ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Город вновь был охвачен жизнью, шумом, движением. Заработала баллиста у городской стены, полетели камни. С неба начали спускаться корабли полуволков, словно опилки, что сыплются из-под пилы.

Звуки сражений наводнили все улицы и переулки. Но главное… главное…

Повсюду жители Аккара, видя ужасный конец, поджидавший волчьи корабли, хватались за сердце. Они считали, что магия наконец-то пришла на помощь! С удвоенной силой они бросались на полуволков. Звенели мечи в рукопашной, свистели копья, стрелы летели градом, люди теснили волков за стены города. Серые твари падали, и по их телам бежали быстрые ноги в подбитых бронзой сандалиях. Кровь лилась рекой, обагряя древний мрамор Светлого Ферраноза, но сейчас то была кровь полуволков. На ступенях дворца, гордо взирая на мечущихся нелюдей, стоял Пандин Гелиодотус, в руке его сиял верный Певерил. К нему спешили колесничие и лучники.

Все находились в состоянии легкого шока, как будто их сердца, прекратив однажды биться, теперь застучали как ни в чем ни бывало.

С ворчанием поднялся Тоджас, а за ним и Принц Шелдион. Потрясенный открытием, что он, оказывается, вовсе и не ранен, он поспешил к отцу.

И увидел Кандара.

— Как, во имя Лорда Гелиоса…

— Сейчас не время, Шелдион. Как же я рад видеть тебя, брат! А теперь, во имя Дремлющего Ферраноза и светлого Аккара, мы должны сражаться!

И он врывался прямо в ряды свирепо рычащих полуволков. Коцтивкур горел пламенем разрушения. Вражья кровь лилась ручьями. Вращаясь вокруг рукояти, грозный клинок как будто сам рубил головы и руки, калеча серые тела, входя в черные доспехи, как в масло. Так, в безмолвии битвы, поддерживаемый боевым духом Крака Могучего, Кандар спускался по лестнице дворца.

Издавая крики триумфа, Шелдион, Тоджас и другие воины устремились вслед за ним.

Жители Ферраноза, как один, теснили волков.

Захватчики тоже дрались отчаянно. Каждый из волков знал, что должен сражаться или умереть, ибо все их корабли исчезли, и отступать некуда.

На мраморных плитах Императорского Проезда стоял сплошной звон оружия. Стражники-пехотинцы, образовав двойной строй, наступали на отряд полуволков. Внезапно аккариане побросали мечи и бросились врассыпную.

И Кандар увидел копошащуюся массу черных гадюк, обвивавших щиты людей. Он заметил, что целая корзина со змеями материализовалась в воздухе прямо перед ним, обрушившись на Коцтивкур.

— Магия! — закричал он, вытряхивая змей и разрубая их черные тела.

Умирис Легконогая сбегала по ступенькам. Лицо ее выражало крайнюю озабоченность. Люди Ферраноза пятились назад, жалобно стеная. Полуволки уже начали было праздновать триумф и ринулись вперед, поднимая мечи и копья.

— Ты же обещала, что колдовства не будет! — простонал Кандар.

— Да, обещала… — она старалась перекричать шум. — Я дала слово бессмертной и мои хозяева должны…

Вокруг них вспыхнул яркий свет. Прогремел гром. Змеи исчезли. Великие ветры пронеслись по улицам города, сопровождаемые яркими вспышками, которые потрескивали и пульсировали.

По всему городу шли жестокие бои. Разум против разума, сила против силы, казалось, невидимые враги сошлись в смертельной схватке.

Кандар взмахнул мечом Коцтивкуром.

— Вперед же! — крикнул он. — В атаку! Выкинем все остатки ненавистных полуволков из Дремлющего Ферраноза!

И надежда с новой силой вспыхнула в сердцах людей, обнаживших оружие против волчьих орд. Жители Аккара продвигались вдоль Императорского Проезда, расчищая себе путь огнем и мечом, оставляя позади потоки крови.

Теперь Коцтивкур казался Кандару легче рапиры. Бок о бок с ним, оглашая окрестности безжалостным смехом, неслась вдохновляющая Вринда Среброволосая.

— За меня, о Кандар Ферранозский, сражайся за меня!

— Айе! — выдохнул он, разрубая вопящего зверя надвое. — Айе, Умирис Пленительная! За Ферраноз и Аккар — и, конечно, за тебя!

Они гнали полуволков до гавани, где твари кидались прямо в сверкающие воды залива. А лучники, заняв позиции на парапетах, приканчивали плывущих монстров.

И вскоре в Чистом Ферранозе не осталось ни одного полуволка!

— Клянусь мощью Крагунотовой правой руки! — грохотал счастливый бас в голове Кандара. — Клянусь Кроксом! Я доволен!

Кандар был уверен, что на протяжении всех боевых действий гигант направлял его руку, обучая трюкам с мечом Коцтивкуром, и что именно Краку он обязан своим успехом.

А Тошо хитрая лиса тоже радостно взвизгивал от восторга.

— Ты победил всех, да снизойдет на тебя благодать пресветлого Майюса! Ведь с его благословенной помощью мы победили! Мы смиренно благодарим…

— Присоединяюсь, Тошо весьма немалых талантов, — проговорил Кандар со смехом. Он выронил меч. Тело стало странно легким и невосприимчивым к боли от ран, полученных во время сражения. Кровь заливала его с головы до ног.

Квантох, Квармельн и Элтали спешили к нему. В начале Императорского Проезда Пандин Гелиодотус взобрался на личную колесницу Шелдиона, запряженную четверкой молочно-белых скакунов, фыркающих и роющих копытами землю, и кони понеслись. Король Шамрат скорчился на запятках. Принц Шелдион, залитый кровью, как и его младший брат, вместе с верным Тоджасом, присоединились к ним.

— Все позади! — восторженно закричал Шелдион.

— А ты стал мужчиной, — обратился Пандин Гелиодотус к Кандару. Он с любовью смотрел на своего сына-шалопая.

— О, Кандар! Любовь моя! — всхлипнула Элтали.

Она подбежала к принцу и заключила его в объятия, не обращая внимания, что платье перепачкалось кровью. Юноша почувствовал, как сила возвращается к нему. Ощутил гордость за всех этих людей.

На мраморные плиты опустилась легкая тень.

— А ты, Кандар Ферранозский, не забыл ли свою клятву, данную высшим силам?

Вринда Среброволосая смотрела ему в глаза своими зелеными очами, и вид у нее был, скорее, собственнический. Элтали оглянулась и вздрогнула, сильнее прижавшись к Кандару.

— Что… Кто это, мой возлюбленный?

Принц нежно отстранил Элтали, и острая боль воспоминания пронзила его: вот так же он отодвинул от себя Анджелену на заколдованном острове Хистея.

— Я… — ну, как объяснить им все?

— Мое крылатое чудо под солнцем ждет нас, Кандар — мой дорогой!

Кандар содрогнулся от жестокости происходящего. Он выиграл, да, — но одновременно и проиграл, и ему нечем откупиться.

— Слушайте же меня, смертные! — звонким голосом произнесла крылатая вестница бессмертных сил. — Принц Кандар Ферранозский заложил свою душу во имя спасения города. И теперь он ни минуты не останется внутри городских стен!

— Нет! — выдохнула Элтали, и ужас отразился на ее лице.

— Такова цена, которую необходимо заплатить за помощь высших сил. Ведь для получения помощи нужны чистые намерения, и вот доказательство чистоты намерений. Принцу нельзя оставаться в Ферранозе, и нога его не ступит более на землю Ферраноза, пока не минет трижды по семь лет. Кандар не искал для себя выгоды. Теперь он поступает в распоряжение высших сил, которым я служу. Душа должна расплатиться за все. Идем же, Кандар из Ферраноза. Попрощайся со всеми — и в путь!

Как это сделать? Как объяснить все? Да и нужно ли что-то объяснять?

Он поцеловал Элтали, посмотрел в глаза отцу и увидел в них благословение, его секретный благословляющий знак; обнял брата Шелдиона, простился с Квантохом и его братом-близнецом Квармельном. И оглянулся на Дремлющий Ферраноз — город, чья свобода оплачена такой высокой ценой.

— Хорошо, — молвил он смиренно.

Крылатый Торблан уже ждал. Кандар забрался в седло, обхватил роскошное тело Вринды Среброволосой, перекинув великий меч Коцтивкур за спину.

Когда крылатый исполин поднялся в воздух, размеренно взмахивая алыми крыльями, юноша бросил взгляд вниз. Он оставлял всю свою прежнюю жизнь — хотя, Анджелена будет ждать его в далеком замке Аскапард. И столько магических фолиантов еще предстоит разыскать и прочесть! Жизнь обещает множество удовольствий и радостей взамен утрате.

29
{"b":"2528","o":1}