ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вечный. Черный легион
Перспективы отбора
Slow Beauty. Повседневные ритуалы и рецепты для осознанной красоты
8-9-8
Неправильная любовь
Статус: бывшая
Черная кошка для генерала
Я – эфор
Дар оборотней
Содержание  
A
A

В другой раз португальцы приедут не безвестными морскими бродягами, а грозными завоевателями, и тогда они воздадут сторицей за все унижения, за все, что придется молча сносить сейчас.

Командиры решили, что португальцы заявят жителям Индии, будто бы три корабля Васко да Гамы – лишь часть мощной армады. Буря якобы разлучила «Сан-Габриэла», «Сан-Рафаэла» и «Берриу» с основной эскадрой, Васко да Гама случайно попал в Каликут и со дня на день ждет появления остальных кораблей. На тех кораблях, что бродят еще где-то в море, находятся роскошные подарки и посол с большой свитой, а Васко да Гама – только командир эскадры.

Этой басней португальские командиры думали несколько сгладить несоответствие между тремя жалкими кораблями, бедно одетой командой и торжественными, полными величия прославлениями «могущественного, единственного в мире» государя Португалии, которыми Васко да Гама считал необходимым ослеплять воображение жителей Востока.

Путешествие в Индию - i_105.jpg

Кроме того, угроза появления выдуманной армады могла предостеречь туземцев от нападения на португальские корабли. Командиры решили запретить всем, кроме капитанов, вступать в переговоры с туземцами. Лишь братья да Гама и Николау Коэльо могли рассказывать туземцам о Португалии, ее мнимом мировом могуществе и о целях, приведших португальцев в Индию. Остальным морякам разрешалось говорить с туземцами только о самых обыденных вещах, спрашивать цены на товары, узнавать наименования местностей и т. п.

В конце совещания Васко да Гама напомнил командирам, что в описаниях говорится, будто в Индии много христиан:

«Наверное, они схизматики и не следуют во всем законам святой равноапостольской церкви. Быть может, кое-какие обряды этих христиан будут претить вам – истым католикам. Все же я прошу до поры до времени сдерживаться и не давать воли вашему законному негодованию. Помните, малейшая оплошность – и погибли не только мы, но и дело, доверенное нам королем. А если мы впоследствии укрепимся на этом берегу, – добавил командир, усмехаясь в черную бороду, – в руках у воинствующей церкви и верных ее слуг есть всяческие средства, чтобы заставить этих схизматиков вернуться в лоно истинной веры и обуздать и уничтожить неверных: мавров, евреев и язычников». Совещание кончилось. Когда шлюпки отплывали от флагманского корабля, восточный край неба уже начал розоветь. На его фоне чернели силуэты дальних гор.

Рассвело, и моряки увидели Каликут. Вдали тянулись темные горы. Город раскинулся в бухте. С кораблей видны были лишь разбросанные кое-где в пальмовых рощах и фруктовых садах деревянные и глинобитные дома, крытые пальмовыми листьями. Ближе к берегу сады и рощи становились реже, и можно было различить узкие улочки, жалкие хибарки и каменные склады торговой части города. Над южной и северной окраинами Каликута на холмах высились мечети, увенчанные узкими, блестевшими под лучами восходящего солнца золотыми полумесяцами.

Вдалеке за городом виднелся большой сад, окруженный белой каменной стеной. Там стоял дворец Заморина – правителя Каликута.

Португальцы попали в Каликут в тихое время. Сезон торговли уже прошел, и многочисленные арабские, персидские, занзибарские, цейлонские и малайские корабли, еще недавно оживлявшие бухту, ушли. На рейде оставались только груженное пряностями аравийское судно, задержавшееся в Каликуте из-за болезни хозяина – богатого купца из Джедды, – да десятка два небольших судов, пришедших из других городов Малабарского побережья Индии – из Гоа, Диу, Коилуна и Мангалора.

На берегу, около вытащенных на песок лодок, с утра толпились жители Каликута, оживленно обсуждая невиданную оснастку португальских кораблей и строя догадки, почему чужестранцы появились в такое неурочное для торговли время.

Утром рыбаки Каликута вышли на своих узких лодках в море. Две лодки съехались вместе и, осторожно опустив в воду сеть, разошлись в разные стороны, а потом повернули к берегу.

Васко да Гама смотрел с высокой кормы на рыбную ловлю. Сейчас лодки подойдут близко к берегу, рыбаки выпрыгнут из лодок и, по шею в воде, станут тянуть невод. Так ловили рыбу и в его родном Синише. Он помедлил немного, а потом отдал приказание лоцману-индусу, взятому в Малинди. Когда рыбачьи лодки, заводя невод, вновь подъехали ближе к португальцам, лоцман крикнул рыбакам, что на кораблях хотят купить свежей рыбы.

Вскоре к кораблю подошла лодка. На борт поднялись худой старик и два подростка в набедренных повязках. Они принесли корзину мелкой серебристой рыбешки Васко да Гама приказал дать рыбакам серебряную монету. Старик посмотрел на незнакомую монету, попробовал на зуб и, довольный, сунул ее в болтавшийся на шее мешочек. Потом спросил лоцмана, что это за корабли. Тот, наученный командиром, рассказал о «Великой Армаде», которую якобы потеряли из виду моряки трех португальских кораблей, и даже спросил у рыбака, не слыхал ли он что-нибудь об исчезнувших кораблях.

Рыбаки вернулись на берег, и португальцы видели, как толпа горожан обступила старика. Тот стал рассказывать, оживленно жестикулируя и показывая что-то, очевидно, монету, на вытянутой руке.

Повелитель Каликута, следивший из окна дворца за неведомыми кораблями в бухте, узнав, что рыбаки посетили корабли, велел жителям Каликута вновь поехать к пришельцам и предложить и рыбы и другой провизии, а заодно выведать, откуда они и зачем приехали в его царство.

К полудню у кораблей собралась дюжина лодок. Туземцы предлагали рыбу, кокосовые орехи, связанных за ноги кур, винные ягоды. Васко да Гама приказал, чтобы покупал только лоцман и платил ту цену, которую попросят туземцы, и чтобы ни в чем не обижал их. Скоро на кораблях лежали груды фруктов и орехов, в корзинах трепетала живая рыба, а ветер уносил с корабля в бухту куриные перья и пух.

Позже к флагманскому кораблю подъехала большая лодка, груженная дровами. Португальцам не нужны были дрова, но Васко да Гама, верный своей тактике, приказал позвать на борт дровосеков. Наверх поднялось шесть смуглых силачей – дровосеков с гор. Командир велел вручить каждому по монетке и объяснил, что на кораблях не нуждаются в дровах. Лоцман спросил, почему же тогда дровосекам дали денег? Командир сказал:

– Это бедные люди, и они привезли на продажу дрова. Если мы у них не купим, они уедут разочарованные. Поэтому я велел дать им денег, чтобы их труды не пропали даром, ибо привык хорошо отплачивать тем, кто желает мне добра.

Лоцман понял, чего хотел командир, и громко повторил его слова. Довольные дровосеки поспешили вернуться на берег, рассказать горожанам о великодушии чужеземцев.

Так португальцы при первом появлении в Индии пытались скрыть свое истинное лицо грабителей и насильников под маской доброжелателей, благородных и щедрых гостей из-за моря.

К вечеру народ на берегу разошелся по домам, и Васко да Гама решил послать в Каликут за информацией одного из осужденных, взятых португальцами для выполнения особо опасных поручений.

Выбор его пал на крещеного еврея Жуана Нуньеша. Нуньеш, высокий и худой одноглазый человек в черной одежде, молча выслушал наставления командира и спустился по трапу на шлюпку. Вместе с ним поехал один из торговцев, привезших на корабль кур.

Шлюпка подошла к стоявшей у берега на причале полузатопленной лодке. Жуан Нуньеш и его спутник перелезли в лодку, прошли по борту и, спрыгнув на берег, зашагали по крутому подъему в город. На улице их несколько раз останавливали и пытались расспрашивать. Но спутник Нуньеша вел его дальше. Они уже добрались до маленькой, заросшей травой площади перед мечетью, когда спутник Нуньеша взял его за руку и повел в переулок. Автор «Roteiro» красочно описывает первый визит Жуана Нуньеша в Каликут.

«…Капитан-командор послал его в Каликут, а тот, кто поехал с ним, повел его к двум маврам из Туниса, которые говорили по-кастильски и генуэзски. Они приветствовали его следующими словами:

39
{"b":"252792","o":1}