ЛитМир - Электронная Библиотека

 - Я… - Он посмотрел мне в глаза. – У меня ведь нет выбора, верно? К-7, выслушай меня сейчас, пожалуйста. Я хочу, чтобы ты понял кое-что обо мне и о тех людях, что приложили руку к твоему созданию. – Оилни выждал, убеждаясь, что я его слушаю. – Запуск купола был ошибкой, которую наши праотцы допустили и которую не смогли предотвратить. Стараниями нашей компании в Дории возник геном, а вслед за ним множество страшных вещей. Создание проекта 3-L было отчаянным шагом. Мы пожертвовали жизнями собственных детей, только бы обрести надежду на спасение нас и наших потомков. То, что удалось создать тебя, то, что ты выжил, и то, что ты знаешь, как исцелить страну – это осуществление наших самых смелых надежд. Пытаться оспаривать твои действия и решения, или, тем более, попытаться убить тебя – это значит поставить крест на всём, ради чего работали пять поколений умнейших людей Дории. Я сделаю, как ты просишь, добуду средства для программы, даже если это разорит компанию, мне плевать. И я представлю тебе все нужные документы, какие только смогу найти. Так же, я переговорю со всеми, кто участвовал в проекте триэль, кто изучал создание купола, чтобы они предоставили тебе все сведения. Даю тебе слово.

 - Мне нужно что-нибудь весомее, чем просто слово.

 - Завтра будет официальное заявление.

 Я сощурился.

 - Оно будет сегодня. – Поправил себя Оилни.

Глава 16.

 - Надо же, документы на бумажном носителе? – Усмехнулся Алистер, заглядывая через плечо. – Кто-то сошел сума?

 - Очень смешно. – Зло огрызнулся я: два дня без сна пагубно сказывались на моём чувстве юмора. – Ты лучше на дату посмотри.

 - 11:N2 113? Ничего себе, это же было за  гол возведения купола!

 - Именно что. Я только не могу понять, что это за язык.

 Алистер наклонился ниже, так что я даже чуть отодвинулся, и стал разглядывать символы на старом желтом листе бумаги.

 - Это не язык, это шифр. – Сказал он минуту спустя. – Точнее, это Мендский шифр.

 - Мендский? – Я впервые об этом слышу.

 - Да. Его изобрёл человек, создавший периодическую таблицу элементов.

 - Ты умеешь читать этот шифр?

 - Не слишком хорошо, но да. Странно, что ты не умеешь.

 - У меня в институте были дела важнее изучения странных видов шифрования.

 - Да, девочки, я помню.

 - Так ты сможешь это прочитать?

 - Угу, только можно я сначала душ приму? У меня такое чувство, будто я был заперт в комнате с дюжиной потных строителей.

 - Да, я чувствую запах. Иди.

 Алистер удалился в дальнюю часть лаборатории, где находилась дверь в раздевалку, и через минуту я услышал журчание воды. Откинувшись на спинку стула, я положил руки на шею и стал старательно её разминать. Алесса звонила, но я объяснил ей, что у меня нет ни сил, ни желания выбираться из лаборатории. Здесь есть еда, диван и куча работы, которая не терпит. Конечно, можно было бы сказать, что сотню лет Дория жила с геномом внутри и куполом над головой и может подождать ещё пару деньков, пока я высплюсь, но здесь верх брало любопытство.

 Тенчерс сдержал своё слово, и уже два месяца специалисты, под руководством Джейсона и с моей помощью, вели разработку программы. Потребуются годы, прежде чем удастся искоренить геном, но время терпит. Пара лет ничто в сравнении с ничем, которое поджидало Дорию.

 На самом деле, уже можно ставить галочку в пункте «излечить геном». Осталось самое сложное – купол.

 Только сейчас, вплотную занявшись тем, что мы с Джейсоном называем проектом Пяти врат, я понимаю, что возня с геномом действительно была вознёй: о барьере неизвестно практически ничего, кроме пары его свойств, что он, к примеру, убивает мозг любого живого создания, и что его разработал Андрэа Уоллис. Кто такой этот Уоллис – загадка. Вспоминая видео из архива Джейсона, я понимаю, что он – легендарный гений своего времени, ученый и изобретатель, который превратил компанию В.И.М. в то, чем она является по сей день, но кем именно он был – неизвестно. Что-то подсказывает мне, что если искать сведенья именно о нём, то я найду ответы на многие вопросы.

 Тенчерс и его люди предоставили мне достаточно много информации, но в действительности, она неинформативна вовсе. Создаётся впечатление, будто любые сведения об Уоллисе, проекте Пяти Врат и о том периоде истории Дории целенаправленно и методично уничтожались. Не знаю, с какой целью, но если это было сделано по указке Уоллиса, то причины были веские.

 Алистер вышел из раздевалки, его волосы были мокрые и вода стекала по спине. Он взял стул и подсел ко мне:

 - Ну, показывай. – Я протянул ему лист. – Та-ак.

 Обычно, за таким долгим «так» следует, что он сейчас пару минут подумает, а потом залпом выдаст мне перевод. Так и случилось.

 - Значит, смотри. Точнее, слушай.

 «Поездка в Юнивелл изменила всё. Раньше Андрэа смеялся, слушая новости о том, что там произошло, но теперь он не улыбается вообще. Мне кажется, он напуган. А если он напуган, то нам всем пора лезть в петлю или пить яд – дела плохи. Я не знаю, что его так испугало. Конечно, после всего произошедшего город выглядит очень плохо, слишком много погибших и слишком мало выживших сохранили рассудок, чтобы можно было понять, что произошло на самом деле.

 Не знаю, который раз я напишу это, но Уоллис – гений, но помимо запредельного и непостижимого уровня интеллекта, у него развито тонкое мироощущение, и, сочетаясь с собственным умом, он узнал что-то в Юнивелле, из-за чего мне пришлось на пятнадцать процентов увеличить дозу снотворного, чтобы заставить его уснуть. Он мечется, и, кажется, у него есть новая задумка, о которой, что для него очень нехарактерно, он молчит. Возможно, ответ кроется в этой девочке…»

 - Какой девочке?

 - Не знаю, это конец страницы. – Алистер отложил лист. – Другие есть?

 - Нет. По крайней мере, я пока не нашел. Я всего неделю вожусь с этой кипой, - я махнул рукой на несколько десятков забитых папками и бумагами ящиков, - может, найдётся что-то ещё. А что такое Юнивелл?

 - Ну, раз он оттуда вернулся и там что-то случилось, то, осмелюсь предположить, это какое-то место. Может город, может больница, может ещё что-то. Надо бы разузнать.

 - Надо бы. Этой его тайной задумкой вполне может оказаться проект барьера.

 - Ты всерьез думаешь, что он тайно в одиночку мог создать такую штуку?

 - Кто его знает. Всё, что я успел понять об Андрэа Уоллисе, это то, что он был гением, которому нет равных.

 - А как же ты? – Усмехнулся брат, взмахнув мокрыми волосами, так что брызги долетели и до меня.

 - У меня хорошая память, не более того.

 - Но ты нашел способ лечения генома.

 - Поверь мне, создать геном было куда сложнее.

 Алистер улыбнулся, а мне вдруг стало грустно. Такое бывает. Должно быть, это на мне так сказывается усталость, а так же нежелание работать вообще. Заставлять себя я умею, но при наличии сил и предрасположенности результат выходит куда более качественным. Сейчас, я понимаю, мне надо отвлечься и переключить своё внимание на что-то другое, чтобы вся полученная мною сегодня информация улеглась и усвоилась, иначе голова взорвётся.

 Зазвонил телефон. Надеюсь, это Алесса, потому что если она опять скажет мне, что надо поехать домой и отдохнуть, я не смогу снова отказаться и послушаюсь. Это оказалась не она.

 - Добрый вечер, мистер Келори? – Раздался высокий женский голос. – Меня зовут Тереза Ан-Ткоф, я один из организаторов передачи «Услышь и Изри». Вам удобно сейчас говорить?

 - Ну, - я покосился на Алистера, который явно услышал этот полный жизни голос, - в общем да.

 - Мистер Куо дал мне ваши контактные данные. Вы не могли бы сегодня выступить в девятичасовом выпуске?

 - Я? – Это само вырвалось.

 - Да. Слухи о вашем успехе в области лечения генома распространились очень быстро, и всем дорийцам не терпится узнать подробности от вас.

55
{"b":"252805","o":1}