ЛитМир - Электронная Библиотека

 Я шел по длинной пустой улице, достаточно широкой, чтобы по ней проехали четыре весьма громоздких автомобиля. Асфальт ещё остался, и он, кажется, был довольно новый, но ни разметки, ни, тем более, автомобилей здесь не было. Ездить на столь опасном транспорте, каким его считают здесь все и каждый, позволено только частным компаниям, выторговавшим у правительства пару грузовых машин, и так же разрешены междугородные перевозки. В большинстве своём разнообразие транспорта ограничивается поездами, по принципу похожими на монорельсы, только те развивают куда большею скорость и имеют совершенно другие габариты. Я толком не вникал в специфику вопроса, но полагаю, машины запретили сразу после возведения барьера. Воздухоочистительных станций сейчас существует порядка двух десятков, но, я уверен, больше половины из них возвели много позже установления купола. Не запрети власти использование автомобилей, Дория бы не протянула и полвека: автомобили выбрасывали в воздух слишком много выхлопных газов, и страна могла бы попросту задохнуться. Там, где я учился, подобный вид топлива был не в ходу, поскольку запасы сырья, из которого его получали, давно иссяк. В основном, машины работают на электрических аккумуляторах. Незадолго до нашего отъезда, я видел выставку, где представили машину, работающую на водороде, и наглядно продемонстрировали, что можно выжать из такого двигателя. Технологии Дории никогда до такого не дойдут.

 Но я скучал по машинам, хотя в студенчестве их ненавидел. Они всегда шныряли под окнами на таких скоростях, что тряслись стёкла, громко сигналили, сбивали людей, организовывали многокилометровые пробки и бились друг о друга. Проблем от этих автомобилей целый список. Но сейчас, идя там, где должна проходить двойная сплошная, мне стало как-то невыносимо тошно из-за отсутствия этих шныряющих повсюду механических монстров.

 Чья-то рука легла мне на плечо. Я медленно и неторопливо развернулся, даже не пытаясь предположить, кто может так подойти ко мне на улице, и каково же было моё удивление, тогда я увидел Маргариту.

 - Сайлекс, я угадала? – Она сделала неловкий шаг назад. – Я не ожидала увидеть вас здесь. Вы выглядите не очень хорошо, с вами всё в порядке?

 В полном!

 - У меня возникли некоторые трудности, - вместо этого ответил я, - и я думаю, как бы их разрешить. И пожалуйста, не надо со мной на вы.

 - Это я с радостью. – Она продолжала лучезарно улыбаться. – А я вот здесь живу. – Она оглянулась и кивнула на высокий светло-серый дом с крохотными окошками, – решила сходить в магазин и увидела тебя. И мне кажется, как нельзя кстати. Ты выглядишь очень нехорошо. Не хочешь прогуляться?

 Я вообще-то и гулял, и мне было отлично, а теперь меня вынудили участвовать в бессмысленной беседе. Эта секретарша-ассистентка Алистера должно быть очень хочет, что бы ей достался кусочек Келори. Я знаю Алистера, он ещё много лет не подпустит к себе ни одной женщины, он тосковал по Анне, и я могу это понять. Видимо, Мэг тоже поняла, что он ей не доступен, а потому решила подобраться ко мне. Или же ей и правда неймётся и хочется поболтать.

 - Я решил пройтись пешком до дома, я живу на окраине.

 - В частном доме? – Она неумело присвистнула, сложив руки на груди. – Дорогостоящее жильё. Можно я прогуляюсь с тобой? У меня нет друзей в Инсмире, я переехала сюда меньше полутора лет назад, вся в работе, как-то не довелось пока ни с кем познакомиться. Так ты не против?

 Я – против, но спорить и портить кому-то настроение не хочется, тем более, что она потом может наболтать глупостей Алистеру, а ругаться с ним мне хочется меньше всего на свете.

 - Конечно. – Я вяло улыбнулся, и мы медленно побрели дальше по дороге.

 - Так чем ты занимаешься? Что-то грандиозное, раз на лице такая мина.

 Отлично, она абсолютно не следит за своим языком…

 - Чем-то, столь же грандиозным, как и работа Алистера, просто в другой сфере.

 - Ну расскажи, мне очень интересно!

 Ну расскажи, мне очень интересно! – если я уж мысленно начал её передразнивать, то лучше бы сразу послать её подальше, потому что честное слово, я её убью, если мы пробудем рядом ещё хотя бы пять минут.

 Я резко остановился и посмотрел Мэг в глаза. Всегда проще делать это через зрительный контакт, хотя то, что я собирался проделать с ней вообще простой процедурой не назовешь. Менять направление пули, потоков воды, преломлять свет и разворачивать любые другие имеющие хоть какое-то относительное направление тела – это уже очень сложно, но пик моего великолепия – смена направления мысли.

 Когда мы только приехали в Дорию, моими стараниями умер не один смотритель, прежде чем мне, наконец, удалось направить мысли одного из них таким образом, чтобы нас не объявили в розыск и дали нам право на свободное передвижение по стране. Тех четверых смотрителей границ барьера пришлось бы прикончить в любом случае: они видели, как я прорезал в куполе линию, расширил её и впустил нас с братом. Никто не должен знать о том, что такое вообще возможно. Правда, один из тех смотрителей скончался на месте от сердечного приступа. Выглядел он лет на сорок, а на его идентификационной карточке были полные семьдесят. Прелести генома.

 Чтобы поменять направление мыслей, не нужно их читать, достаточно их видеть. До того, как у Алистера родилась такая безумная идея, я и помыслить не мог, что мысли человека можно рассматривать как сложную систему функций, и что, более того, у этих функций есть направление. Голова Мэг проста. Не знаю, как она попала в ассистенты к Алистеру, но сейчас ею чётко руководило неосознанное ею вожделение. Интересный феномен. Она не знает, что хочет меня, и просто волочется за мной. Найти самый плотный из доминирующих сейчас в её голове потоков мыслей и ещё парочку рядом с ними, и я просто чуточку повернул их.

 - Хотя, знаешь, - она сделала шаг назад, - схожу ка я к Тэнн. Она не вышла вчера, мало ли, может что случилось. И живёт она тут неподалёку. – С каждым словом она была всё дальше и дальше от меня. – Пока, Сайлекс!

Глава 10.

 Меня разбудил писк телефона. Пока я спал, он выпал из кармана и закатился под диван, и чтобы ответить на звонок, мне пришлось бы не только встать, но ещё и двигать его. Ну или можно просто проигнорировать этот жуткий звук и подождать, пока трезвонить перестанут. Трезвонить не переставали. Должно быть, это Алистер.

 - Внемлю, братишка!

 - Немедленно приезжай в больницу. – Протараторил он, явно взволнованный, а я ещё не до конца проснулся чтобы вспомнить о том, что случилось накануне. – Как можно быстрее.

 - Да что случилось то? Уже есть результаты анализов?

 - Они не нужны, - по ту сторону слышался гул и топот, - мой прибор в университете не барахлил.

 Эти слова подействовали на меня лучше ледяного душа. Я схватил пиджак, завалившийся за кресло, и тот час вылетел из дома. До этого момента, я готов поклясться, мне было плевать на этого ребёнка и на его мамашу. Но сейчас перед глазами мелькали ужасные изображения, что получил аппарат УЗИ, и мне стало плохо. Плохо настолько, что я влез в забитый людьми вагон электропоезда и мне было абсолютно наплевать, как на меня смотрели люди. Какое мне до них дело? Пусть смотрят, пусть завидуют, какое это вообще имеет значение и почему меня это так пугало раньше? Память о том, что растёт в утробе Алессы – вот что важно, и вот что по-настоящему пугает.

 Мой путь до больницы прошел как в тумане. Может я просто не до конца проснулся, а может боль пульсировала в голове настолько сильно, что я и не заметил, как оказался около палаты Алессы, где меня ждал брат.

 Вид у него был неважный, а у меня, наверное, и того хлеще. Обмолвившись с врачом парой фраз, которые я пропустил мимо ушей, Алистер простоял рядом со мной несколько минут, в то время как я зачем-то уставился на план эвакуации, и потом сказал:

 - Что будем делать?

41
{"b":"252805","o":1}