ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ты никогда не забудешь то, что произошло с тобой. Но ты должна забыть горечь и идти по жизни легко. Ты как цветок, твой голос, твой взгляд, твоя нежность всем нам нужна. Всем тем, кто порой забывает, что быть счастливым легко.

Молли закончила свою партию, и настала очередь черных заклинаний Долли.

О чем бы ни были волшебные заклинания, Альбина слушала их внимательно и сосредоточенно, порой тихо повторяя их за Долли, будто черная кукла рассказывала ей, отчего произрастают странные желания иметь чужое, как зарождается зависть, и ревность, и жестокость.

Есть маленькая черная точка в теле каждого человека, точка его равновесия, которая подсказывает, куда ему идти и где ждет его счастье. Иногда человек теряет эту точку. Без нее он чувствует себя плохо и неуверенно, не знает, чтó для него верно, чтó правильно и справедливо. Можно отправиться на поиски и найти утерянное, но многие люди предпочитают более легкий путь, например, отнять эту точку у других, украсть ее или повторить. Это на некоторое время успокаивает, но чужое никогда не приносит истинное счастье, и со временем страхи возвращаются, уверенность исчезает, а чужое рушится в руках, превращаясь в пепел от сгоревших надежд. И тогда опять есть возможность собрать силы и отправиться в прошлое на поиски, но человек, вкусивший чужой плод и труды, предпочитает присвоить чужой пример, который нравится ему больше. И таким образом он вступает в замкнутый круг: хочется еще и еще – чужих вещей, чужой славы, чужих достижений.

* * *

Альбина поднялась. Долли и Молли заканчивали плести ей косы, вплетая яркие ленты и нитки, снятые с себя, надевали ей тонкие браслеты и кольца, будто собирая ее в дальнюю дорогу, нашептывали ей секреты этих амулетов:

– Там где будут болеть другие, ты будешь оставаться здоровой.

– Там, где будут падать другие, твои ноги не заметят ямы.

– Там, где будут крутые подъемы, тебя будут нести ангелы на крыльях.

– Удача будет сопровождать тебя во всех твоих делах.

– Ты и есть сама удача. Всем, кто ни встретится тебе на пути, – озари его своей улыбкой, подари надежду.

– Не подведи, исполни свое предназначение. Не забудь наших слов. Подари миру красоту и доброту.

С этими словами молодые женщины обняли Альбину.

Теперь она совсем не походила на жрицу, воспламеняющую страсть, при этом оставаясь не менее прекрасной. В этом лице теперь можно было увидеть и любящую женщину, и добрую мать, и верную подругу. Гордость и надменность, вычурность и горделивость сменились другой красотой, намного более широкой и глубокой, чем просто воспламенять вожделение у каждого встречного.

– Какая же ты красивая! – не могла сдержаться Королева, не отводя взгляд от удивительной красоты Альбины.

Пришла обнять молодую женщину и Хапилена. Альбина заплакала на плечах у той, которой желала самой страшной смерти и принесла много несчастья.

Обнимая Альбину, Хапилене подумалось, что в жизни они смогли бы стать хорошими подругами; жаль, что судьба порой разлучает людей, расставляя их по разные стороны.

Альбина еще раз горячо поблагодарила Королеву и Хапилену, вытерла последние слезы и улыбнулась. Отныне ее улыбка должна стать лекарством для многих людей, намного более нужным, чем таблетки или уколы. И не раз люди будут говорить ей об этом: «Спасибо, что просто улыбаешься, это такая редкость и такой подарок».

Альбина ушла.

Хапилена подошла к Королеве, и две части нежно и с большой теплотой еще раз обняли женщину.

– Здравствуйте, девочки, – сказала женщина.

– Здравствуй, Хапилена.

– Ах, и вы туда же! Это дурацкое прозвище!

Все дружно засмеялись.

– Ну вот и ты пришла за счастьем.

Хапилена долго смотрела в глаза Долли и Молли, вспоминая кукольные глаза черной куклы и удивительные голубые глаза фарфоровой белоснежки. И с теплотой эти образы всплывали у нее в памяти.

Потом ее мысли перекинулись к своей судьбе. И возник вопрос, на который так хотелось найти ответ, ведь кто, как не волшебники, мог знать, почему все так случилось?

Словно прочитав ее мысли, Долли и Молли обступили гостью, положили свои руки той на плечи, глаза их были полны глубины и мудрости.

– Мы не знаем, почему. Но даже без ответа каждый должен продолжать заниматься своим делом, – сказала Молли и взяла из рук Хапилены худенькую куколку с тонкими ручками и ножками и с непропорционально большой головкой.

Ошеломленная Саша боялась пошевельнуться. Ей было страшно от всего увиденного, что творила Королева, а тем более оказаться в ее руках.

Молли, словно почувствовав этот страх, доброжелательно улыбнулась ей и погладила по головке. От ее прикосновения Сашу накрыла волна спокойствия с привкусом сливочного мороженого и теплого ванильного печенья. Молли посадила куколку на плечо и молча направилась туда, где клубком лежали и отдыхали огромные змеи, некогда бывшие красивыми женщинами. Саша вновь испугалась и спряталась в волосах у Молли. Однако змеи не казались злыми или агрессивными; наоборот, заспанные, они лениво поднимали свои бестолковые сонные головы, зевая, обнажали страшные клыки и безучастно смотрели на приближающихся гостей.

Подходя к змеиному клубку, Молли сказала:

– Ты должна знать, Саша, что на свете не существует сказок с плохим концом. Иногда мы видим страшное, но за ужасами кроется обязательно нечто хорошее. И чем больше мы видим это хорошее, тем больше привыкаем к нему и в следующий раз быстрее распознаем его повсюду.

Саша все еще пряталась в волосах: очень уж жутко смотрелись гигантские кобры, да еще после огненного представления.

Долли стала подходить то к одной, то к другой, нежно поглаживая монстров по голове; в ответ их пасти стали расползаться в отвратительные гримасы, судя по всему, в улыбки. Каждой из них Долли надевала на шею золотой обруч, и после этого змеи парами или в одиночку стали уползать в Лес.

Так и Молли сняла с себя один из своих браслетов, в ее руках он превратился в огромный золотой обруч, громадная змея охотно продела в него свою голову, испытующе посмотрела своими сверкающими черными стрелками на Молли, кинула быстрый взгляд на прячущуюся фигурку в волосах и, гибко развернувшись, довольно поползла в чащу Леса, поблескивая чешуей.

– Понимаешь, – сказала приближающаяся Долли, – даже самой черной душе на свете дается еще один шанс. И даже если она не справится, ей все равно будет дан еще один шанс. Потому что не бывает совсем-совсем плохих людей или совсем-совсем безвыходных ситуаций.

– Змеи – это важный и добрый символ: любящие преданные супруги, заботливые родители, серьезные, ответственные и очень миролюбивые по сути существа, – продолжила Молли. – Для этих женщин это будет отличная тренировка всех этих качеств. В нашем лесу им будет хорошо, поверь. Для каждого существа остаться в Волшебном лесу – это всегда новый шанс, новая попытка, новая жизнь. Здесь есть все, чтобы обрести себя, набраться сил и вновь попробовать начать все с начала.

– И самому Лесу нужны охранники и стражники. Не бывает историй с плохим концом, теперь понимаешь? – спросила Королева желаний, вмиг соединившись в одно целое.

И Саша увидела Королеву с другой стороны: что-то родное мелькнуло в ее взгляде, будто от нее исходило какое-то невидимое сияние, придававшее вселенское спокойствие и умиротворение, голос ее стал глубже, лицо стало особенно нежным. Куколка совсем перестала бояться. Чувствовалось, что в руках у Королевы не может произойти ничего плохого.

Королева тихо запела, Саше нравилась эта песня, теплыми молочными реками со вкусом ванили стали разливаться звуки по фарфоровым рукам куколки. Все вокруг стало меркнуть, опускались сумерки, а лицо Королевы, наоборот, все светилось и светилось. Ее песня так убаюкивала Сашу, что ту стало клонить ко сну, глаза сладко смыкались; девочка, укачанная в добрых женских руках, крепко спала своим безмятежным сном.

Это была обычная колыбельная. Королева держала в руках Сашу так, словно это был настоящий ребенок, которого заботливая мама хотела уложить спать. А любовь матери, как известно, творит чудеса, и Саша стала увеличиваться в размерах, все больше и больше превращаясь в настоящую живую девочку.

25
{"b":"252813","o":1}