ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Лето второго шанса
Космическая красотка. Принцесса на замену
Синяя кровь
Метро 2035: Ящик Пандоры
Страсть – не оправдание
Элиза в сердце лабиринта
Динозавры и другие пресмыкающиеся
Рождественское благословение (сборник)
Содержание  
A
A

— Читай, мой мальчик! И пусть это сослужит тебе добрую службу! За высшим знанием стоят такие силы, что тебе даже нечего пытаться объять их своим слабым умишком. Они разгрызут и выплюнут твой Аккар, словно тыквенное семечко!

Кандар продолжал читать с угрюмым и решительным видом. Ему попались заклинания, с которыми он уже был отчасти знаком. И в мозгу его начало появляться ужасное подозрение.

Юноша отчаянно продолжал чтение. И вот перед ним известное заклинание о том, как овладеть духом убитого воина — и описание предметов, какими он уже пользовался там, у входа в пещеру. Остальные заклинания он прочел бегло, останавливаясь лишь на заглавиях и не вдаваясь в подробности. Он с маниакальным упорством пытался отыскать те заклинания, за которыми стояли высшие силы разума.

Принц дочитал до конца и со страдальческим видом уставился на изображение кроваво-красного черепа, сжимающего в зубах лилию. Символ завершал текст книги. И это все. И Турдур Всезнающий уже тянул нетерпеливые пальцы к шкатулке и нащупывал что-то под уродливой застежкой своего пояса.

Стоит Кандару выпустить из рук шкатулку — и исчезнет за щита против колдовства Турдура.

Майдер испустил яркую вспышку света, отразившуюся в безумных глазах Турдура. До чего же он напоминал скелет своим обтянутым кожей костлявым лицом и скрюченными клешнями вместо рук!

— Дай мне шкатулку, мальчик!

Кандар инстинктивно отпрянул.

Конечно, он джентльмен и привык держать слово… но все же… все же…

— В этой дешевке под названием «Золотой свиток» нет ничего, что поможет моему дорогому городу! Там все то же, что и в другой книге.

От нетерпения Турдур раздулся, как жаба.

— О нет, мальчик, не то же самое. Я видел копию «Науки волшебства». Заклятия одинаковые, но назначение их — разное. Отдай мне шкатулку!

— Ты дал слово! — резал ухо металлический голос Майдера.

— Я действительно дал слово… — неуверенно начал Кандар. Он вцепился в шкатулку, как утопающий в трясине цепляется за болотную осоку.

— Отдай мне шкатулку!

Не выдержав горящего взора, отшатнувшись от зрелища ужасающих черных губ и желтых зубов, трясущихся костлявых рук, протянутых к нему, Кандар оперся одной рукой на стол, чтобы не упасть. Другой рукой он протянул чародею шкатулку.

— Вот… — начал он.

— Нет! — зазвенел голос в его мозгу. — Не отдавай ему шкатулку!

Кандар решил, что сходит с ума.

Голос, звеневший в его мозгу, обращался именно к нему!

— Клянусь розовыми сосками сладчайшей Ваштилулу Пышногрудой! — вторил ему могучий бас. — Я прямо-таки ощущаю свой меч Коцтивкур, висящий у тебя за спиной! Разруби грязного колдунишку на части, и дело сделано!

— Айе! — пищал Тошо. — Послушай Крака, сделай с Турдуром то же, что и со мной. А его проклятую голову выброси подальше от мерзопакостных плеч!

Крак и Тошо! Здесь, в его голове, и общаются с ним, как друзья!

Он отдернул руку.

Тудрур сразу же отскочил назад с занесенной рукой, испепеляя его взглядом.

— Лучше отдай мне шкатулку, ты, прыщавый князек, не то я превращу тебя в червя, — будешь тогда извиваться здесь до конца времен!

Кандар крепко держал шкатулку.

— Ничего не выйдет, пока это у меня! Да, я дал тебе слово чести, но мне ведь нужно защитить свою жизнь. Вот когда я буду далеко от этого отвратительного места, ты получишь желаемое!

— Уничтожь его! — приказал властный голос Крака.

— Нет, нет, — шелестел голосок осторожного Тошо. — Шкатулка может защитить только от чар Турдура. Но он с легкостью справится с неуклюжим мечом, если нападающий будет неловок…

— С неловким мечом, говоришь? — прогремел Крак. — Да будет тебе известно, что Коцтивкур — самый проворный и удачливый клинок во всех Одиннадцати Королевствах! Клянусь глубоким пупком сладчайшей Ваштилулу Пышногрудой! Ни один меч еще не устоял против моего Коцтивкура!

— Но нашему Кандару нелегко управляться с ним, варвар! — возражал Тошо.

— Он еще подросток, у которого молоко на губах не обсохло! Вот подрастет — и я научу его мастерству!

Кандар, сжимая в руках шкатулку, не сводил глаз с перекошенного ненавистью лица колдуна и сверкающих глазниц Майдера, маячившего у дверей.

— Я думаю, дружище Крак, что при таком более чем интересном стечении обстоятельств мне лучше подойдет вот это, — мысленно проговорил он, бросив мимолетный взгляд на бандитский клинок. — Уж кому, как не тебе, знать, что я неплохо владею им.

Мысленное рычание Крака напоминало вопли гиппопотама, повисшего между небом и землей.

— Я хочу одарить тебя, Наш Кандар: быть тебе магистром меча и шпаги.

Кандар пятился от двери с обнаженным мечом в руке, шкатулку он заткнул за пояс.

— Но вот еще что, — продолжал Крак, преисполненный чувства собственного достоинства. — Не поскользнись я на этом чертовом камне, тебе бы ни за что не проткнуть меня!

На длинной витой лестнице, ведущей к дверям покоев Турдура, показались стражники. Они были одеты в белые туники и белые штаны, собранные на лодыжках. Головы защищали стальные каски, изукрашенные резьбой, с прорезями для носа и пышными плюмажами из перьев красного и зеленого цвета. В правой руке каждый воин держал кривую турецкую саблю, в левой — небольшой круглый щит.

— Сабли наголо! — рявкнул Крак в голове у Кандара. — Рази их! Дави их, как мух!

— Я все-таки не столь крепок, как ты, Крак. Если бы я весил столько, сколько ты…

Но, к сожалению, времени на иронию не оставалось. Клинки скрестились в ярких вспышках света. Сразу двое стражников атаковали Кандара. С тем, что справа, проблем не было; он проткнул коротышке живот в области пупка, где тело не было защищено. Но паренек слева нанес удар первым — наискосок, кривым лезвием.

— Пригнись! — скомандовал невидимый наставник. Кандар послушно нагнулся.

Сабля лишь слегка задела его голову, оставив небольшую ссадину.

— Ага! Видишь! — в ярости завопил Крак. — Там почти не было места, чтобы наклониться. Все, что я должен был сделать, это… вот так… и так… и так…

И три быстрых выпада заставили стражников упасть бездыханными, а того парня, что нападал слева, тупо разглядывать кровь, заливавшую его белую одежду.

— Отлично! — пробасил Крак. — Так держать…

— Приближаются еще стражники! — сообщил Тошо. — Почему бы тебе не предоставить Нашего Кандара самому себе, он явно знает, что делает?

— Клянусь черным сердцем Крагунота! Разве нельзя поделиться профессиональными секретами? — В его голосе звучало столько ярости и возмущения, что это вполне можно было использовать в битве.

— Если бы можно было применить против них заклинания… — Тошо тоже едва сдерживал разочарование.

Кандару, конечно, не удавалось удерживать в голове заклинания во время активных боевых действий, когда его меч звенел, встречаясь с чужими клинками, когда лилась кровь, а люди стонали в предсмертной агонии. Заклинания?.. Он не мог вспомнить ни одного…

— Повторяй за мной, о Кандар, повторяй все слова хорошенько, не задумываясь об их значении, — пропищал голосок Тошо.

— Хорошо, — выдохнул Кандар, спускаясь на первую ступеньку. Если ему предстоит выдержать бой, чтобы покинуть башню из черного дерева, пожалуй, пора двигаться. — Говори.

Крак своим могучим басом перебил начавшего что-то пищать Тошо.

— Сейчас не время для магии! Не заклинание, а меч!

«О, если бы я мог вместо меча и магии использовать сейчас чистый свет науки!» — с бессильной яростью подумал Кандар.

Его меч, уже не серебристый, а отливавший темно-красным, летал, поворачивался, колол и рубил. Кровь струилась по синей тунике и штанам. Ему приходилось быть очень осторожным, чтобы не оступиться на залитом кровью мраморе. Спускаясь по лестнице, он оставлял за собой лежащие тела в белых одеждах.

Наконец Тошо начал произносить слова, которые нужно было повторять.

Слова были непонятные — механические сочетания звуков, совершенно бессмысленные, на первый взгляд, вроде «желудок боли… рассеиватель».

15
{"b":"2528","o":1}