно скорее грести к дому. В это время, между приливом и отливом, вода была гладкой, как стекло. Суденышко неслось по Темзе, и Томасу казалось, что в воздухе пахнет весной.

Прибыв в Болтон-Хаус, он нашел ожидавшее его послание с севера и торопливо стал читать. По его лицу расплылась радостная улыбка. Оказалось, что в последний день февраля Розамунда родила близнецов, названных Томасом Эндрю и Эдмундом Ричардом. Оба малыша были здоровыми, крепкими и не могли пожаловаться на отсутствие аппетита. Томасу вместе с пасынком Розамунды Джоном Хепберном предстояло стать крестным отцом своего тезки. Крестными отцами второго мальчика будут дядюшки Розамунды. Она писала, что новорожденных уже окрестили, согласно обычаю, и будь он в Оттерли, вполне мог бы в этом участвовать. Когда он приедет домой? И как обстоят дела с ее дочерьми?

— Посланец еще тут? — спросил Томас у мажордома.

— Да, милорд, ужинает на кухне. Он и прибыл-то всего с час назад. Это один из людей лэрда.

— Прекрасно. Когда насытится, пришли его ко мне. Спешить не стоит, поскольку я еще должен написать ответ, — велел лорд Кембридж. — Да принеси шкатулку с письменными принадлежностями.

— Сейчас, милорд, — поклонился слуга и отправился выполнять приказ.

Когда он вернулся, Томас уселся за письмо кузине, в котором сообщил, что вернется вместе с Бэнон в начале июня. Его умная наследница остановила выбор на Невилле, потомке рода, из которого вышла бабка Розамунды, Филиппа Невилл. Сам Томас будет сопровождать жениха и невесту, а по пути они заедут в родовую усадьбу Невиллов, уже выразивших свою радость по поводу предстоящего брака. Служители церкви тоже дали свое разрешение. Жених — младший сын в семье, и для него это идеальная партия. Трудностей никаких не предвидится, учитывая приданое Бэнон и тот факт, что ей предстоит унаследовать Оттерли. Свадьбу отпразднуют осенью.

Тут Томас Болтон помедлил. Жаль, что он не может самолично объяснить причины, побуждающие Филиппу спешить со свадьбой, но тут уж ничего не поделаешь.

Он снова стал писать, объясняя, что нашел прекрасную партию для Филиппы, но граф Уиттон требует, чтобы свадьба состоялась при дворе тридцатого апреля. Сам король будет свидетелем на обручении, как когда-то на помолвке Розамунды, много лет назад. Кроме того, необходимость спешить объясняется еще и желанием королевы взять во Францию свою любимую фрейлину, а для того чтобы граф тоже поехал, нужно срочно обвенчаться. Когда двор вернется из Франции, Филиппа будет уволена со службы, и тогда новобрачные отправятся на север, чтобы присутствовать на свадьбе Бэнон. Далее лорд Кембридж пообещал подробно объяснить обстоятельства, приведшие к этому браку. Кроме того, он поражен и восхищен рождением близнецов. Но все же надеется, что теперь, когда у лэрда появилось столько законных наследников, Розамунде нет нужды иметь еще детей, будущее которых необходимо обеспечить, и ей следует принять все меры предосторожности, чтобы предотвратить зачатие. Сам он собирается привезти с собой Уильяма Смайта, секретаря, служившего ранее у его величества, которого ему удалось сманить. Томас объяснил, что, по его мнению, Смайт будет крайне полезен в их нелегком предприятии.

37
{"b":"25279","o":1}