ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Они никуда не торопились, целые годы тянули свою нить. В конце концов, окончательно запутавшись и прожившись, конкистадор соглашался на мизерные условия, очень отдаленно соответствовавшие первоначальному соглашению с короной, тем лишениям, которые он перенес, и тем выгодам, которые принесла его деятельность королю. Обычно король выжимал из конкистадора все богатства, добытые зверствами и разбоем, отбирал всякими правдами и неправдами все обещанные награды и привилегии, а потом бросал ненужного ему больше завоевателя, как выжатую губку.

Всем памятна судьба Колумба, открывшего для Испании Новый Свет, – его отправили из Америки в Испанию в цепях, так и не добился он от короны удовлетворения своих претензий. Бартоломеу Диаш, впервые обогнувший мыс Доброй Надежды и открывший португальцам путь в Индию, должен был отдать лучших кормчих своему сопернику Васко да Гаме, который повел португальские корабли по проторенному Диашем пути.

Педро Альвареш Кабрал, открывший Бразилию, был отстранен от всех дел и конец жизни провел в бездействии.

Васко Нуньес де Бальбоа, открывший Тихий океан и проложивший путь в Перу, был казнен по ложному обвинению в измене.

Фернану Магеллану пришлось бежать со своей родины в Испанию, и только там после долгих мытарств получил он возможность осуществить свой гениальный план кругосветного плавания. Сам Эрнандо Кортес, завоевавший Карлу V новую империю и уничтоживший великую ацтекскую культуру, был равнодушно забыт правителями Испании. Кабеса де Вака, впервые пересекший Америку от океана до океана, открывший устье Миссисипи и исследовавший Парагвай, был увезен в Испанию в оковах и сослан в Африку.

Гонсало Хименес де Кесада, тридцать пять лет странствовавший по неисследованным землям Южной Америки, завоевавший сказочно богатое государство Чибча и потопивший в крови его своеобразную цивилизацию, из-за лживых обвинений был с позором выслан из Испании. Все они – крупнейшие исследователи и завоеватели XV–XVI веков.

Еще хуже приходилось спутникам конкистадоров – рядовым испанским и португальским матросам. Их уделом были раны и лишения, а в довершение всего их зачастую обсчитывали и обманывали при дележе добычи их собственные командиры. Так поступили, например, со своими спутниками Кортес и Писарро.

Не такова была судьба Васко да Гамы. Этот человек вырос в среде нарождавшегося тогда служилого дворянства. Во время своих плаваний он всегда настойчиво подчеркивал, что он – «слуга и раб короля».

Но в то же время этот «верный исполнитель королевской воли» прекрасно понимал значение своего открытия и сумел получить за него награду даже от короля Мануэла «Счастливого», который прославился своей неблагодарностью. Мануэл проявлял, даже по тем временам, исключительную неблагодарность к блестящей плеяде моряков и воинов, открывших и завоевавших ему новую империю в трех частях света.

Но Васко да Гама никому не позволял умалять цену своих заслуг и сумел добиться у Мануэла награды.

Уже во время триумфального въезда в Лиссабон он получил титул «дом», чем был приравнен к владетельной знати. Король обещал выделить ему земельные угодья, без которых пышный титул «дом» был пустым звуком.

Еще в 1499 году Мануэл пожаловал во владение Васко да Гаме его родной город Синиш. В королевской грамоте говорилось: «Патентом, выданным в Лиссабоне 24 декабря 1499 года, король в вознаграждение за доблести Васко да Гамы и великие заслуги, оказанные им при открытии Индии, дарует ему, его наследникам и преемникам город Синиш вместе со всеми доходами, привилегиями и сборами, относящимися к нему, а также право осуществлять гражданское и уголовное судопроизводство, но так как город этот принадлежит ордену Сантьягу, формальная передача владения должна быть совершена после того, как орден получит другой город и испросит разрешение на обмен у святейшего отца».

Казалось, Дон Васко мог быть доволен. Он сам просил пожаловать ему его родной город – рыбацкий и моряцкий город Синиш, и король с необычайной быстротой удовлетворил его просьбу.

Но королевский дар, даже подкрепленный торжественной грамотой, не давался в руки. Началась волокита.

Для обмена Синиша на другой город требовалось специальное разрешение папы. В Рим были посланы инструкции, и португальский посол при папском дворе начал обхаживать влиятельных кардиналов. Наконец в 1501 году, после длительной волокиты, интриг и обещаний, папская курия позволила ордену Сантьягу обменять Синиш на другой город. Но сам орден еще тянул дело.

Васко да Гама нервничал и терял терпение; он прекрасно понимал, что орден Сантьягу – большая сила в Португалии. Командором ордена Сантьягу состоял побочный сын короля Жуана II, Дон Жорже, герцог Коимбры, а король Мануэл, двоюродный брат Жуана II, хорошо знал родную историю и прекрасно помнил, как в 1383 году побочный сын короля Фернана, Дон Жуан да Авиш, отстранил законного наследника Фернана и, захватив престол, основал новую Авишскую династию. Поэтому он предпочитал жить в мире с командором Сантьягу. Кроме того, орден обладал огромными средствами, и король не раз одалживал у него деньги. Ссора с орденом означала бы, что сундуки Сантьягу будут закрыты для короля Мануэла.

Дело с передачей Синиша затянулось. Обиженный мореплаватель почтительно, но настойчиво требовал компенсации. Он неоднократно напоминал королю, какую огромную прибыль принесло его первое плавание, не говоря уже о будущих выгодах открытия морского пути в Индию. В самом деле, деньги, вырученные за привезенные из Индии товары, в шестьдесят раз превышали расходы на экспедицию. От «настойчивого раба» королю приходилось откупаться деньгами.

Королевская канцелярия писала: «Лиссабон, 22 февраля 1501 года. Дон Мануэл приказывает Каса да Мина[188] платить Васко да Гаме ежегодно по 1000 крузадо золотом до тех пор, пока его не введут во владение городом Синиш».

Но золото из Африки поступало нерегулярно. Тропические бури мешали работам в рудниках, корабли с золотом задерживались в пути. Кроме того, расходы короля поглощали столько золота, что даже богатые африканские рудники не могли насытить португальскую казну.

И Каса да Мина платила неаккуратно. Васко да Гама сердился и вновь напоминал королю Мануэлу о своих обидах.

Но золота не было, и король просил своего слугу принять в счет недоимок хотя бы хлеб из королевских складов. Васко да Гама согласился, но не скрывал своего недовольства. Король писал: «19 ноября 1501 года, Лиссабон. Король приказывает Гонсало де Секвейра, главному казначею Каса де Сеута, предоставить Дону Васко 15 мойос[189] пшеницы в счет недополученных им денег с Каса да Мина».

Кроме того, специальным указом король подтвердил присвоение Васко да Гаме титула «дом». Но великий мореплаватель был недоволен, потому что дело с Синишем откладывалось в долгий ящик.

Между тем король снова нуждался в услугах Васко да Гамы.

Мануэл прекрасно понял огромное значение для Португалии открытия пути в Индию, хотя он, как и Васко да Гама, не совсем верил известиям о «христианах» в Индии.

Уже через месяц после возвращения Васко да Гамы из Индии Мануэл писал Фернандо и Изабелле Испанским: «Христианские народы, до которых добрались эти путешественники, пока еще не очень крепки в вере и не целиком еще обращены в нее… Но когда они укрепятся в вере, явится возможность разрушить господство мавров в тех местах. Более того, мы надеемся, что с помощью божьей огромная торговля, которая ныне обогащает этих мавров… перейдет к туземцам и к кораблям нашей страны».

Как бы в ознаменование великих чаяний, связанных с открытием Индии, король Мануэл уже 28 августа 1499 года, через полтора месяца после прибытия «Берриу» в Португалию, принимает новый титул. Он именует себя: «Король милостью божьей Португалии и Альгарве как по этой стороне моря, так и за морем, в Африке, Повелитель Гвинеи и завоевания, мореплавания и торговли Эфиопии, Аравии, Персии и Индии».

вернуться

188

Каса да Мина – учреждение, ведавшее золотыми рудниками Сан-Жоржи-да-Мина на Гвинейском побережье Африки.

вернуться

189

Мойос – старая португальская мера сыпучих тел. 1 мойос равен 8,1395 гектолитра.

53
{"b":"252792","o":1}