ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не прикажете ли принести мне вина, миледи? У меня в горле пересохло. — Он, снова перевел взгляд на Мэйрин:

— Сядьте! Нет, не на стул, а на скамеечку!

Мэйрин смерила его яростным взглядом. Что-то в его голосе подсказало, что она зашла достаточно далеко и не стоит больше испытывать терпение рыцаря. Поджав губы, она повиновалась. Ида налила вина в кубок и, подав его рыцарю, тоже села на стул, опустив руку на голову дочери, чтобы успокоить ее.

Жосслен сел на другой стул. Обведя взглядом женщин, он снова заговорил:

— Король Вильгельм подарил мне эти земли в награду за верную службу. Если бы его преданный друг Олдвин Этельсберн остался жив, король никогда бы не отнял у него поместье. Но хотя Эльфлиа находится вдалеке от крупных городов, этот замок стратегически очень важен, миледи. С вершины холмов, окружающих эту долину, на западе виден Уэльс. Валлийцы — своенравный народ; история знает множество примеров того, как они нападали на Англию. Но король хочет сохранить мир. Таким образом, мне поручили построить на этих холмах крепость, чтобы защитить границу. Надеюсь, что, возведя крепость, я смогу сохранить для короля мир в этой области. Полагаю, король не знал о том, что у Олдвина Этельсберна есть дочь. Я служил Вильгельму Нормандскому двадцать лет и могу засвидетельствовать: хотя он и суров, но честен и порядочен и никогда не станет обирать вдов и сирот. Вы, конечно, удивлены моим приездом, но и я не менее удивлен встречей с вами, Мэйрин. Что касается вас, миледи Ида, то король поручил мне заботиться о вас. Ни вы, ни ваша дочь не обязаны покидать Эльфлиа. Это — ваш дом.

— Но, милорд, — тихо проговорила Ида, — разве ваша жена потерпит, чтобы в ее доме оставалась бывшая владелица поместья со своей дочерью? К сожалению, наш замок не так велик.

— У меня нет жены, миледи. Служба и отсутствие земельных владений не дали мне возможности жениться. Я буду рад, если вы продолжите вести хозяйство в этом замке, как делали раньше.

— Я поеду к королю! — взорвалась Мэйрин. — Если он действительно справедлив, то вернет мне мои земли!

— А вы сможете построить крепость для короля? — поддел ее Жосслен.

— Если такова цена, которую я должна заплатить за Эльфлиа, то смогу! Или вы сомневаетесь, милорд? Я люблю Эльфлиа, и, что еще важнее, это поместье — прощальный дар моего отца. Это — мое приданое. Кто захочет взять меня в жены без приданого? По саксонским законам женщина может стать наследницей, если нет мужчины-наследника. Благодаря этому поместью я смогу выйти замуж за влиятельного и достойного человека. А без земли я — ничто! Пусть король даст вам другое поместье. А мое оставьте мне!

— Значит, вы хотите продать себя подороже?

— А вам это не по вкусу, милорд? Как странно! Когда вы сами захотите жениться, то постараетесь подобрать невесту побогаче. Вы не станете смотреть на кротость нрава, на хозяйственность и ум. Нет, вы возьмете самую богатую из девушек, которые согласятся взглянуть на вас, даже если она будет уродлива, как дохлая треска, и так же холодна в постели!

— Мэйрин! — Ида в ужасе уставилась на дочь. Саксонские женщины в общем-то славились своей прямотой, но даже Иде показалось, что на сей раз ее дочь перегнула палку.

— О, мама, не надо меня упрекать! Этот человек хочет меня ограбить. И вдобавок он смеет задирать свой длинный нормандский нос. Эльфлиа принадлежит мне! Я не откажусь от него! Я поеду к королю!

— Нет, — произнес Жосслен де Комбур, — не поедете!

— Что, милорд?! Вы боитесь, что король будет ко мне благосклонен?

— Леди, в этой укромной долине вы не знаете последних новостей, но мне-то известно, что в Англии до сих пор беспорядки. По дорогам бродят банды разбойников. Путешествовать без вооруженной охраны просто невозможно, а в настоящий момент я не могу предоставить вам охрану.

— Я не нуждаюсь в вашей помощи, — фыркнула Мэйрин.

— О нет, нуждаетесь, если хотите добраться до короля целой и невредимой.

— Тогда, милорд, вам следовало бы отпустить меня: ведь если меня убьют по дороге, то у вас не останется соперников в борьбе за мое поместье!

Красивое лицо рыцаря потемнело от гнева, на обветренной бронзовой коже проступили красные пятна.

— В тот день, когда ваш отец приносил присягу королю Вильгельму, Мэйрин, дочь Олдвина, я стоял рядом с моим сеньором. Король пригласил вашего отца со всей семьей на свою коронацию. Коронация состоится в Лондоне на Рождество. Вы, миледи, можете поехать туда и обратиться к королю со своей просьбой. Я не стану вас удерживать. Более того, я лично буду сопровождать вас, чтобы вы не подверглись никакой опасности. Но пока что я обязан позаботиться о строительстве замка. А вы можете продолжать вести хозяйство в поместье так же, как прежде. А теперь, миледи, я проголодался, и мои люди тоже голодны. Давайте заключим перемирие. Ваш зал оказался меньше, чем я предполагал. Найдется ли здесь комната для моих спутников?

Мэйрин была ошеломлена таким легким решением проблемы. На мгновение ей пришло в голову, что здесь кроется какой-то подвох, но, увидев, что Ида нахмурилась, она быстро проговорила:

— Ваши люди могут разместиться в зале, милорд. Вы правы, наш замок невелик, но у нас не так много слуг. А те, что есть, спят на кухне или наверху, в гостиной.

Жосслен кивнул.

— Я хотел бы осмотреть дом, — сказал он.

— Моя мать с удовольствием проводит вас, — поспешно ответила Мэйрин.

— Нет, — возразила Ида, — это сделаешь ты. Я пойду на кухню и прослежу, чтобы повар приготовил достаточно еды. Перенеси мои вещи из господской спальни, Мэйрин, и сложи их в комнате Брэнда. И вели переменить постельное белье.

— Не надо, миледи, — мягко перебил ее Жосслен. — Пока король не объявит свое решение, я не хозяин здесь. С вашего разрешения я буду ночевать в комнате вашего сына. Не хочу выгонять вас из вашей спальни.

Мэйрин эти слова пришлись по душе. Поднявшись, она произнесла:

— Пойдемте, милорд. Я покажу вам второй этаж. А потом — кухни.

Она провела Жосслена вверх по ступеням в гостиную, где в камине горел яркий огонь. Затем они прошли по коридорчику, и Мэйрин указала гостю на две маленькие комнаты, где спала она сама и (прежде) Бранд, а также на господскую спальню, принадлежавшую ее родителям.

— Какая необычная планировка! — заметил Жосслен.

Мэйрин с гордостью улыбнулась.

— Это придумал мои отец. Во времена его отца замок выглядел совсем иначе. Мой отец не был старшим сыном н не рассчитывал на наследство. В юности он много путешествовал. И узнал, что в Византии люди строят дома так, чтобы обеспечить себе возможность уединения от шумной родни, от детей и слуг. И когда Эльфлиа перешел в руки моего отца, он решил изменить планировку в соответствии с тем, чему научился в путешествиях.

— Мне это нравится, — заметил Жосслен де Комбур.

— Не увлекайтесь чересчур, милорд, — насмешливо проговорила Мэйрин. — Вес равно этот дом никогда не будет вашим.

Рыцарь ухмыльнулся и подумал, насколько же эта саксонская девушка непохожа на нормандских придворных дам. Сам он был не нормандцем, а бретонцем. Его отцом был Рауль де Рохан, граф де Комбур. Мать его, Ева, была дочерью зажиточного торговца. Отец Жосслена прожил много лет в браке со знатной женщиной, которая родила ему двух дочерей. Овдовев, он познакомился с Евой и влюбился в нее.

Однако их социальное неравенство было слишком серьезным препятствием для брака. Так что, несмотря на рождение своего первого сына, Рауль де Рохан взял себе более подходящую жену. Та вскоре родила ему наследника, но умерла при родах. И на сей раз граф отказался идти на уступки общественному мнению. Он женился на своей любовнице и переселил ее с Жоссленом в свой замок. Ева вырастила обоих сыновей, но наследником стал младший, Гуетенок.

Граф де Комбур любил обоих своих сыновей, но к Жосслену, пожалуй, питал особую слабость. И все же он понимал, что не может сделать старшего сына своим законным наследником. И, следуя обычаю, он отослал Жосслена в возрасте восьми лет на воспитание в дом другого знатного человека. Желая обеспечить сыну наилучшее будущее, он поместил его при нормандском дворе герцога Вильгельма. Рауль знал, что там Жосслен будет избавлен от обычных насмешек, преследующих незаконнорожденных детей. Ведь герцог Вильгельм сам родился от союза, не освященного церковью.

48
{"b":"25281","o":1}