ЛитМир - Электронная Библиотека

Авангард наших пешеходов пришел в 5 часов 30 минут, и вслед за тем разразилась сильнейшая гроза с молнией и страшными раскатами грома – как и следует ожидать в этой атмосфере, до того насыщенной парами, что даже солнца почти не видать из-за вечного сероватого тумана. И в небесах, и повсюду кругом, на леса, на деревни, на реку стремглав летели пламенные стрелы молнии, бороздившей густые, тяжелые, медлительные тучи, которые так давно скоплялись над нашими головами и вот, наконец, разразились дождем. Однако этой бешеной энергии сосредоточенного электричества было недостаточно для того, чтобы очистить атмосферу и дать людям полюбоваться синевой небес и наслаждаться благодетельными лучами солнца. Мы четыре часа кряду были свидетелями этой ужасной суматохи, но мы сами были в безопасности в жилищах баналийцев и о судьбах каравана не беспокоились; наши люди занимали Банданги на другом конце изгиба и каждую минуту стреляли, чтобы дать нам знать, что все благополучно; мы же, более бережливые на средства, отвечали им только звуками рогов.

Такое многочисленное народонаселение, конечно, не может обойтись без обработанных полей; и точно, мы нашли маниок, бананы, кукурузу, сахарный тростник и огороды. Я велел стоять тут лагерем до 15-го, тем более что грозовым ливнем слишком вымочило почву.

В 9 часов вечера я услышал голос Нельсона, который заказывал котлетку и кофе! Я заключил из этого, что арьергард присоединился к нам. Котлетами на сей раз послужили нам лепешки из кассавы, пара печеных бананов, блюдо вареных овощей да чай или кофе. Невозможно было достать ни козы, ни курицы, никакой дичи, четвероногой или пернатой. Мы видели до сих пор двух крокодилов, одного гиппопотама, но ни слона, ни буйвола или антилопы, ни даже кабанов, хотя помет их встречается очень часто.

Иначе и быть не могло при том шуме и гаме, которые производил караван: пионеры кричали, перекликались, топоры стучали, листва шелестела, сучья хрустели, падающие деревья ломались с треском и грохотом, а люди на ходу голосили на все лады, – разговоры, хохот, споры, жалобы и восклицания не прекращались ни на минуту. В густом подлеске шагу нельзя было ступить без борьбы с лианами и всякой растительной путаницей, которую подрезывали ножами, рубили топорами и сечками, так что если бы даже люди шли молча, одного шума, производимого истребительными инструментами, было бы достаточно, чтобы напугать и разогнать зверей. Впрочем, лесная чаща была так густа, что если бы они и были в нескольких шагах от нас, мы не могли бы разглядеть их в непроницаемой массе зелени.

Я воспользовался досугом, чтобы посетить острова поблизости от Банданги. На одном из островов оказались громадные кучи устричных раковин, из них одна имеет 18 м длины, 3 м ширины и 1 м высоты. Можно себе представить, какие здесь пикники задавали себе древние туземцы и сколько же времени прошло с тех пор, как тут вскрыли первую устрицу! На обратном пути я заметил в другом месте слой таких же раковин, уже на целый метр затянутый наносной землей.

Юный Бакуля поведал мне много интересного. Внутри материка к северу живут бабуру, резко отличающиеся от других племен. Вверх по реке, на расстоянии 30 дней ходьбы, обитают карлики высотой в 60 см и с длинными бородами. Бакуля побывал однажды у порогов Панга, где река образует водопады высотой с самые высокие деревья. Племена левого берега называют реку Арувими «Люи», между тем как у бабуру правого берега река известна под именем «Люали», и т. д. и т. д. Бакуля оказался необыкновенно хитрым мальчиком: он чистокровный людоед и с величайшим наслаждением поел бы человеческого мяса. Но он превосходно играл роль и по врожденному гаерству сумел вести себя вполне прилично в новой среде, куда попал совершенно случайно; если бы все туземцы придерживались политики этого мальчика, наше путешествие в этой стране могло бы быть очень легким и приятным. Я полагаю, что они все так же искусны и хитры, как Бакуля, но таких отважных мало.

Из деревни вождя Бамби, племени баналийцев, мы тронулись в путь водой и сухим путем 15-го числа и направились к селениям бунгангетов. Утро туманно и пасмурно, тяжелые облака нависли низко. Я смотрел на темную реку, бесшумно катившую свои воды между двух зеленых стен, служивших ей высокими и неприступными оградами, и думал, что эта местность благоговейно ожидает трубного гласа цивилизации, которая и ее призовет в свою очередь послужить общему делу человечества.

Я сравнивал выжидательный характер этого момента с той глубокой тишиной, которая предшествует рассвету, когда вся природа спит, когда теряешь сознание времени, когда бурные страсти кажутся потухшими, а безмолвие так полно, что кажется, будто слышишь биение собственного сердца, и мысли самые сокровенные как будто слишком громко звучат в душе. Когда на востоке начинает сереть и белеть, заря занимается и в воздухе чуется дыхание невидимой жизни – все тогда проникается светом, все пробуждается, дышит, поет и вся природа выходит из своего оцепенения. Но здесь еще ничто не шевелится: дремучий лес остается недвижим и река все так же беззвучно протекает мимо. Подобно спящей красавице, африканская природа спит с незапамятных времен, но не стареет, она стара, невероятно стара, а все-таки она спящая красавица-дева.

В дебрях Африки - i_023.jpg

Трудно себе представить, какие громадные пространства плодородной земли могла бы эта страна предоставить обработке. Правда, по берегам реки население довольно густое, но земля далеко не везде обработана. Лес немного расчищен в ближайших окрестностях поселков, насажено несколько гектаров маниока; иногда в лесу сделана просека в виде кратера, более или менее обширного, среди которого ютятся дрянные хижины, обитаемые дикарями, – и только.

Плывя на вельботе, я только и мог развлекаться нанесением на бумагу верхнего течения Арувими, направление которого до тех пор не было известно, а наводить об этом справки не было никакой возможности, так как туземцы при нашем приближении спасались бегством наподобие крыс, залезающих в норы.

До каких пор позволительно было отклоняться от намеченного пути? Следуя течению реки, удобно было перевозить больных и слабосильных и облегчать труд здоровых; можно было водой перевозить наши пожитки и съестные припасы, изобилующие по берегам; но вознаградят ли нас все эти выгоды за громадный крюк, обусловленный длинным изгибом реки? Делая многочисленные зигзаги, она отклоняется от 70 до 90 км к северу от нашей настоящей дороги. Это много; но, принимая во внимание количество заболевших людей и всеобщее изнурение, я подумал, что если бы даже река зашла до 2° северной широты, все же несравненно лучше идти ее извивами, чем опять углубляться в лес.

Температура воздуха в туманные утра была около +24°С, а над поверхностью воды +25. Какое счастье дышать чистым воздухом реки после душной и спертой атмосферы наших лагерных стоянок по лесам!

16 июля. Наша флотилия, состоящая из «Аванса», большой пироги и четырех челноков, подобранных в разных местах по пути, приняла 74 человека и 120 вьюков. Теперь половина наших носильщиков избавлена от тяжестей, так как они освободились от таскания составных частей стального вельбота и служат носильщиками только через день, а в остальное время идут с пустыми руками. Мы прошли мимо устья одного большого притока и, пройдя еще два километра, остановились на ночлег.

Температура повысилась до +34,5°, вследствие чего вскоре пошел проливной дождь, по обыкновению предшествуемый громом и молнией. Хотелось бы мне знать, сколько сантиметров воды упало на землю в эти девятнадцать часов непрерывного ливня. Немногие из нас могли уснуть. Наконец 17-го, в час пополудни, наши люди принялись выжимать одеяла и одежду для просушки, и веселое оживление снова вернулось к нам. Туземцы, зная, что мы от них так близко, видно, натерпелись страху; если бы они знали, какими мы обладаем сокровищами, как выгодно они могли бы сбыть своих коз и кур.

15
{"b":"252804","o":1}