ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— О, во имя Квантоха, — простонал Кандар, испытывая жуткое разочарование оттого, что бессилен что-либо сделать. Он начал пятиться назад.

Свет факелов озарил неяркие краски окружающей местности. Алтун, неловко передвигаясь, сдвинул с места камень. Он покатился, задел еще несколько, и начался обвал.

Все пятеро застыли в немом ужасе.

Вокруг круга из камней началось движение. Черные крылья захлопали, фигуры начали взмывать вверх. Гигантские летучие мыши взлетали при свете факелов.

Один из людей Кандара начал истерически хохотать.

Кандар наотмашь ударил его по лицу.

Выше по склону показались очертания пещеры: может быть, удастся укрыться там. Кандар жестом указал на убежище, и они устремились туда. И вот они уже в пещере — низкой, широкой, темной, пахнущей плесенью.

Принц выглянул наружу.

Его взору предстали жуткие фигуры.

Он проглотил комок в горле. Еще какое-то время твари кружили над склоном.

— Пещера уходит далеко вниз. Может, удастся выйти обратно к джунглям, как через те подземные ходы, что тянутся от берега моря… — шептал ему на ухо Алтун.

Кандар согласно закивал.

— Хорошо, Алтун. Веди нас.

И они по цепочке устремились вниз, во тьму. Путь им освещали странные светящиеся грибы.

Прошло совсем немного времени, прежде чем Кандар убедился, что пещера ведет прямо к углублению в скале, окруженному камнями, а вовсе не вглубь джунглей. Юноша ни с кем не поделился своим открытием. По крайней мере здесь их не обнаружат, а лишний раз пугать людей не было никакого смысла.

Где-то впереди послышался плеск воды. Ручей. Да еще и широкий. Пещера закончилась: впереди свет. Заросли грибов-гнилушек все гуще и гуще. Наконец прямо перед ними открылась арка выхода. Нужно пройти через нее, другого пути нет.

Кандар сжал в руке меч, широкий удобный клинок, купленный в Гримвальде. И так, с обнаженным мечом, он двинулся через арку в скале.

В его сознании родилась и все крепла мысль, что если он попробует применить магию, то рогатый демон Сардан, Лорд Теней, сейчас же узнает об этом и направит к ним всю орду своих приспешников, а тогда уж им никогда не ввернуться отсюда живыми.

Сразу у выхода их взору открылась полуразрушенная каменная кладка. Повсюду лежали упавшие колонны, полуразрушенные пилястры, стропила крыши, изъеденные жуками-древоточцами, осыпавшиеся кирпичи, покрытые слизью и лишайниками, а также куски мрамора. Вся эта картина напоминала последствия взрыва невероятной силы.

Но Кандара охватило ликование.

— Могила! — закричал он. — Затерянная могила Нга-Эрешвигала!

— Похоже на то, — прогнусавил Алтун. — Клянусь Вельяком! Мне страшно.

Остальные сгрудились вокруг.

Прямо над их головами, отделенные лишь слоем камня, причем, неизвестной толщины, восседали жуткие чудовища во главе с Сарданом, творившие свой отвратительный ритуал. Кандару не хотелось бы оказаться лицом к лицу с тем несчастным, чья кровь будет заливать ныне каменную плиту, покрытую следами многолетних, если не многовековых, жертвоприношений. Он прошел вперед, оглядываясь по сторонам.

— Книга! — воскликнул юноша голосом, полным напряжения. — Толстый фолиант из кожи дракона. Он должен быть где-то здесь! Должен!

Будучи твердо уверен, что именно тут обнаружит «Завещание мертвых», он карабкался среди руин рухнувшего храма, увлекая за собой остальных, переворачивая каменные обломки, роясь в кирпичной пыли, отбрасывая куски деревянных стропил, задыхаясь в ядовитых испарениях, выкидывая целые пригоршни жуков.

Раз ему суждено найти книгу, он найдет ее.

Почти в самом центре храма нога юноши наткнулась на пожелтевший череп, и кости рассыпались в пыль: слишком долго они тут пролежали. Вокруг позвонков обмоталась золотая цепь, и ее звенья засверкали, отражая свет грибов-гнилушек. И на конце этой цепи — совершенно нетронутый, хотя и покрытый вековой пылью, — находился прикованный фолиант из драконьей кожи. Сердце Кандара забилось в груди. Кровь зазвенела в ушах. Едва веря своим глазам, он наклонился, оторвал цепь одним безумным рывком, и открыл книгу.

— Благодарю тебя, о Гелиос Великий! — выдохнул он в восторге. Он ощущал присутствие всемогущего Гелиодотуса, и сейчас, обратившись к нему, выстроил защиту от злых чар, как поступал его отец, Пандин, творя благословляющий жест.

С разлохмаченных страниц сыпалась пыль. Да, этот фолиант был древним, вероятно, уже тогда, когда Нга-Эрешвигал завладел им. Драконья кожа была усеяна пятнами, местами разорвалась.

— Он служил владыке зла, — прошептал Кандар. — И, несмотря на это, лежит здесь, мертвый, и кости его рассыпались в прах, в то время как его Мастер со своими слугами там, наверху, творят свои черные тризны.

— Нам угрожает смертельная опасность, — проговорил Алтун. Его широкое лицо покрылось каплями пота, блестевшими при свете гнилушек. — Клянусь Вельяком! Это место — обитель зла!

Собрав всю свою силу мысли, Кандар обратился к черной гулкой пустоте в собственной голове, где обитали двое его компаньонов, Крак и Тошо. Он безуспешно взывал к их помощи. Лишь тишина да стук собственного сердца были ему ответом.

Один из моряков позвал Алтуна хриплым голосом, в котором слышалась жадность.

— Сюда, Алтун! Ты был прав! — Он протянул ладонь, и свет драгоценных камней озарил полумрак. — Смотри!

Высыпавшись из тяжелых дубовых сундуков, королевское богатство блестело среди руин.

Четверо компаньонов Кандара внезапно забыли о своих страхах. Подобно напавшим на Ферраноз полуволкам, все четверо с алчным блеском в глазах бросились на сундуки. И принцу вдруг стало ясно, отчего они вызвались сопровождать его. Должно быть, до них долетели отголоски той самой легенды, о которой упоминала Анджелена, — легенды о драгоценностях.

Что ж, они нашли сокровища. Удастся ли им выжить, чтобы успеть потратить все это на выпивку и шлюх, кто знает. Что касается Кандара, то ему вовсе не улыбалось рисковать жизнью ради таких сомнительных удовольствий. Жизни их сейчас висели на волоске.

Принц сжал свой меч и прижал к груди увесистый том практической магии.

— Хватайте столько побрякушек, сколько сможете. Медлить нельзя. Нам пора уходить! — обратился он к спутникам.

Каждый из четверых тут же погрузился в груды сокровищ; один Кандар был готов уйти немедленно. Остальные, перебирая золото и каменья, хохотали от возбуждения, будучи на грани безумия, позабыв о подстерегающем их ужасе.

— Уходим! — скомандовал Кандар, сердясь и беспокоясь. Еще не хватало попасть в беду из-за такой глупости!

Он подошел к Алтуну и одним рывком поднял его в воздух. Лицо Алтуна ничего не выражало, в глазах — лишь слепой блеск алчности.

— Надо уходить! — резко бросил Кандар. — Ты что, забыл, где мы?

— Сокровища! — пробормотал Алтун, пытаясь вырваться. Кандар встряхнул его.

Другой мужчина схватил кожаный мешочек с изумрудами. Кожа сгнила, а потому прорвалась, и камни высыпались.

— Положи их в другой мешочек, — пропыхтел детина.

— Другой будет таким же гнилым. Для безопасности раздели их с товарищами. Ну же, Алтун, поспеши!

Кандар отпустил Алтуна. Бородатый верзила упал на колени и начал сгребать изумруды за пазуху.

Да, этими людьми овладело безумие. Кандар мог только сопереживать им, сердиться бесполезно. От Тошо ему удалось больше узнать о бедности, чем за все годы жизни в Аккаре. Он по-прежнему прижимал к груди книгу, меч покоился в ножнах, а великий Коцтивкур висел за спиной. Пожалуй, стоит поискать место с лучшим, чем здесь, освещением, чтобы читать.

Принц попытался напоследок образумить компаньонов. Но они не слышали его. Тогда юноша оставил их и прошел вперед, туда, где заросли гнилушек давали больше света. Устроился на куче костей — очевидно, оставшихся от прежних неудачливых охотников за сокровищами, чьим уделом была лишь смерть в безвестности. Чувствуя, как кровь закипает в жилах, а по телу пробегает дрожь, Кандар открыл «Завещание мертвых».

23
{"b":"2528","o":1}