ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее захлестнуло непереносимое чувство вины. Она изо всех сил боролась со страстной истомой. Открыв глаза, она увидела, что Эрик смотрит на нее с ухмылкой, и в этот момент ей стоило огромных усилий не наброситься на него и не выцарапать ему глаза.

— Да, — проговорил он, — я был прав. Вот что тебе нужно, чтобы разогреться!

Пальцы его снова проникли в ее лоно, и, бормоча ей на ухо какие-то непристойности, Эрик еще долго издевался над ее беспомощным телом. После этого он, против обыкновения, не заснул сразу. Мэйрин пришлось вытерпеть еще две такие же атаки. Когда его наконец сморил сон и он громко захрапел, Мэйрин позволила себе выплакаться. Это были первые слезы, которые она пролила с того дня, как ее похитил этот безумец.

Ей так хотелось оказаться рядом с Жоссленом дома, в Эльфлиа, с малышкой Мод, с Идой и Дагдой. Дагда! О, если бы с ней был Дагда, Эрику никогда бы не удалось так надругаться над ней! А ведь Дагда хотел поехать в Йорк, не желая отпускать ее одну. И Мэйрин сама настояла, чтобы он остался дома! Она сказала, что уже давно не ребенок. Что он — бейлиф Олдфорда и должен оставаться в недостроенной крепости. «Таков твой долг!»— торжественно заявила она. И теперь ей пришлось горько пожалеть об этом. Проплакав целый час, она наконец забылась тяжелым сном.

Утром Эрик Длинный Меч сообщил своей пленнице, что на следующий день они должны предстать перед королем и королевой. Потом он ушел, оставив ее одну, не сказав, ни куда отправился, ни когда вернется. Он, похоже, был уверен, что она не убежит, и не ошибся. Не то чтобы Мэйрин не задумывалась о побеге; просто она резонно решила, что одинокая женщина может оказаться легкой добычей любого из двуногих и четвероногих животных, во множестве водившихся между Эдинбургом и Эльфлиа. У нее не было ни денег, ни коня. Она пришла к выводу, что лучше попытать счастья при шотландском дворе.

Проводив Эрика, она выстирала свою сорочку и повесила сушиться перед камином. Когда та высохла, Мэйрин снова надела ее и уселась счищать пятна грязи со своих темно-синих шерстяных юбок и голубой парчовой туники. Окончив, она критически осмотрела свои наряды. Они были прекрасно сшиты из отменной ткани.

Мэйрин осталась очень довольна, что у нее сохранились изящный пояс из золотого крученого шнура и дорогие серьги с крупными жемчужинами и темно-красными гранатами. Слава Богу, что в день, когда Эрик похитил ее, было Рождество и Мэйрин надела самое лучшее из того небольшого гардероба, что захватила с собой в Йорк.

Решив вымыть голову, она принесла воды из колодца в саду и согрела над огнем. Достав из кошелька футляр с ароматическим шариком, она всыпала в воду немного пахучей гвоздики. Этот шарик искусной испанской работы, наполненный драгоценной гвоздикой, мог послужить еще одним подтверждением ее высокого положения и подтвердить в глазах шотландцев правдивость ее истории. Жосслен подарил ей этот шарик накануне Рождества в честь трехлетней годовщины их свадьбы. Мэйрин не представляла себе, как ему удалось раздобыть такую редкостную и ценную вещицу в разрушенном городе, но этот подарок восхищал ее. Вытерев насухо мокрые волосы, она вдохнула изысканный аромат и улыбнулась. Ей показалось, что еще не все потеряно. Есть еще путь к спасению.

День прошел безо всяких событий. Эрик вернулся вечером, не сказав ни слова о том, куда ходил. Он снова принес ужин. Поев, они легли в постель. Как ни странно, на сей раз Эрик не проявил к ней никакого интереса и почти мгновенно заснул. С тихим вздохом облегчения Мэйрин повернулась на бок и тоже крепко заснула, проспав до рассвета. Утром она почувствовала, что со дня похищения ей впервые удалось выспаться как следует. За завтраком она почти не притронулась к пище от волнения, и это, похоже, позабавило Эрика, набросившегося на еду с волчьим аппетитом.

Мэйрин горячей водой вымыла лицо, шею и руки. Потом тщательно принарядилась, заплела свои роскошные волосы в две косы, уложила на голове и закрепила золотыми шпильками. У нее была с собой золотистая прозрачная вуаль и золотой обруч с жемчужинами. Одевшись, Мэйрин с надеждой подумала, что выглядит как настоящая леди и сможет убедить шотландцев в своей правдивости.

Эрик Длинный Меч остался доволен ее внешним видом.

— Ты — самая красивая женщина на свете, — сказал он. — Я убью любого, кто посмеет глазеть на тебя.

— Спасибо за похвалу, милорд, но, по-моему, не стоит ссориться с этими шотландцами. Ведь мы здесь чужаки. Тебе нечего бояться, я не отойду от тебя ни на шаг. Здесь с тобой никто не может сравниться. Эрик усмехнулся, довольный ее словами.

— Как мне будут завидовать, — с гордостью проговорил он. — Любой мужчина, увидевший тебя, не сможет удержаться от зависти. Но ты принадлежишь мне одному!

— Конечно, милорд, — спокойно ответила Мэйрин. — Для меня не существует никого, кроме тебя.

Эрик сжал ее в объятиях и крепко поцеловал.

— Что за чудная женщина! — воскликнул он. Мэйрин улыбнулась, глядя ему в глаза.

— Ты только начинаешь понимать это, — проговорила она.

Глава 15

Пepвoe укрепление на большой Эдинбургской скале появилось в шестом столетии. Сначала здесь была крепость, но теперь на скале остался только небольшой замок, где жил король, когда находился в Эдинбурге. Сюда Эрик Длинный Меч и привел Мэйрин, которая дрожала от волнения при мысли о том, как близко теперь ее спасение. Еще в Йорке она узнала о том, что овдовевший шотландский король Малькольм Кенн Мор женился на старшей сестре этелинга Эдгара, Маргарет.

Англосаксонский наследник и его семья нашли убежище среди шотландцев. Малькольм безумно влюбился в Маргарет с первого взгляда. Ни одна женщина не пробуждала в нем такую страсть, как эта безмятежная красавица. Он был вдовцом уже несколько лет и наверняка не страдал от недостатка женского внимания. Его первая жена, Ингеборга, была дочерью графа Оркнейского; от этого брака родилось трое сыновей, но выжил только старший — Дункан. Светловолосая Ингеборга была верной помощницей короля в трудные годы борьбы за престол, но когда Малькольм наконец победил, торжество его омрачилось преждевременной смертью жены. Ингеборга была хорошей, доброй женщиной, и король питал к ней искреннюю привязанность.

Но в возрасте тридцати восьми лет Малькольма Кенн Мора настигла первая и единственная любовь. В его жизнь вошла Маргарет из Англии, и король сразу понял, что никогда не будет счастлив, если не возьмет ее в жены. Прекрасной Маргарет с тяжелыми бронзово-медными косами и серо-голубыми глазами уже было за двадцать, и поскольку она до сих пор не нашла себе мужа, то решила, что Господь предназначил ее для монашеского служения. Она собиралась вернуться на родину своей матери, в Венгрию, где провела первые годы жизни, и уйти в монастырь со своей младшей сестрой, Кристиной.

Когда царственный поклонник начал добиваться ее руки с такой страстью, о которой Маргарет разве что слыхала в балладах менестрелей, она сначала испугалась, потом разгневалась, потом заинтересовалась и наконец почувствовала, что польщена таким вниманием. По материнской линии она состояла в родстве с императором Священной Римской империи Генрихом, но отец ее был всего лишь бедным изгнанником. Что с того, что он — законный наследник английского престола? Все равно он оставался изгнанником. Маргарет никогда не баловали излишней опекой, и когда наконец родился Эдгар, к ней и Кристине все утратили интерес. Все делалось только для Эдгара; когда же умер отец, Эдгар стал наследником трона, и о девочках окончательно позабыли.

Но Малькольм Кенн Мор был настойчивым женихом. Он твердо вознамерился жениться на прелестной Маргарет, и ни ее заверения в склонности к монашескому сану, ни нежелание Эдгара идти против воли сестры не остановили короля в его наступлении. Мать Маргарет была проницательной и умной женщиной. Почуяв, откуда ветер дует, она спокойно села и взвесила все варианты. Она нисколько не сомневалась, что ее дочь совершенно не годится для монастыря, хотя в глубокой набожности Маргарет никто бы не смог отказать. Поразмыслив, Агата Венгерская пришла к выводу, что ее дочке необходим муж. И хотя этот тучный здоровяк, добивавшийся ее руки, не очень-то походил на жениха, которого Агата рисовала для Маргарет в своем воображении, назвать его неподходящей партией тоже нельзя.

91
{"b":"25281","o":1}