ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алан отступил от своей роли переводчика и спросил:

— Отличается ли БДГ-сон человека, который знает язык, и человека, даже уже взрослого, который не знает? Работает ли мозг по-другому, если концепции, связанные с данным языком, не появляются?

— Это трудно проверить. Если человек не владеет языком, его нельзя спросить, — ответил я, и все засмеялись. — Именно здесь мы сталкиваемся с ограниченностью современного метода, но другие млекопитающие и грудные младенцы имеют похожую картину.

Его Святейшество продолжал:

— Один из пяти первичных типов жизненной энергии называется всепроникающей энергией. Интересно, может ли сила этой, пронизывающей все тело энергии возрастать во время БДГ-сна и уменьшаться во время ББДГ-сна? Очень возможно, что это может иметь отношение к формированию понятий.

— Всепроникающая энергия не является понятием, известным науке, — заметил я, — но кровоснабжение сердца и спинного мозга, которое повышается во время БДГ-сна, может быть показателем всепроникающая энергии.

Далее Его Святейшество предложил интересный эксперимент:

— Проводили ли вы когда-нибудь исследование ЭЭГ на умирающем человеке, находящемся в состоянии сна? Например, знаете ли вы, как долго длится БДГ-сон у человека, который умирает?

— Один из признаков смерти состоит в том, что ЭЭГ приобретает вид ровной линии и затем исчезает, — сказал я. — Колебаний больше нет, поэтому нельзя отличить БДГ от ББДГ.

— Когда деятельность мозга прекращается, — возразил он, — возникает вопрос: сохраняется ли всепроникающая энергия или нет? Кажется, существуют три критерия смерти: сердцебиение, дыхание и деятельность мозга. Сколько минут продолжает работать мозг после того, как сердцебиение прекратилось?

Мы все ответили, что лишь несколько минут.

— Может ли наступить состояние БДГ в течение этих нескольких минут?

Пит заметил:

— Я не думаю, что подобные наблюдения или тесты когда-либо проводились, это было бы сложно сделать, потому что в такой момент глаза останавливаются или закатываются, зрачки расширяются и деятельность мозга прекращается. Хотя... время между остановкой сердца и наступлением смерти можно увеличить за счет охлаждения тела — людей, которые утонули в очень холодной воде, успешно оживляют через 15-20 минут, даже если ЭЭГ показывает ровную линию, они не дышат и у них нет сердцебиения. Приём наркотиков тоже обеспечивает ровную линию ЭЭГ, хотя пациент жив.

Мы приближались к самому критическому положению, которое можно представить себе в этой теме, но оставшиеся без ответа вопросы были очень интересными. Я добавил:

— Следует напомнить, что измерения ЭЭГ поверхностные и очень грубые, поэтому не будет ошибочным предположение, что человеческий мозг выполняет гораздо больше лингвистической, ассоциативной и семантической работы во время БДГ-сна, чем мы можем считать, основываясь только на данных ЭЭГ. У животных, которые не имеют БДГ-сна, может протекать другой вид познавательной деятельности, и его не видно на ЭЭГ, поскольку эти измерения довольно грубые. Когда кто-либо умирает и ЭЭГ превращается в ровную линию, это не означает, что ничего больше не происходит, происходить может многое.

То же самое можно отнести к предыдущим вопросам о различиях между нормальным человеком, находящимся в четвертой фазе сна, и тем, кто сознательно пребывает в ясном свете сна. Возможно, в настоящее время измерения ЭЭГ не выявят различий, но это смогут сделать более точные методы в будущем.

Намерение и усилие на практике

В этот момент Джейн Гакенбах перевела разговор на тему, непосредственно связанную с ее работой:

— Намерение распознать сновидение и затем контролировать его включает ли в себя последующий отказ от контроля в какой-то момент?

— Я не уверен, что вы откажетесь от контроля, — ответил Его Святейшество. — Ясно, что для того, чтобы овладеть практикой йоги сновидений, вам потребуется определенная степень усилия и намерения, и вам нужно поддерживать это намерение. Чем больше вы будете овладевать практикой, тем меньше усилий вам придется прикладывать, потому что вы хорошо ее освоили.

Однако есть методы в буддийской и небуддийской медитации, во время которых усилие временно приостанавливается. Одним из примеров может служить практика Дзогчен, или Великого Совершенства, она предполагает совершенно особую временную приостановку усилия. Есть и другие методы, общие для буддистов и небуддистов, в которых вы просто спокойно ждете, но это полностью отличается от временной приостановки усилия в буддийской практике Дзогчен.

— Является ли целью усилия достижение состояния «спокойного ожидания»? Или же контроль за сновидениями сам собой неизбежно ведет к спокойствию, а само сновидение остается? — настойчиво продолжала Джейн.

— Практика превращения усилия в покой сама по себе является отдельной практикой.

Мы сейчас говорим о двух различных видах практики. В первой вам необходимо осознать сновидение, а затем контролировать его. Вы делаете это с особой целью — выработать тонкое тело сна, которое может отделяться от грубого тела.

Во второй вы вырабатываете способность переживать ясный свет сна, и для этого контроль не нужен. Эти две практики, действительно, отличаются друг от друга и используются для разных целей. Цель практики применения усилия для осознания сновидения и намеренной трансформации и контроля его содержания заключается в обретении особого тела сна. Это тело сна затем может быть использовано для разных целей. Данная практика аналогична осознаванию промежуточного состояния (бардо) как такового. Главная трудность, ожидающая вас на этом пути, заключается в том, чтобы удержать узнавание промежуточного состояния и не растеряться, когда перед вами начнут появиться разные видения. Это настоящее испытание.

С другой стороны, практики, которые ведут к осознанию ясного света сна, являются подготовкой к осознанию ясного света смерти.

Сон, оргазм и смерть

Джойс Макдугалл добавила интересное профессиональное наблюдение:

— Психоанализ объясняет схожесть сна и оргазма тем, что оба они связаны через воображение с идеей умирания. У людей, страдающих бессонницей, и тех, кто не может испытать оргазм, в ходе анализа часто обнаруживается, что неспособность заснуть или слиться с любимым человеком в эротическом единении вытекает из страха потерять ощущение собственного «Я». Интересно, что во Франции оргазм называют la petite mort (маленькая смерть). В греческой мифологии сон и смерть — братья, Морфей и Танатос. Чтобы погрузиться в сон, вы должны отказаться от своего личного представления о собственном «Я» и раствориться в первобытном слиянии с миром, или с матерью, или чревом. Потеря повседневного «Я» переживается как потеря, а не как обогащение. Это можно применить и к людям, которые не могут испытать оргазм.

Здесь просматривается связь с тем, о чем говорил профессор Тейлор. Готовность потерять чувство собственного «Я», позволяющая нам погрузиться в сон или испытать оргазм, способна избавить нас от страха смерти. Мы могли бы сказать, что сон и оргазм являются сублимированными формами умирания.

Засмеявшись, Его Святейшество сказал, что в Тибете лучшим средством для тех, кто испытывает такие страхи, является принятие духовного сана. Потом более серьезно заметил:

— В литературе тибетского буддизма говорится, что человек может испытать проблеск ясного света во многих случаях, включая чиханье, потерю сознания, умирание, половое сношение и сон. Обычно наше ощущение «Я», или эго, достаточно сильно, и мы, как правило, субъективно смотрим на мир, но в этих конкретных случаях это ощущение «Я» немного ослабевает.

Джойс продолжила:

— Есть ли связь между трудностью отпустить свое «Я» в мире бодрствования и нежеланием или неспособностью отпустить образ грубого тела и позволить прийти образу духовного тела? Насколько нам мешает привычное цепляние за образ грубого тела?

12
{"b":"252796","o":1}