ЛитМир - Электронная Библиотека

   Осенью, в день, когда Лукси исполнилось десять месяцев, Арде в первый раз со дня их свадьбы задержался на работе. Он приехал не в семь, а в одиннадцать, и выглядело всё как ни в чем не бывало - купил продукты, принял душ, поел и нырнул в постель спящей супруги. Возможно, она бы и не проснулась, но по некому мановению судьбы в окно ударил сильный поток холодного воздуха и Элравенд тут же подскочила, чуть было не скинув супруга, успевшего уже почти заснуть, на пол:

   - Арде... - Просипела сонная Элра, вставая с кровати и спеша закрыть окно. - Что-то случилось?

   - Да, возникли трудности сегодня... Ты не волнуйся. Давай спать, а то скоро наше с тобой прекрасное детище... она к полуночи любит просыпаться...

   - Да, и заниматься ею сегодня ночью будешь ты, поскольку ты уже пропустил свое вечернее дежурство. - Теперь Элра нырнула в постель и звонко чмокнула Арде в нос. - Договорились??

   - Хорошо, хорошо... Вы бора-то нет... - За последние слова он получил легкий шлепок по боку. Вскоре уже они оба крепко спали.

   "Три дня." С этими словами в голове Элравенд проснулась на следующее утро. Вспомнить свой сон ей не удалось, но она поняла, что во сне были эти слова - "три дня". Она стояла на кухне и месила тесто для пирога, Лукси сидела на стульчике и игралась с маленькой машинкой. Элра глянула на свою маленькую дочку и весь сон из её головы выветрился словно его и не было.

   - Моя красавица, моя доченька. - Элра взяла малышку на руки (она была по-прежнему очень легкой, словно ей не было и пяти месяцев) и стала с ней разговаривать. Разговаривать с ребенком который тебя вроде бы как и понимает, а вроде бы как и нет Элравенд находила очень занимательным. Можно было нести все что угодно, главное говорить это мягко и нежно, улыбаться ребенку. Элравенд очень любила детский смех, а Лукси много смеялась когда они с мамой или папой играли в "ку-ку". "Ку-ку" это наипростейшая игра, которую себе можно вообразить, и именно поэтому, всегда можно придумать новые сложности и препятствия. Лукси каждый раз выбирала новое место для этой замечательной игры. И вот, в этот прекрасный осенний день, когда чудо-мама чуть было не сожгла дом, забыв вынуть из духовки пирог, Лукси спряталась в библиотеке, из-за чего и произошел инцидент.

   Весь дом пропах горелым запахом. Элра включала кондиционеры, вытяжку, когда они с малышкой уходили гулять во дворе дома - открыла все окна и двери, но все же запах оставался повсюду.

   Арде снова задержался. Сегодня не до одиннадцати, лишь до половины десятого, но и этого было достаточно, чтобы Элравенд перестала верить его "ничего страшного, стандартные проблемы".

   - Арде... - Разбудила она мужа посреди ночи, после того как вернулась из соседней комнаты, где спала Лукси. - Арде, ты слышишь меня?

   - Да, да… слышу. В чем дело?

   - Это ты мне скажи, в чем дело.

   Они разговаривали полушепотом, боясь нарушить тишину, воцарившуюся этой ночью.

   - Не понимаю, о чем ты, - буркнул Арде, переворачиваясь на другой бок: для него в комнате вдруг стало холоднее, сон сняло словно рукой, звуки стали острее и он услышал быстрое биение собственного сердца.

   - Я же ведьма, Арде. Я не только колдовать... Что происходит?

   - Да... - Он перевернулся на спину, уставившись в потолок, который заполонили тонкие тени веток и листов высокого дерева, растущего у дороги. - Женился на ведьме, теперь мучайся...

   - Это не мука, просто расскажи мне, что...

   - Пропали книги. Все до единой.

   Элравенд сглотнула и села на кровати. До этих слов ей в голову не могло прийти, что произошло нечто, настолько серьезное. По-настоящему серьезное...

   - Ты не хуже меня знаешь, где они хранились. Это было самое защищенное место в нашем городе, а четыре дня назад, во время проверки, были обнаружены лишь папки и файлы, документы, связанные с книгами, и хранящиеся там же. Но не сами книги. Они словно бы исчезли, растворились, будто их там не было вообще! Последние несколько дней мы перепроверяли всех людей, работавших в том хранилище, и вообще побывавших там со дня последней проверки, а проверка проводится каждые три дня. Обыскали их дома, допросили, и, смею напомнить, половину, а то и больше, из этих сотрудником я знаю лично.

   - Невероятно. - Усмехнулась Элра, и легла рядом с мужем, обняв его, так, словно они этого разговора и не начинали. Потом, пару минут спустя, она спокойным ровным голосом, кардинально отличающимся от того, что был в начале диалога. - Тебе стоило мне сказать...

   - Элра, милая, ты больше не сотрудник, ты - моя жена и мать моей дочери. До твоего появления простые смертные справлялись с этими бедами, и после твоего ухода справятся.

   Элравенд улыбнулась этим словам, Арде кожей почувствовал, как её пересохшие губы растянулись в улыбке.

   - Ты не понимаешь, да? Проклятье связанно со мной. Я думала, что забрав камень, - поблескивавший на шее Элравенд, - проклятие остановится. Душа моей сестры обретет покой и не станет больше тревожить этот город, но теперь...

   - Теперь?

   - Теперь я не знаю что делать.

   - Сейчас надо уснуть. - Арде укрыл одеялом себя и супругу. - Когда появятся реальные трудности, я попрошу тебя о помощи, но пока что наш маленький убойный отдел, во главе которого стоят бывалые вояки, не лишенные интеллекта, справляется с задачей.

   И проблемы начались.

   Через два дня после этого разговора ночью был ураган, разбивший окна в гостиной, на кухне и в детской комнате. Арде босым носился по дому и улице, закрывал ставни, в то время как Элравенд утешала плачущую дочь. Не смотря на старания обоих, к утру малышка, которой было десять месяцев и пара недель, стала сильно кашлять, появились симптомы простуды. К обеду, в районе двух часов дня, у неё поднялась температура, перерастающая в жар. Элра вызвала такси, укутала малютку в максимальное количество теплых вещей и поехала в детскую поликлинику. По дороге она позвонила мужу и сообщила о случившемся. Арде, что странно, спокойно отреагировал на это, и сказал ей нечто вроде "все хорошо, маленькие детки тоже болеют, не волнуйся", и от этого Элравенд стало ещё хуже - эти слова означали лишь одно - в городе происходит нечто такое, на фоне чего даже болезнь любимой дочери казалась Арде чем-то несерьезным.

   На полпути к больнице Элравенд поняла, что так сильно тревожило супруга. Они проехали как минимум четыре места, где на разных этажах, но в основном на первом-третьем, были проломлены стены и все внутри оказалось окрашенным красным цветом, кое-где смешанным с пеплом.

   "Клятые книги" - поняла Элра, вспомнив случай с той блондинкой в дорогом отеле. Здесь были аналогичные ситуации, только в этот раз эти тварюги остались жить и теперь бродили где-то. Вот чем был так обеспокоен Арде.

   Пока Элравенд ехала к больнице, Арде был в двух кварталах от неё, недалеко от входа в старую и недействующую шахту канализации, откуда, по словам пары бомжей и одного школьника, доносились странные, пугающие получеловеческие голоса. Диспетчеры решили махнуть на эти заявления рукой, поскольку все трое свидетелей могли без зазрения совести попросту отнимать время у сотрудников, но Арде решил проверить. Лично.

   По прибытии на место, едва до его ушей донеслись те самые звуки, Арде взял в руки пару своих любимых пистолетов и медленно, стараясь не издавать лишнего шума, двинулся к омерзительной, скверно пахнущей (это при том, что она уже лет тридцать как не работала) дыре.

   - Ох, ну и мерзость... - Пробормотал Арде, одетый отнюдь не по погоде. На нем был лишь черный костюм и белая рубашка, без галстука. Однако, если он брал с собой оружие, то вместо пиджака ему приходилось одевать нечто вроде короткого пальто: удобного и свободного, не сковывающего движения и позволявшего носить на спине оружие и шесть запасных обойм. В какой-то мере, себе в этом не признаваясь, Арде относился к своему мастерству как повара - приготовить блюдо, не заляпав рукава и фартук.

13
{"b":"252805","o":1}