ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кристин, дочь Лавранса
Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем
Няня для олигарха
Сетка. Инструмент для принятия решений
Восхождение Луны
Девушка из кофейни
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Космическая красотка. Принцесса на замену
Манускрипт
Содержание  
A
A

— Аллейн! Тебе удалось вырваться! Хвала Великому Гелиосу!

Вскоре нашлась комната для Аллейна, и хозяйка гостиницы явилась с кувшином горячей воды, а также мазями, притирками и лекарствами для истерзанного путника, Кандар к этому времени завершил все дела. Он купил шесть думарестов, решив, что настала пора освоить этот вид транспорта. Закупив необходимое количество одежды, провизии, вина и прочих припасов в дорогу, принц приступил к непростому делу выбора оружия.

Предстояло выступить следующим утром. Он не советовался ни с Аллейном, ни с Анджеленой, прежде чем приобрести два арбалета с крючьями, веревками и хорошим запасом стрел. Кандар выбрал стрелы с кожаным оперением вместо деревянного. Будучи выпущенными из арбалета, такие стрелы не только гарантировали успешное попадание, но и обладали убийственной силой. Покупка рапир оказалась делом сложным, но, в конце концов, принц приобрел две, а для себя — двойной палаш, прямой, с крестообразной рукоятью. Торговец хотел было выложить перед Кандаром все имеющееся у него оружие и доспехи, но юноша довольствовался тремя бронзовыми шлемами с защитой для шеи и тремя кожаными туниками, частично укрепленными бронзовыми пластинами. В некоторых краях еще не осознали пользы стали для вооружения и довольствовались бронзой, более простой в обработке. С этой точки зрения доспехи были сделаны безупречно.

Итак, они двинулись в путь рано поутру. Аллейн, стреляный воробей, с гордостью демонстрировал свои бинты. Они почти ничего не говорили о погибших товарищах. Смерть была обычным делом. Мертвые пусть покоятся с миром.

— Сдается мне, граница вон за тем ручьем, — заметил Тошо.

Они перебрались через мостик. Ни одного стражника.

— Королевство Тарактея простирает свое могущество на соседние земли. Граф Нарас — его имя происходит от названия провинции Нараскум — вассал короля Тарактакуса, — тоненький голосок Тошо звучал тревожно. — Но граница проходит именно здесь.

— Но что находится в нефритовой шкатулке?

— Магия… — вмешался Крак.

— Кукла, изображающая самого Турдура, с воткнутыми в нее обрезками его ногтей и волосами колдуна. Любые заклинания, которые он применит против владельца куклы, обрушатся на его голову. Симпатическая магия действует, если творящие ее сохраняют веру.

Думаресты цокали копытами по дороге. Горбатый мостик приближался.

— Я оставлю шкатулку на мостике, — решил Кандар. — Если Турдур настолько мудр, как считается, то сможет ее найти.

Решение далось ему нелегко. Он осадил думареста на мосту. Отстегнул от пояса шкатулку. Сейчас на нем были новые зеленые штаны и рубаха, но пояс был тем же самым, древним изделием ферраноза, на котором он когда-то носил пристегнутым свой добрый Скалскелпер. Анджелена с любопытством смотрела по сторонам.

Кандар почувствовал в воздухе непонятное движение. Как будто некие силы столкнулись там. Его охватила дрожь.

Теперь нужно было уносить ноги — так, как будто сам дьявол гнался за ними по пятам. Он открыл шкатулку, чтобы взглянуть на изображение дьявола.

Шкатулка была пуста.

Его прошиб холодный пот. В голове раздался бешеный рев. Принц едва не свалился с думареста.

И это — ничто! — защищало его все время! Хотя, явно не должно было… Он противостоял Турдуру и Майдеру при помощи фальшивки.

Ему стало плохо. Лицо приобрело оттенок зеленого сыра.

— Пусть черные солитеры Крагунота сожрут эту суку! — проревел Крак.

— Она отомстила за прошлое, — пропищал Тошо, и в его голосе послышался неприкрытый страх.

— Кандар! Что это? — голос Анджелены донесся до него как бы издалека, испуганный, дрожащий, хотя и более звучный, чем голоса Крака и Тошо в его мозгу.

Кандар захлопнул шкатулку, как будто прикоснулся к ядовитой змее. Ладонь обожгло. Паника охватила юношу.

В этот момент на мосту возникла исполинская фигура Майдера, светившаяся дьявольским огнем.

Анджелена вскрикнула от ужаса. Аллейн прицелился из арбалета.

— Подождите! — крикнул Кандар. — Стойте!

От Майдера исходило неземное сияние. Сверкание стальной кольчуги, колыхание мантии, голова с рогами — все это порождало смертельный ужас, и ужас этот сейчас завис над мостом.

Трубный глас, режущий ухо, подобно ножу, прозвучал в наступившей тишине:

— Мой мастер ждет, князек. Он сумел укротить свой гнев. Ибо ему известно, что ты сдержишь данное тобою слово до того, как покинешь пределы Королевства Тарактея!

Шкатулка в руках Кандара внезапно вспыхнула изумрудным огнем.

Аллейн и Анджелена с неожиданной смелостью приблизились и обступили Кандара.

— Клянусь честью! — закричал Кандар высоким пронзительным голосом. — Я обещал убить Тошо невеликих талантов и вернуть нефритовую шкатулку Турдуру Всезнающему! Тошо мертв! Вот шкатулка! — И с этими словами он бросил сверкающий предмет на камни.

— Скорее в путь! — почти простонал он своим компаньонам. Принц хлестнул думареста Анджелены и дернул поводья своего. Аллейн пронзительным свистом подал команду, и трое навьюченных поклажей животных помчались вперед, догоняя тех, что несли на себе седоков. Их копыта грохотали по мостику.

Кандар ловко обернулся на скаку.

Нефритовая шкатулка, источая изумрудное сияние, парила в воздухе. Она вращалась, поднимаясь все выше, и ее свет соединялся со светом Майдера.

Кандар содрогнулся. Когда он вновь обернулся, Майдер исчез.

— Вперед! — прорычал Кандар, хотя страх сковывал его члены, и горло сдавило.

— Как долго, Тошо, как долго? — вопрошал он мысленно.

— Я не знаю! — Скромный волшебник был тоже охвачен ужасом. — Именем Пресветлого Майюса! Шкатулка была пуста все время. Жрица из башни хорошо знает дьявольское искусство!

В бешеной скачке бок о бок с обезумевшей Анджеленой и Аллейном, Кандар вспомнил дикую сцену с нагой девушкой возле пещеры Тошо, два мертвых тела, из которых он сумел извлечь дух, и они стали его добрыми друзьями. Вспомнил руки нагой красотки, которые она прятала в копне огненных волос, — он видел все это сейчас как наяву. Да, именно там, в водопаде локонов, она открыла шкатулку, вынула изображение Турдура и спрятала его. А затем нанесла тот страшный удар коленом, оставив его корчиться от боли, ничего не видя вокруг, и умчалась прочь, забрав куклу с собой. Она ловко надула его!

Думаресты почуяли опасность. Они перешли на галоп.

— Да, она была ушлой девицей! — простонал Крак. — Я встретил ее, такую несчастную, и стал ее другом. Она вела себя так, как от нее ожидали. Но ты — о Наш Кандар! — ты оказался в такой опасности, и без защиты! Клянусь Кроксом — я боюсь за тебя!

Весь остаток дня они нещадно гнали думарестов на север. Кандар никому не позволил отдыхать. Он оставлял без внимания протесты Аллейна, а Анджелена, интуитивно чувствуя то же, что ее возлюбленный, поддерживала его во всем. Путники погоняли думарестов, Аллейн свистом подбадривал животных, и им даже некогда было поменять местами верховых животных и тех, кто нес поклажу. Наступил вечер, солнце окрасило вершины гор золотом и медью, а месть Турдура Всезнающего все еще не настигла их.

— Я думаю, что если бы Турдур сразу открыл шкатулку и отправил за нами Майдера, то он уже был бы здесь, — пропищал Тошо.

— Так ты думаешь, нам удалось скрыться? Клянусь утешающими руками сладчайшей Ваштилулу Пышногрудой, хотел бы я надеяться, что ты прав!

Когда последние лучи солнца окрасили небо розовым и зеленым, у них на пути встала деревня, и они смогли замедлить бег думарестов, чтобы осмотреться и расположиться на отдых. Но потом, в течение нескольких дней, они продолжали свою бешеную скачку, и ни Анджелена, ни Аллейн не задавали вопросов, понимая, что их в любую минуту может настичь исполинская фигура Майдера. Во время этой поездки то Тошо, то Крак исчезали из сознания Кандара. Они удалялись куда-то, и ни он, ни духи не знали, куда именно. Кандар очень скоро полюбил новых друзей и всегда беспокоился, когда они пропадали.

Постепенно страх перед местью Турдура Всезнающего отступил. Кандар объяснил товарищам, ехавшим рядом с ним, в чем состояла опасность и сколь зыбка надежда на избавление.

20
{"b":"2528","o":1}