ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я им этого не позволю. Я лучше умру.

– А как же твои родные? У тебя есть семья и друзья. И они будут тебя ждать…

– Ты же говорила, что нам не сбежать.

– Я не убегу, но ты сможешь! – Агата очень строго посмотрела на неё. – Если ты станешь послушной, незаметной, и пройдёт какое-то время… Послушай меня. Ты ещё слишком молода и много не знаешь, но именно поэтому твоя жизнь должна продолжаться, и, конечно же, не здесь. А дома, в Англии. Я помогу тебе, когда придёт время.

– Почему ты хочешь помочь мне?

– Много лет назад, когда мой дом сожгли, а вместе с ним и мою семью, один англичанин нашёл меня и сжалился… Он забрал меня и вырастил. Он был мне отцом, а за неделю до похищения, умер… Пришёл мой черёд отдать долг.

Элисон сквозь слёзы смотрела на красивую, молодую женщину, с восхищением думая о том, сколько она пережила и сколько сил растратила, но была сильной до сих пор. Громкие крики и топот снизу то и дело прерывали тишину. Агата, тяжело вздыхая, сидела на постели напротив Элисон, наматывая на указательный палец локоны своих длинных волос.

– Ты устала, – произнесла она тихо. – Постарайся заснуть, иначе утром будешь валиться с ног. Не бойся… Тебя не тронут. Я об этом позабочусь.

<center>***</center>

<right><b>Июль, 1822</b></right>

– Эй, пупсик! Почему же мы так редко тебя видим, а? Или твой хозяин слишком ревнив, чтобы отпускать тебя к нам, простым смертным?

За этими словами последовал дружный хохот пяти молодых людей, слишком пьяных и слишком глупых, чтобы продолжать заигрывать с девушкой, которая того не хотела. Элисон проклинала себя за медлительность, а их – за развязное поведение. Она только что закончила уборку в одной из комнат, но чтобы вернуться на третий этаж, ей пришлось пройти через главный зал. Сегодня здесь было слишком много посетителей, желавших, видимо, как можно скорее напиться.

Выдержав не меньше трёх довольно сильных шлепков по ягодицам от троих таких пьяниц, Элисон дошла до главной лестницы, не обращая внимания на пошлые замечания в её адрес. Пропустив вниз двух готовых к этой ночи работниц, девушка выбежала в коридор и, дойдя до нужной комнаты, открыла дверь и вошла внутрь.

– Ты что тут делаешь? – беспокойно спросила её Агата. – Живо уходи! Он сейчас вернётся.

Она стояла у широкой постели со смятыми простынями, закутанная в одно лишь тонкое покрывало.

– Опять?! – Элисон сжала кулаки, разглядывая лежавшие в беспорядке локоны волос на голове подруги. – Он уже был у тебя сегодня. Да сколько ещё он будет тебя истязать?

– Послушай, лучше уж он, чем другие.

– Ты хоть слышишь, что говоришь? – повысила тон девушка. – Знаешь, я еле терплю, чтобы не нагрубить кому-нибудь из тех хамов внизу. А ты так спокойно относишься к незнакомому мужчине, который тебя… Ну, я не просто понимаю.

– И хорошо, что не понимаешь. Надеюсь, тебе никогда и не придётся, – Агата подняла усталые глаза на подругу и чуть заметно улыбнулась. – Джеймс не похож на других. Он не делает мне больно. Прошлым утром он попросил толстяка, чтобы ко мне больше никто не прикасался.

– Можно подумать, он покупает тебя только для себя.

Агата пожала плечами и с тяжёлым вздохом села на постель. Элисон долго стояла перед нею, потирая ладонью неглубокую царапину на левой руке, которую получила прошлой ночью, когда пыталась перелезть через забор на заднем дворе. Но Луи – огромный, светловолосый охранник – как всегда следил за ней, поймал, а затем наказал своим любимым способом – «выбил дурь» из неё ремнём от своих штанов.

– Больше не убегай вот так, – тихо попросила Агата.

– Нет. Больше нет. У меня и так всё болит, даже, когда я просто хожу…

За дверью послышались тяжёлые шаги, затем в комнату вошёл высокий, широкоплечий брюнет. Его горящий взгляд тут же приковал Элисон к месту, и она подумала, что никогда в жизни не видела таких прозрачных, глубоких глаз. Несколько раз она замечала его, распивающего вино с приятелями, но никогда так близко.

Элисон посмотрела на подругу и увидела, что та глядит на него с небывалой покорностью и едва ли не с восхищением.

– Это ещё кто такая? – грубо рявкнул мужчина, указывая на Элисон, и она поёжилась от звука его властного голоса.

– Она сейчас уйдёт…

– Чтоб через секунду тебя здесь не было, соплячка!

Но после такого Элисон и не собиралась отступать. Она разозлилась, действительно разозлилась. Девушка подошла к нему, сопровождаемая испуганным взглядом подруги, и сказала, глядя мужчине в глаза:

– Нет уж! Это вы сейчас уйдёте.

– Чего?!

– Сегодня для вас её услуги недоступны. Она устала, ей нужен отдых, ясно? Если вы хоть пальцем её тронете, я позову охранника и скажу ему, что вы нас избили. Нас обеих. Так что вы сейчас же уберётесь отсюда. И я не потерплю никаких возражений, сэр.

Элисон слышала тяжёлое, частое дыхание Агаты за своей спиной, и её собственное сердце теперь колотилось вовсю. Но недовольное выражение лица незнакомца вдруг сменилось удивлением, и лёгкая улыбка появилась на его пухлых губах. В следующую же секунду он засмеялся, искренне, звонко и громко, чего девушки уж никак не ожидали.

– А ты смелая, соплячка, – сказал он, наконец, просмеявшись, и не прекращая улыбаться. – Какая стойкая защитница! Да, дамы, вы друг друга стоите.

Он вскинул мощную руку, шутливо взлохматил локоны на голове Элисон, и она отступила, злобно посмотрев ему в глаза, отчего он лишь шире заулыбался.

– Я приду завтра, – обратился он к Агате. – Надеюсь, ты будешь лучше себя чувствовать.

Когда он ушёл, Элисон вдруг осознала, с какой осторожностью и, возможно, волнением он произнёс последнюю фразу.

– Спасибо, – сказала Агата, прервав тишину в комнате. – Не думала, что Джеймс так отреагирует на тебя.

– Ах, просто мне он показался таким грубым… Оказывается, ты ему нравишься.

Подруга ничего не ответила, лишь опустила голову, поправляя покрывало на груди.

Той же ночью Элисон спустилась вниз и, оставшись сидеть на лестнице, принялась высматривать Джеймса среди гуляющей толпы. Девицы, работающие здесь, как всегда громко смеялись и заигрывали с подвыпившими, возбуждёнными мужчинами. В такие мгновения Элисон была благодарна за то, что её не заставили заниматься этим развратом. Она подумала об Агате и поморщилась. Может быть, подруга и была права. Если этот Джеймс был добрее и нежнее с нею, что ж, это был один из явных плюсов её положения.

Она заметила его, сидящим за круглым столом, в компании нескольких молодых людей. Держа в правой руке кружку, Джеймс о чём-то разговаривал со своим приятелем, которого Элисон не видела, он сидел спиной к ней. Через пару минут брюнет заметил её и даже помахал рукой, улыбнувшись. И его друг, сидевший напротив, заметил этот жест и обернулся…

Её дыхание участилось, и кровь прилила к щекам, когда она увидела его зелёные глаза, неотрывно следящие за ней. До боли в сердце, до головокружения знакомые ей глаза… Она глядела на этого черноволосого мужчину через весь зал с лестницы и не могла поверить в то, что видит. Как он похож на <i>него</i>, крутилась в её голове одна единственная мысль. Как же он похож!

Не помня себя, не ощущая, что делает, Элисон поднялась из своего укрытия, спустилась в зал и стала медленно проходить между занятых гостями столов.

========== Глава 4 ==========

<center>***</center>

Проходя между столами и сидящими за ними посетителями заведения, Элисон не слышала ничего, не видела ничего, кроме единственной своей цели. Она торопливо пробиралась к крайнему столику и даже не услышала, как Агата, стоя на лестнице, позвала её по имени. Оставалось буквально несколько шагов до заветной цели, когда вдруг Элисон кто-то схватил за правую руку.

– Чего ты здесь забыла? – рявкнул на неё Луи, заговорив по-английски и дёрнув девушку на себя.

От него сильно пахло пряным вином, а пальцы так крепко сжимали тонкое запястье, что Элисон невольно застонала.

5
{"b":"252811","o":1}